Новостная лента

Как продавцы яблок спасли банк и другие приключения

12.02.2016

 

Уголовный Станиславов в первой декаде февраля 110 лет назад – глазами газеты Kurjer Stanisławowski и журнала Nowości Ilustrowane.

 

 

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «Жертва зимы, поезд в сугробах и мятежные студенты».

 

 

В ночь на субботу, 8 февраля 1907 года, закончилась неудачей попытка ограбить филиал Австро-Венгерского банка в Станиславове (ныне – Ивано-Франковск), которую затеяли четверо заезжих «медвежатников». Той же ночью трое из них попали в руки полиции, а среди задержанных преступников оказался выходец с т. зв. Польского Королевства (то есть, подданный Российской империи). О поимке международной банды «медвежатников» сообщила не только местная газета Kurjer Stanisławowski, но и краковский журнал Nowości Ilustrowane.

 

 

Филиал Австро-Венгерского банка в Станиславове снимала несколько помещений в каменном доме зажиточного мещанина Адольфа Быка, где в то время содержались также почтовая управа, телеграф, телефонная станция и тогдашний прототип кинотеатра – фотопластикум. Это здание сохранилось до сих пор и расположена на углу современных улиц Бачинского и Сечевых Стрельцов (в то время – улица Смольки).

 

 

На первом этаже этой каменицы, именно под помещениями банка, был расположен кантор обмена валют местного менялы Корнблюха. Поэтому грабители решили одним махом очистить оба заведения, взяв хорошую кассу: только в обменнике Корнблюха было на то время 10.000 крон наличными и 100.000 корон ценными бумагами. Добраться до кубышек с деньгами преступники пытались через подвальное помещение, в котором местный торговец С яблоками.Теллер устроил себе склад. В течение нескольких дней они незаметно прокрадалися к пивной, завешивали там шторы на подвальные окошки, выдалбливали кирпичи из свода специальными инструментами и разбирали пол.

 

За этим занятием их и застали сын торговца Макс Теллер и его прислужник по фамилии Дьяков, которым вдруг вздумалось около 10 часов вечера занести в погребе мешки с яблоками. Только зайдя в подвал, они услышали треск досок и увидели силуэты преступников. Теллер воскликнул: «Воры!», – но немедленно получил от одного из них удар в висок, от которого ему аж выпала из рук свеча.

 

Во внезапной темноте все четверо «медвежатников» спешно выбежали наружу, оставив на месте преступления свое воровское орудие (отмычку, корбове и центрифугове сверло, а также стальной нож для ломки блях, маленький чемоданчик и мешок на деньги) и бросились наутек – двое побежали направо, на улицу Казимирівську, один убегал просто по Липовой, еще один повернул налево на улицу Голуховского (теперь – почти параллельные улицы Мазепы, Шевченко и Черновола, которые расходятся от центра).

 

Инспектор полиции Войтасевич

 

 

«Инспектор полиции Войтасевич выслал агентов и самых способных полицейских для перехвата преступников как в городе, так и в близлежащие деревни и железнодорожные станции», — сообщал Kurjer Stanisławowski.

 

Найвдатнішим искателем оказался агент Раттнер, который наведался в отель «Бель Вю». Узнав, что один из постояльцев только что вернулся в свой покой, агент постучал в дверь и через миг услышал оттуда чей-то тихий голос: «ты, Ясень?». «Да, это я…» – так же шепотом ответил Раттнер и, когда дверь приоткрылась, ворвался в комнату вместе с солдатами, которые его сопровождали.

 

Покопавшись в гостиничном номере полицейские нашли доказательства причастности постояльца до попытки обокрасть банк: двадцать специальных сверл для стали, что были спрятаны в чулке, а также целый комплект отмычек и мелких инструментов для взлома касс в элегантном чемодане. Кроме того, мужчина имел при себе револьвер «Браунинг», заряженный 8 острыми пулями. Задержанным оказался Эдмунд Васьневський, профессиональный «медвежатник» из Королевства (Царства) Польского – русской части Польши.

 

Полицейские, которые задержали «медвежатников», держат их воровские орудия

 

 

От владельца отеля агент Раттнер узнал, что Васьневський просил разбудить его к времени отправления ночного поезда, который в 1.40 отъездил до Львова, и предположил, что тем самым транспортом могут воспользоваться его сообщники. Догадка оказался верным: среди пассажиров нашлись двое мужчин, одежда которых была подозрительно вымазанный накрошенным кирпичом. Обоих подозреваемых задержали и доставили в Станиславов. Ими оказались подручные Васьневського – Ян Литвин и Мечислав Ґоттвальд из Львова.

 

Газета описывает преступников как крепких мужчин, что, впрочем, одевались и вели себя очень элегантно. Сверла, отмычки и другие воровские инструменты, изъятые у преступников, были «фирменными», американского производства, что свидетельствовало о принадлежности задержанных к элите преступного мира. Один из злоумышленников, Мечислав Ґоттвальд, даже запретил станиславівському инженеру Шалю делать его фотографии для краковского журнала Nowości llustrowane, поскольку он, по его словам, состоит в браке с графиней и еще достаточно молодой, поэтому не желает навредить своей репутации и будущей карьере (!).

 

Задержаны «медвежатники» (слева – Литвин, справа – Васьневський)

 

 

Четвертого участника преступной похода, который убежал в направлении городка Богородчаны, той ночи задержать не удалось. Не установили даже его настоящей фамилии – он называл себя то Левандовски, то Косс, то Гросс, а то и Штрассбергер.

 

Способ, который применили четыре профессиональные воры во время своих криминальных гастролей в Станиславове, дал повод полиции заподозрить их причастность к похожему проникновения в банковский дом Йонаса во Львове. Грабителей также подозревали в громких кражах, совершенных в Коломые, Зборове и других городах Галичины.

 

…Пока же станиславівські пинкертоны принимали похвалы и приветствия за оперативно пойманных преступников, о одного их бывшего коллегу распространились неприятные слухи. Как написала местная газета, экс-агента дрогобычской полиции Вербера, который служил также и в Станиславове, заподозрили в сотрудничестве с россиянами.

 

 

«По поводу различных нечистых дел он был ангажирован через российского консула во Львове Пустошкина и отправлен шпионом до одного из центров революционного движения в России», — пересказывал слухи Kurjer Stanisławowski.

 

Правда, в том же сообщении говорится, что инспектор дрогобычской полиции пан Вуйцик опроверг эту информацию, утвердив, что на прошлой неделе получил письмо от агента Вербера, который находится в Тернополе и очень раздражается из-за ерунды, которые распространяют в сообщениях газеты.

 

Тем временем в понедельник, 4 февраля, началась первая того года каденция присяжных в Станиславівському окружном суде. Под председательством председателя суда господина Соханека состоялось рассмотрение трех дел: в деле Филиппа Мельника и Анны Возняк, обвиняемых в убийстве, присяжные приняли виправдяльний приговор, а Марию Адамюк (в браке Стефанюк), обвиненную в убийстве ребенка, приговорили к 14 месяцам строгого заключения с ежемесячным постом. На следующий день окружной суд под председательством заместителя председателя суда Фангора оправдал обвиняемого в убийстве Павла Гриника и приговорил к шести годам заключения с ежеквартальным постом Гавриила Якубова, который совершил поджог.

 

Одно из судебных дел Kurjer Stanisławowski описал подробнее, потому что случай, произошедший еще в ноябре 1906 года в селе Глибівці Богородчанского района, выдался газетчикам экстраординарным. На свадьбе старшей дочери местного хозяина Стефана Михайлова двадцатилетние парни, братья Яков и Михаил Андрусишини во дворе дома забили до смерти Ивана Гоголя, с которым давно имели неприязненные отношения.

 

 

«Затем оба вернулись в дом и пустились в танец, довольны с докінченої дела. Только позже свадебные гости узнали о страшном случае. Обвиняемые поясняли, что были пьяные, начали спор с Гоголем, а затем драку, не имели намерения его убивать, но случайно избили его так сильно, что он умер», — отметил Kurjer Stanisławowski.

 

 

Подсудимые были детьми состоятельного хозяина, поэтому защищали их известные станиславівські адвокаты др. Бораль и др. Зайнфельд. Государственное обвинение поддерживал прокурор Кульчицкий. В итоге, по приговору суда присяжных Иакова Андрусишина отправили в места лишения свободы на четыре года, а его брата Михаила – на два.

 

Однако хлопоты в эти февральские дни имели не только станиславівські полицаи и судьи, но и местные пожарные. В субботу, 2 февраля, загорелись накрыты ґонтою деревянные постройки на подворье Вольфа Маурера на улице Зосина Воля (теперь – Коновальца). В огне дотла сгорели амбар, сарай, конюшня и два жилых дома – от одного остался только обгоревший сруб. Имущество было застраховано на 1 600 крон.

 

Улица Сапєжинська

 

 

А в понедельник, 4 февраля, около 11 часов вечера произошел пожар в магазине одежды Делфина и Корнблюта в каменицы Шуліма Сусмана на центральной улице города Сапєжинській (теперь пешеходная часть улицы Независимости).

 

 

«Пожарная охрана, прибыв на место и вывалив металлические ролеты на окнах, застала горящий на полках готовая одежда и ткани, но вскоре потушила огонь. Предположительно, огонь разгорелся из-за уголек, выпавший из утюга, не загашений окурок сигареты или спички», — высказал предположение Kurjer Stanisławowski.

 

 

Дальше будет…

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика