Новостная лента

Как Трамп может спасти ЕС

28.02.2016

 

«Европейский Союз мертв, но он еще этого не знает «, — недавно объявила Марин Ле Пен, лидер французского ультраправого «Национального фронта». Медиа мейнстрима были быстро возразили, но о том, не станет 2017-й последним годом европейского единства в эти дни думало немало людей. Европейские лидеры имеют ощущение, будто ожидают петлю от палача на шею.

 

Во многих уголках Европы растет беспокойство, что популистская волна не отступит. Старый континент раздирают горькие разделы, связанные с евро-кризисом и миграционной кризисом. Евросоюз зажат между ревизионистской Россией и “America First” президента Трампа и деморализованный британским шокирующим голосованием за Брекзіт.

 

Более того, потенциал похоронить послевоенный проект несут грядущие выборы в Голландии, Франции, Германии, Чехии и, вполне вероятно, в Италии. Хотя европейская экономика восстанавливается, но ощущение неуверенности нарастает. В январском опросе британской фирмы YouGov 81% французов, 68% британцев и 60% немцев ожидали серьезного теракта в своих странах.

 

Или же, следовательно, Европейский Союз в 2017 году будет распущен?

 

Правдоподобно, что нет. Так же как высокомерие и самоуверенность не дала увидеть европейским элитам возможность Брекзіту, отчаяние и модный нынче фатализм мешает людям увидеть, как теперь ложится карта. Ставка на крах Европейского Союза может как раз оказаться проигрышной ставке 2017 года.

 

Выглядит на то, что Америка в очередной раз спасет Европу. Часть европейцев поддерживает уход Трампа от традиционных союзников его, другие ненавидят его, но то, что они увидели за первый месяц работы новой администрации, заставило нервничать всех. Трамп пугает европейцев своей готовностью строить стены (Европа на этом фронте его опережает), и не потому, что европейцы в восторге от глобализации (многие из них ее ненавидят). Он встревожил европейцев, потому что он Президент-Хаос. Он как тот персонаж из детской книжки, который вскочил на коня и поскакал одновременно во всех направлениях.

 

Трамп может быть спасителем Евросоюза не только из-за возмущения, которое вызывает у несклонного к риску среднего класса, но и через радикалізуючий эффект его победы на здешние популистские партии. Задолго до американских выборов популисты были в Европе на подъеме. В некоторых странах им благодаря своему смещению к центру удалось привлечь на свою сторону значительное количество голосов. И таким образом они для некоторых стали жизнеспособной альтернативой статус-кво.

 

Но после Трампової победы его братские души в Европе раскидали такой подход и решили снова радикализироваться, подражая выигрышную стратегию его кампании. Они лишились своей тяжким трудом добытого умеренности и вернулись к более гневной тональности и более апокалиптического мировоззрения. С одну ночь Ле Пен вдруг переменилась с сочувственной радикалки на святую войовничку против двух «тоталитаризмов» наших времен — исламизма и глобализма.

 

Поражение на декабрьских выборах Норберта Гофера, президентского кандидата австрийских ультраправых, является, пожалуй, лучшим примером Трампового влияния на европейскую политику. Победа Трампа сделала европейских ультраправых более аґресивними и заносчивыми, в то же время снижая готовность избирателей дать шанс радикальной альтернативе.

 

Так же как осанны Барака Обамы в честь Евросоюза не помогли его сторонникам, анти-євросоюзна риторика Трампа не способствует популистам. Европейские элиты используют этот момент, чтобы выступить на защиту европейской независимости и говорить от имени собственных национальных интересов. Таким образом, революция Трампа обеспечивает пространство для ЕС-благосклонного национализма.

 

До недавнего времени только ультраправые и ультра левые могли, зависимость Евросоюза от США. Теперь уже про-европейцы высказываются за европейскую армию и независимую европейскую внешнюю политику. В прошлом месяце в открытом письме к лидерам 27 членских государств-членов Дональд Туск, президент Европейского совета, признал Трампову Америку угрозой для Европейского Союза — наряду с Россией, Китаем и радикальным исламом.

 

Кроме того, 2017 год отличает от прошлого также и изменение ожиданий общества, что дает Европейскому Союзу хорошие шансы на выживание. Теперь мы не только убеждены, что невероятное может стать реальным (Брекзіт, президент Трамп), теперь мы этого ожидаем. Мы ожидаем, что Герт Вилдерс станет следующим премьер-министром Нидерландов. Мы предполагаем, что Ле Пен будет следующим президентом Франции. И мы даже спекулируем, что срок канцлерування Ангелы Меркель в Германии может закончиться.

 

Все это еще может произойти, но вероятнее всего этого не будет — чтобы избежать худшего. Хотя, не исключено, что как раз это даст европейскому проекту новую крайне необходимую политическую энергию. История учит нас, что во время кризиса выживания является окончательным источником легитимности. Поэтому именно способность Евросоюза в 2017 году выжить, а не проводить реформы, может убедить европейцев, что еще не время на конец единства.

 

Ivan Krastev
How Donald Trump Might Save the E. U.
The New York Times, 20.02.2017
Перевод О.Д.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика