Новостная лента

Как у Борхеса

13.04.2016

 

Даже в такой упрощенной модели бытия как спортивная борьба неоспоримым является постулат о боли. Если ты находишься в ситуации захвата, который вызывает боль, то – кроме того, чтобы сдаться и таким образом получить радостное облегчение – ни в коем случае нельзя перемещаться в направлении, противоположном от источника боли. Ибо то, что кажется бегством, на самом деле іґнорацією реальности, которая может привести только к увечью. Как аркан, который тем больше калечит, чем раньше ты от него утікаєш. Перемещаться, насколько это вообще возможно, необходимо исключительно к той конфигурации, которая боль порождает, которая этим болью подает два сверхважных сигналы: во-первых, что-то не так, во-вторых, что-то надо делать.

 

Собственно этим постулатом боли руководствовался станиславовский епископ УГКЦ Григорий Хомишин (как оказалось впоследствии – блаженный священномученик), сочиняя в 1942-1943 годах свой труд «Два царства». Многостраничная рукопись, – что очень важно – предназначался для обнародования, случайно сохранился после ареста блаженного и через десятилетия, после тщательной проработки вышел в виде книги в Люблине 2016 года. Редактором издания является отец Игорь Пелехатый. Почти сразу появление книги вызвало скандал в греко-католической церкви. По ней говорили как о проявлении личных обид епископа, которые не имеют большего, чем частное, значение. А публикацию – несмотря, что в этом году наша церковь обходит 150-летний юбилей Григория Хомишина – было оценено как очень неуместную и даже враждебную акцию, что может серьезно повредить длительному процессу беатификации митрополита Андрея Шептицкого. Соответственно редактор и автор комментариев, составитель и инициатор издания получил обвинения в том, что является агентом, враждебным церкви. Речь шла даже про трибунал и лишение сана.

 

Действительно, епископ Хомишин много критикует действия и идеи митрополита Андрея. Однако эта критика является чрезвычайно взвешенной и обоснованной, к тому же столь же деликатной, как и принципиальной. В каждом случае она совсем не унижает митрополита и проникнутая болью за осознания того, куда ошибочная (ложная, а не злонамеренная) политика Шептицкого может ввести и унійну церковь и украинское общество, и само понимание Украины в мире. И Григорий Хомишин, который сорок лет возглавлял одну из трех епархий греко-католической церкви, имел все основания для того, чтобы выразить свой взгляд, свое понимание комплекса проблем.

 

Упреков Шептицкому в Хомишина есть несколько. Самый главный из них – это то, что митрополит всегда был перенят одной утопической идеей – возвращением России. Приход России к вселенской церкви был определенной манией, которую Шептицкий трактовал как собственную мировую миссию. Стратегия породила тактику как можно большего осхіднення нашего обряда, вплоть до реформы, что делала его почти византийско-российским. Это казалось путем, который приведет к обращению. Между тем акцент на восточном обряде ведет только к тому, что сам обряд становится важнее, чем католическая сущность веры.

 

Следующим важным замечанием епископа является то, что митрополит слишком интересовался политикой, дипломатией и светскими вещами, чем трудом относительно духовного состояния и развития и верующих и клира. Роль светского отца народа и многогранного деятеля Андрея Шептицкого заслонила то, к чему есть митрополит призван.

 

И так далее, и так далее. Критический анализ распространяется на малые и большие аспекты деятельности и бездеятельности митрополита. Оценивая духовного кризиса, который по его мнению только углубляется, Григорий Хомишин очень точно прогнозирует катастрофу, которая должна произойти. И указывает на те вещи, которыми нужно заниматься, смотря (несмотря) на катастрофу.

 

Теперь, когда мир настолько изменился, трудно определить, что было причиной, а что следствием: кризис церкви вела к духовному кризису общества, тенденции общественного кризиса деморализовали церковь. Но очевидным является то, что в украинских католиков восточного обряда обряда гораздо больше, чем католицизма. Соответственно не то, что для России, но и для соборной Украины экуменистическая миссия униатов становится чем-то утопическим. По крайней мере поспешным – сказал бы Хомишин, которого читать больно, но совсем не страшно, лечебно.

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика