Новостная лента

Каменец: “трубочный Клондайк” и московские ядра

21.01.2016

Археологический сезон в Каменце-Подольском завершился вместе с 2016 годом. Хозяйки уже накривли новогодние столы, а исследователи, не смотря на дату и лютый мороз, все еще длубались в своем раскопе. Итогам сезона, полного – без преувеличения, уникальных находок и сенсационных открытий, посвящено эту публикацию.

 

 

Летом Z уже рассказывал, как камя’нецькі археологи искали легендарную людвисарню – пушечную литейную мастерскую. Поиски начались довольно оптимистично – ведь место, где находилось древнее производство, подробно описанное в исторических документах. Поэтому никто не сомневался в успехе. Однако по состоянию на июль удалось извлечь из-под земли “только” основу древней оборонительной башни. Слово “только” в кавычки взято не случайно. Найти новую оборонительное сооружение даже в перенасыщенном фортификационными сооружениями Каменце-Подольском – это сенсация (никто не знал, осталось от башни хоть что-то). Вместе с баштю нашли множество интересных (даже уникальных) находок.

 

Так начинались поиски легендарной людвисарни

 

 

А впрочем, тогда радость от обретения башни омрачало отсутствие малейшего намека на следы литейного производства. Это было очень странно, ведь все архивные сведения (в частности, экспликации к планам Каменец XVIII века) прямо указывали: людвисарня стопроцентно должна была быть где-то возле найденной археологами башни. Но увы, увы… Тогда исследователи нашли два объяснения такой ситуации. Пессимистическое – следы производства полностью уничтожил время. Оптимистичное – они где-то есть, но вне квадрата раскопа.

 

Последнее предположение оказалось верным. Следы производства нашли чуть ли не в последние дни раскопок участка на улице Францисканской.

 

– По состоянию на середину июля прошлого года участникам экспедиции ситуация на раскопе была ясной, — рассказывает археолог Павел Нечитайло. – Мы открыли три стены башни. Там, где должна была быть четвертая (восточная), оказался перекоп ХХ века. В частности, на уровне каменной кладки в том перекопе мы нашли огромную эмалированную миску, что ярко показала недавнее время земляных работ. Южная стенка башни тоже переходила в хаотичный завал камня. Кроме того, в месте, где стены уничтожил современный перекоп, над нами нависал холм строительного мусора, высотой где-то до 6 метров.

 

 

Стоит отдать должное интуиции заказчика работ – директора ООО “Панорама Форт” Леониду Новицкому, который настоял на продолжении исследований и выделил дополнительные средства и технику. Опасный мусорный холм, способен в любой момент сползти в раскоп, убрали с помощью техники, склоны укрепили. Работы на памятнике продолжил известный кам’янецкий археолог Петр Болтанюк. В конце августа он как раз демобилизовался с фронта. Петр Анатольевич имеет наибольший опыт археологического изучения Каменца.

 

Результат не замедлил сказаться:

– Раскопки приходилось проводить даже в выходные, несмотря на усталость и безумную жару, – рассказывает научный сотрудник экспедиции Вадим Гудыма. – Вы же помните, каким было прошлое лето. Но желание найти легендарную пушечную мастерскую Гловера и пополнить наш город еще одной достопримечательностью – преобладало. Не каждый город Украины мало такие военные объекты. Сроки раскопок подходили к завершению, но было принято решение продолжить исследования дальше и расширить границы раскопа. Почти сразу по тому было, наконец, найдены остатки печи для плавления бронзы и остатки литейных форм, а также – бонусом – капли расплавленной бронзы, шлак и другие следы литейного производства.

 

Людвисарня А.Гловера (1708-1736). Фотография П.А.Болтанюка

 

 

Когда стало понятно, что легендарную людвисарню все же найдено, над раскопом звучали такие радостные крики, что с крыш поднялись голуби чуть ли не по всему Старому Городу, а победные прыжки археологов с лопатами наперерез не уступали энергичностью перед военным танцем зулусов.

 

Здесь стоит заметить, что турки в 1799 году, оставляя навсегда Каменец, забрали с собой всю крепостную артиллерию. Крепкие же укрепления без пушек ничего не стоят.

 

 

В 1706-1737 годах по фортификации Каменца отвечал англичанин Арчибальд Гловер где Ґлейден. Чтобы как-то решить проблему “пушечного голода”, он организовал упомянутую “людвисарню”. Всего в мастерні где Ґлейдена течение 1708-1736 лет изготовили 25 пушек. Одна из них хранится в Варшавском военно-историческом музее Войска Польского. Это шестифунтова пушка длиной около 2,3 метра.

 

От раскопок на Польском Рынке сначала сенсационных находок не ожидали

 

 

Нынешний сезон раскопок для каменецких археологов вообще оказался очень удачным на “литейные” находки. Одновременно с раскопками на Францисканской, 10 историки исследовали площадь Польский Рынок, где нужно было провести охранные раскопки. От начала на какие-то сенсационные находки здесь не ожидали. Максимум какой фундамент “вылезет” в сопровождении обычного городского мусора (хорошо, если XVI-XVII веков)…

 

Время облагораживает даже обычное городское мусора

 

 

Каково же было удивление, когда оказалось, что квадрат раскопа “лег” на… трипольское жилище. В последнем, казалось бы, никакой сенсации нет. К тому же это была не первая трипольская хата на территории Каменца. На Подолье вообще на трипольские артефакты встретить – не редкость. Поэтому найденная трипольская хата – интересно, но не сенсация. Сенсацией стала находка литейной. Но этим вместе – медно-каменного века (энеолита)!

 

Медные орудия и украшения в трипольских археологических слоях встречаются хоть и не массово, и довольно таки часто. Но следов тогдашнего литейного производства в Украине до сих пор не находили.

 

Трипольские ллячки, кости для перемешивания расплава и капли меди

 

 

– Мы нашли тигели-ллячки для выплавки меди, а также несколько десятков медных фрагментов изделий, – рассказывает Дмитрий Черновол, научный сотрудник Института археологии НАНУ. – В частности, медные пластинки и детали украшений из проволоки. Это полностью меняет представление о хозяйстве трипольских племен. Ранее считалось, что трипольцы везли готовые изделия из Балканского региона. Теперь доподлинно известно, что они сами умели работать с металлом.

 

На этом сюрпризы Польского Рынка не закончились. Вскоре археологи раскопали еще и древнюю брусчатку. Ее 1760 года выложили по приказу червоногородского чашника Стефана Маковецкого. Каменное мощение центральной городской площади отныне подтверждено не только документами, но и археологическими находками.

 

Брусчатка 1760-х годов на площади Польский Рынок

 

 

Интересно, что в то время даже в таком большом и развитом городе, как Львов, каменной брусчатки не было (хотя в галицкой столице такая брусчатка появилась еще за князя Льва, но через упадок города во второй половине XVII века ее перестали класть) – известный факт: в 1773 году карета императора Иосифа II застряла в баюрі просто посреди львовского Рынка).

 

Стоит отметить, что во время войны с османами и следующего турецкого владычества Каменец сильно разрушили. Значительная часть зданий еще даже через века после освобождения от турок оставались полуразрушенными. На то время посреди Рынка вместо домов стояли длинные деревянные дома, что выходили крыльцами на площадь. Они появились на планах города первой половины XVIII века, но без объяснений в експлікаціях.

 

Усадьба первой половины XVIII века. на площади Польский Рынок, 1, 2 – производственные площадки ремесленников.

 

 

Сводя эти “длинные дома”, репатрианты в Каменец исходили из практических соображений. В таком доме можно было одновременно устроить жилье, мастерскую и лавку. Они были довольно примитивными, построенными с минимальными затратами средств и труда: каменная основа, положенная без фундамента прямо на грунт, деревянный каркас и глиняные стены.

 

С останками одного из таких домов связана не самая сенсационная и самая неожиданная находка. Сначала археологи откапывали обычное древнее “городской мусор” – обломки керамики, стекла, мелкие монетки. Вместе с типичным материалом конца XVII – первой половины XVIII века лежали фрагменты фаянсовых, напівфаянсових и фарфоровых чашек – пиал. Случались они здесь в большом количестве, хотя такие изделия обычно не являются массовыми находками. Это были турецкие и китайские чашки, турки использовали для потребления кавиі. Большинство – с синим, кобальтовым росписью на белом фоне, есть залитые желтой и коричневой поливой с белой росписью.

 

Турецкие пиалы

 

 

Большинство этих изделий происходила из турецкого города Кютаг’я, но хватало и китайского фарфора эпохи императора Канси.

 

Китайский импорт XVII века. Эпоха императора Канси.

 

 

В Европе мода на кофе распространилась только в XVII веке. Если речь идет о восточную часть континента, то благодаря османской экспансии. Поэтому турки тогда диктовали здесь «кофейную» моду. Если кофе – то только из фарфора или по крайней мере из турецких подделок под нее. Для земель тогдашней Украины такие чашки-пиалы были роскошью, символом благосостояния и статусным предметом.

 

Есть известная легенда о происхождении знаменитой «венского кофе». Ее связывают с «Венской отпором» 1683 года, когда в обозе османской армии австрийцы захватили богатые трофеи, среди которых – немало мешков с кофейной. Как утверждают, затем первую венскую кофейню открыл украинец Юрий Кульчицкий.

 

Но Каменец познакомился с кофе намного раньше по какой-то там Вена! Здесь первые кофейни открыли еще в 1670-х годах, а в 1681-м в Каменце их уже было с добрый десяток. На конец османского владычества каменчане так “подсели” на этот напиток, что путешественники в своих трудах подчеркивали, что жители города больше любят кофе, чем вино! «Свидетели» древней кофейной истории города лежали по всей площади исследованной археологами усадьбы, а также в погребе и хозяйственной яме.

 

Пиалы и люльки

 

 

Почти одновременно с кофе в Украину пришло табакокурения. И здесь еще одна сенсация. Люльки! Везде с раскопа “вылезали” люльки!

 

Вообще керамические трубки, которые у нас – независимо от реального происхождения и прежних владельцев – почему-то принято сплошь называть “казацкими” (так их часто подписывают даже в музеях), – привычная находка. При раскопках той же людвисарни их не с десяток нашли. Но в таком количестве, как последнего года на Польском Рынке, люльки еще никто никогда не находил. Их там было, как бычков в урне на автобусной остановке.

 

 

 

– Когда люльки пошли массово, – рассказывает Павел Нечитайло, – то мы сначала даже соревновались между собой за право покопать в местах их вероятного скопления. Но вскоре выяснилось, что “трубочный Клондайк” залегает по всей площади усадьбы, особенно в жилой части.

 

Время на небольшом участке 20 х 20 см откапывали по несколько десятков трубок! В общем на раскопанной территории усадьбы археологи их нашли две сотни.

 

При этом случае скажем, что на Подолье такое массовое скопление трубок в одном месте обнаружено во второй раз. Первый случай, заметим, не стал достоянием историков и никак не задокументирован. Здесь придется поверить на слово.

 

 

Итак, в середине 1980-х годов в Городке (районный центр чуть выше от Каменца против течения Смотрича) через центр городка прокладывали траншею. Тогда же автор этих строк собственноручно вытащил из отвала грунта площадью в несколько квадратных метров добрую сотню почти целых “казацких” трубок (на более мелкие фрагменты внимание вообще не обращалось). Но тут никакой загадки не было. Именно в этом месте в 1760-х годах действовала люлькова мастерская. Экскаватор, копая траншею, наткнулся на свалку банального брака.

 

В отличие от городокских трубок, каменецкие все оказались бывшими в употреблении (об этом свидетельствуют характерные следы копоти). Конечно, керамические трубки часто бились и терялись. Вспомните только, как попал в плен Тарас Бульба. Но в таком количестве на ограниченной площади их еще никто никогда не находил. Археологи до сих пор гадают, откуда же здесь такое сокровище.

 

Во время раскопок даже выдвигали шуточную версию, что на этом месте когда-то действовал клуб “анонимных курильщиков”, где каменчане, которые “завязували” с этой вредной привычкой сразу же выбрасывали свои люльки. Версия конечно же невероятная – в XVIII веке табакокурение искренне считали… полезным для здоровья.

 

 

Сейчас археологи – в процессе сортировки найденного. Предварительно можно выделить импортные люльки турецких мастеров. На некоторых есть клейма с именами (например, “Низар”). Они делятся на разные типы – малоазийские и балканские. Есть местные, подольские подделки под турецкий импорт. Но что самое интересное – есть высококачественные оригинальные люльки каменецких мастеров. Одна из самых ярких – черная лакированная люлька с врезным орнаментом в виде «танцующей растения» (а при хорошей фантазии здесь можно увидеть замаскированного трезубца)

 

 

– Возможно, в части усадьбы, которую мы интерпретируем как жилую, размещалась кофейня, – говорит Павел Нечитайло. – Одна из тех десяти, о которых упоминают историки. Также следует понимать, что отдав Каменец обратно Вещи Посполитійй, турки не ушли куда-то далеко. Большая турецкий гарнизон стоял в соседнем Хотине. А в городе и поэтому остались жить несколько турецких купцов. Каменец был пограничьем, где большинство жителей говорили на диалекте турецкого и здесь прочно укоренились турецкие обычаи, в частности, курения и употребления кофе.

 

Интересно, что в южной части этой же усадьбы, как выяснили археологи, содержались мастерские по обработке железа, цветного металла и кости. Представьте себе этот Польский Рынок, эту усадьбу, где смешивается запах свежесваренного кофе с запахом только что выплавленной бронзе. Где табачный дым переплетается с дымом от примитивных горнов плавилен. Кстати, судя по находкам ллячок и костей животных со следами синего медной окиси (ими помішували расплав и собирали шлак) процесс металлообработки в XVIII веке мало чем отличался от тождественного процесса у трипольцев, где тоже найдено ллячки и кости с окисью.

 

Раскопанный археологами дом уничтожил пожар примерно в 1760-х годах. Причем она была не простым несчастным случаем. Во время раскопок нашли пушечные ядра. Это свидетельствуют, что огонь вспыхнул в результате обстрела города русскими 1761-го или 1764 года (источники указываются разные годы этого события). Тогда под стены Каменца подошло войско генерал-майора князя Михаила Дашкова. Города оно так и не захватило, но повлекло за собой немалые разрушения (орудийные батареи стояла на Русских Фольварках и оттуда обстреливали город).

 

Пушечное ядро

 

 

В конце 2016 года, когда усадьбу археологи проследили по всему контуру, раскоп законсервувували. Над наиболее уязвимыми его частями уже возведено деревянное защитное накрытие. Историки направили городским властям ряд предложений и обоснований о важности находки и необходимости ее музеефикации.

 

 

 

 

 

Каменецкие археологи также выразили признательность всем, благодаря кому удалось сделать такие сенсационные находки. Ведь городская археология в столице Подолья была бы невозможна без мощной помощи городской власти и понимание важности проводимой работы, ее руководителями. Поэтому археологи высказали благодарность городскому голове Михаилу Симашкевичу, комиссиям и учреждениям, депутатам городского совета, которые сделали возможным археологический сезон 2016 года.

 

 

Археологи также выразить глубокую благодарность директору Каменец-Подольского государственного исторического музея-заповедника Александру Зарембі и к его работникам. и. н. Игорю Стареньком и Петру Болтанюку. Музей стал базой экспедиции, а названные работники – его мощной научной основой. Постоянная научное сотрудничество и дружеские отношения наладились у молодого экспедиции с НИАЗ «Каменец» (директор Василий Фенцур). Почти каждый день участники экспедиции консультировались с научным отделом заповедника (Анна Кулешова, Лариса Рудюк, Елена Вильчинская). Большую, неоценимую помощь оказал Каменец-Подольский национальный университет им. Ивана Огиенко (90 % участников экспедиции – его выпускники и студенты). В течение сезона-2016 всесторонне способствовали деятельности археологов преподаватели исторического факультета, а также его декан Владимир Дубинский и ректор университета Сергей Копылов. А главное, неизменные бойцы «полевого фронта» – выпускник университета Вадим Гудыма и студент Владимир Орищук, которые в жару, снег, мороз и холод помогали спасать подземный банк данных уникальной археологической информации Каменца-Подольского.

 

 

 

 

Фотографии – Анны Николаевой, Каменец-Подольской архитектурно-археологической экспедиции и автора

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика