Новостная лента

Как русские не украли Трезубец

09.04.2016

 

Веку Украинской национальной революции посвящается.

 

 

Как известно, каждая суверенная единица на карте мира должна иметь минимум три признака государственности: флаг, герб и гимн.

 

Украина имеет все три, но с двумя из них случаются некоторые коллизии на уровне общественной акцептации.

 

Поклонники феншуя не устают настаивать на том, что, когда перевернуть официально утвержден сине-желтый флаг вверх тормашками, то наша жизнь резко наладится: исчезнет коррупция, исчезнут олигархи, закончится война, украинский флаг вновь замаячит над Севастополем, прекратятся рейдерские захваты, украинские судьи станут образцом добропорядности, умрет глупая идея строить гідрокаскад на Днестре, уничтожены леса восстановятся на карпатских склонах и т. д.

 

Другую часть общества очень нервирует слово «умерла», присутствует в славени Чубинского. По их мнению, чтобы все упомянутые выше чудеса осуществились, достаточно это слово выбросить из текста гимна. Поэтому большой отряд поэтов-песенников – от Павлычко до Скрипки – уже написали каждый по собственному варианту славеню.

 

К счастью, подобный активизм не коснулся украинского герба. Дизайн Трезубца есть такой гениальный и лаконичный (каждый ребенок может воспроизвести его без проблем), вечно озабоченным лицам вчіпитися не за что.

 

Мало какой другой герб может сравниться с украинским в неповторности – на фоне легиона европейских орликов и левиків, через подобие которых порой невозможно отличить чехов от болгар, а россиян – от албанцев.

 

«Столбы Гедимина» и «Погоня»

 

 

Конкуренцию Тризуба могла бы составить разве литовская историческая эмблема «столбы Гедимина» (Гедимин – один из первых Великих литовских князей), но сами литвины, выбирая себе герб, отдали предпочтение другому символови – «Погони», что изображает в виде всадника другого Великого литовского князя – Витовта.

 

Крымская тамга и гербы Швеции, Швейцарии, Греции и Ирландии

 

 

По своим лаконизмом, с Трезубцем могут сравниться крымская тамга, шведские “Тре крунур», крестообразные гербы Швейцарии и Греции. Ну, еще – с определенной «натяжкой» – ирландская арфа. Очень узкий круг «конкурентов».

 

«В целом мире ни нация, ни государство не имеет подобного герба… Этот герб своим видом насквозь современный, более модерный, чем византийские львы и орлы и т. п., которые уже приелись в геральдике», – писала о Трезубец херсонская газета «Днепр» 18 апреля 1918 года.

 

А тем временем Украина могла и не иметь такого идеального герба.

 

Не все знают, что Тризуба как официальному гербу Украины этого марта исполнилось лишь 99 лет (даже не сто!). А сто лет Тризуба как ПОЛУОФИЦИАЛЬНОМ герба исполнится в этом году в июне. Совсем молодой символ сравнению с украинским флагом и гимном. Но к обстоятельствам утверждения Трезубца гербом Украины вернемся чуть позже.

 

Тем временем северные «братья наши меньшие», украв у нас все, что было связано с киевской великокняжою наследием (включительно с именем «Русь»), имели немного времени для присвоения также и такого замечательного герба. От этого нас спасло только то, что в России те, кто мог такое сделать (сторонники самодержавия), не имели причин отказываться от двуглавого орла, а те, кто имел причины, не имели возможностей, а когда имели – не обнаружили ли то достаточного спритности, то достаточной убежденности..

 

Эта ситуация не является надуманной, как может показаться кому-то.

 

В XIX веке жил в России Алексей Константинович Толстой – популярный тогда писатель украинского происхождения, правнук гетмана Кирилла Разумовского, человек, который заботился судьбой ссыльного Тараса Шевченко. Алексей Толстой имел очень оригинальные – как для тех времен – взгляды на современное и прошлое России: не воспринимал ни созданной Петром I с немецкой помощью бюрократической Российской империи, ни допетровского Московского царства, видя в нем наследника Золотой Орды (прежде всего это касалось времен правления коронованного садиста Ивана Грозного). Поэтому поэт-украинофил искал для России некоего альтернативного исторического идеала и находил его лишь в т. зв. «Киевской Руси». Кумиром В.К.Толстого (и персонажем многих его произведений) был «Владимир Красное Солнышко», которого мы знаем как Владимира Великого (кстати, именно во времена этого князя Трезубец появился на киевских монетах). Вопрос: если бы В.К.Толстой искал нового герба для России, что бы он нашел, кроме Трезубца?

 

Так же, как В.К.Толстой, чувствовали отечественную историю члены русской эмигрантской организации «Национальный союз нового поколения» (НСНП)? С 1936 года это был уже «Народно-трудовой союз» (НТС), после войны – «НТС российских солідаристів».

 

 

Возможно, что так и чувствовали. Ведь слова о «новое поколение» в названии НСНП были не просто слова. В первом уставе НСНП / НТС было требование к членам организации – ими не могли быть люди старше 1895 года рождения. Видимо, создан 1930 года НСНП воспринимал себя как принципиальную альтернативу старому белогвардейскому движению, воплощенном прежде всего в «Русском общевойсковом союзе» (РОВС).

 

 

Автору пока не удалось найти ярких примеров идеологической войны между двух поколений русской политической эмиграции, в которой молодежь отвергала бы базовые ценности старших, но то, что конфликт поколений был жестким, свидетельствуют некоторые филиппики со среды НТС: «Большинство эмигрантских организаций по сути – общества махание руками в воздухе… Приходится кадры организации очищать от скоблінської нечисти [генерал Скоблін, председатель РОВС. – А.К.]… Много времени и энергии уходит на борьбу против врагов эмигрантских, врагов внутренних». Себя НТС называл «революционной организацией нового типа», хоть и антикоммунистической. Сомнительно, что такие дефиниции нравились старым белогвардейцам. Кое-кто называет довоенных НТСівців «русскими фашистами». Предварительная формулировка не противоречит такой характеристике.

 

Партийные значки НТС

 

 

Священным символом для подавляющего большинства русских эмигрантов был двуглавый орел. Видимо, для них диссонансом прозвучало решение Совета НТС от 1936 года – установить эмблемой движения «трезубец, первый символ Русской державы, знак великого князя Владимира Святого, на национальном трьохбарвному фоне». В соответствии со статьей 7 современного устава НТС, «эмблема движения – родовой знак князя Владимира Святого, основателя Российского государства, изображенный в виде золотого тризуба на белом, синем и красном фоне или в черно-белом исполнении, без фона. Еще одна НТСівська характеристика Трезубца: “Символ христианской государственности, равновесия княжеского и демократического начал, голос прошлого, зовет отдать долг нашему будущему”.

 

 

В конце мая 1942 года украинскому писателю, мельниківцю Аркадию Любченкові в Харькове попала в руки брошюра НТС с Трезубцем на первой странице. По словам Любченко, «содержание брошюры призывает к единству все народы бывш[ишньої] России. Одно слово – «единая и неделимая», что начинает подавать свой голос и проявлять акцию очень грубо, провокационно и глупо. Рассчитано на то, чтобы сбивать с толку и местных недоуків и немцев и вообще чужаков».

 

 

Современный исследователь Вахтанг Кипиани пишет: «Имею в коллекции несколько подобных образцов российских попыток «приватизировать» Тризуб, сделать его своим и через него как через пуповину связаться с киево-русской наследия. Была такая интересная эмигрантская антикоммунистическая организация НТС… Они были готовы признать Киев, а не Москву столицей «будущей России», чтобы не разделять «единый народ».

 

Один из современных идеологов НТС, утверждая, что «тремя китами», на которых базировалась организация, были «идеализм, национализм и активизм», довольно путано объясняет второй пункт из этого перечня: «Национально-Трудовой Союз имел в виду «русский национализм», такой славянский национализм. Если грубо говорить, то они не считали белорусов, украинцев за отдельные нации, считали их одной большой нацией. И считали, что они должны реализовывать себя в рамках России. Это был такой «русский национализм»… Именно поэтому НТС сделал своей эмблемой трезубец – будто в пику Украине, у которой это тоже является национальным символом. То есть, не давая им его монополизировать, узурпировать». Одновременно он пытается цитировать какие-то программные документы НТС: «…в отличие от национализма российского, что неизбежно приводит к нездоровому великорусского шовинизма». То есть, не все было так просто.

 

Следовательно, русские (условно говоря) «демократы» таки сделали попытку присвоить Трезубец, но поздно, потому что аж в 1936 году. После четырех лет украинских освободительных соревнований (1917-1921) это было сделать очень трудно, ибо уже все знали, чьим гербом является Трезубец.

 

Но россияне имели возможность сделать это гораздо раньше. Удобный момент для этого сложился ровно сто лет назад – в 1917-м (редкий и недолгий эпизод из истории России, когда в этой стране при власти были настоящие либерал-демократы).

 

Здесь стоит вспомнить обстоятельства, когда Трезубец (задолго до НТС) появился в поле зрения не только историков, но и политиков

 

Мы уже упоминали о июнь 1917-го. Именно тогда образовали первое правительство современной Украины, Генеральный Секретариат, которому нужна была гербовая печать. И по совету (внимание!) директора Киевского городского музея Николая Биляшивского, на этой печати появился княжеский Трезубец, династический знак Владимира Великого. (Вот, кто, оказывается, был отцом гениальной идеи).

 

Но это еще не был официально утвержден герб. Процесс украинского герботворення тогда затянулся.

 

Только 15 ноября состоялось совещание по делу герба. Было отвергнуто самые популярные (традиционные) варианты: архистратига Михаила, казака с мушкетом и галицкого льва. Зато появились новые, подобные американских или французских образцов: золотые звезды на синем фоне по количеству земель Украины (как на флаге США) или золотые буквы «В» или «Во.Н.Г.» на синем поле (подобно французским «R. F.»). Чуть позже председатель Центральной Рады Михаил Грушевский выдвинул еще одну идею герба – золотой плуг в синем поле как символ творческого мирного труда в новой Украине».

 

Плуг на одном из проектов герба

 

 

Тем временем после большевистского переворота в Петрограде возникла пристальное потребность для Центральной Раде брать на себя максимум ответственности и превращать Киев в полноценную столицу, реальный центр власти в Украине. Прежде всего в финансовой сфере – ведь «деньги – нерв войны», как говорили во времена И.Мазепы. А для того, чтобы контролировать денежный оборот на своих просторах, УНР должна иметь свои деньги. Поэтому на рубеже 1917-1918 годов интенсивно продолжался процесс создания первых украинских денег. Соответственно, вопрос герба решался почти самотеком, стихийно, без специальных правительственных решений.

 

6 января 1918 года в обращении появилась первая украинская банкнота (номиналом 100 рублей) – с изображением Трезубца, разработанная художником Георгием Нарбутом. А 27 января Центральная Рада приняла закон о флоте УНР, в котором фигурировал военно-морской флаг с Трезубцем.

 

25 февраля на заседании в Коростене (куда провод УНР отступил под натиском большевиков) Малая Совета постановила: «Гербом Украинской Народной Республики принимается знак Киевского Государства времен Владимира Святого».

 

Гербы УНР авторства Василия Кричевского

 

 

И только 22 марта 1918 года та же Малая Рада окончательно утвердила большой и малый государственные гербы на основе Трезубца – в варианте, разработанном известным художником Василием Кричевским.

 

Как видим, в 1917 году украинские демократы в вопросах национальной символики дали российским великой «форы». Воспользовались с ней российские демократы?

 

Можно сказать, что они имели такую возможность. Ведь, как мы только что видели на примере Украины, денежная реформа порой бывает большим стимулятором для «гербошукання». Временное правительство новорожденной Российской Республики не был исключением в этом правиле. В 1917 году он провел частичную денежную реформу – в дополнение к царских бумажных денег выпустил свои. Новые деньги впоследствии получили народное название «керенок» – по фамилии главы Временного правительства Александра Керенского. Первую купюру пустили в обращение 26 апреля – почти за два месяца до того, когда украинцы впервые использовали Трезубец в официальных документах (еще одну запустили в августе). И в ней присутствуют определенные геральдически-символические новации.

 

Но россияне не воспользовались этой возможностью присвоить себе киевский Трезубец. На новых деньгах остался двуглавый орел. Хотя определенные изменения с ним таки состоялись. Птица-мутант лишился символов монархизма – трех корон над головами. Кроме того, ему «опустили» крылья (возможно, чтобы приблизить к древнего византийского образца?). «Республиканский» орел выглядел довольно забавно на фоне своего импозантного имперского предшественника. Но он надолго пережил своих создателей – Временное правительство. Следующая большевистская власть в течение еще двух лет после его падения выпускала новые и новые номиналы «керенок».

 

Герб Византии (на желтом фоне), двуглавый орел Российской Республики (1917) и герб Российской Империи (на красном фоне)

 

 

Почему российские демократы не пошли дальше и не поставили вместо «общипаної курицы» геральдический знак киевских князей? Не нашлось историка, кто бы подсказал? Или боялись «чрезмерного радикализма», не решились посягнуть на пережитки монархической традиции? Сейчас это уже не имеет значения. Несмотря на более поздние геральдические эксперименты НТС, история окончательно закрепила Трезубец за Украиной, а за Россией – двуглавого орла в его имперской ипостаси.

 

И все же, оказывается, в Петрограде 1917 года (и 1919-го) не обошли стороной попытки во время подготовки к запуску «керенок» поискать для России новых-старых символов. Даже еще более древних за Владимиров Тризуб. Не устранив из своих «кредитных билетов» двуглавого орла, россияне одновременно разместили рядом с ним – древнюю арийскую свастику…

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика