Новостная лента

Капитализм и демократия: проявляется напряжение

17.09.2015

Чтобы не потерять легитимность, экономическая политика должна стремиться продвигать интересы многих, а не некоторых

 

 

Насколько устойчива пара либеральной демократии с глобальным капитализмом? Политические изменения во всем Мероприятии — и, в частности, кандидатство авторитарного популиста на пост президента одной из важнейших демократий — подчеркивают актуальность этого вопроса. Нельзя считать успех политической и экономической систем, укорененных на Западе и весьма привлекательных для большей части остального мира в течение четырех десятилетий, как само собой разумеющийся. Тогда возникает вопрос: если не они, то что?

 

Либеральная демократия — как сочетание всеобщего избирательного права с укоренившимися общественными и персональными правами — и капитализм — право свободно купить и продать товары, услуги, капитал и собственный труд — связаны естественным образом. Они разделяют общие убеждения, что люди должны делать собственный выбор и как индивиды, и как граждане. Демократия и капитализм разделяют и общую уверенность, что люди призванные действовать. Люди должны рассматриваться как свободные агенты, а не как объекты власти других.

 

Но так же просто распознать и напряженность между демократией а капитализмом. Демократия есть егалітарна. Капитализм же — неегалітарний, по крайней мере с точки зрения результатов. Когда экономика пошатнется, большинство склонно выбирать автократию, как в 1930-х гг. Когда же экономические результаты становятся слишком неравными, богатые могут превратить демократию в плутократию.

 

Исторически развитие капитализма и стремление к широкому избирательного права шли вместе. Вот почему самые богатые страны являются либеральными демократиями с более-менее капиталистической экономикой. Широко распространенное роста реальных доходов відгравало жизненно важную роль в узаконивании стабилизации капитализма и демократии. Сейчас же капитализм обнаружил, что генерировать такое развитие процветание становится гораздо более труднее. Наоборот, есть симптомы растущего неравенства и замедление темпов роста производительности. Эта ядовитая смесь делает демократию нетолерантною, а капитализм нелегитимным.

 

Сегодняшний глобальный капитализм. Это также можно рассматривать как естественное. Оставленные сами на себя, капиталисты не будут ограничивать свои действия в той или иной юрисдикцией. Если возможности являются глобальными, то такими же будут их, капиталистов, деятельность. Собственно так, в итоге, действуют экономические организации, особенно крупные компании.

 

Однако, как отмечает профессор Дэни Родрик из Гарвардского университета, глобализация ограничивает национальную автономию. Он пишет, что «демократия, государственный суверенитет и глобальная экономическая интеграция взаимно несовместимые: мы можем сочетать любые два из них, но никогда не иметь все три одновременно и в полной мере». Если страны не ограничены в установлении национальных правил, свобода купить и продать через границы будет уменьшена. И наоборот, если нет барьеров, а нормативы согласованы, будет ограничена законодательная самостоятельность государств. Свобода движения капитала ограничивает возможности государства устанавливать собственные налоги и нормы.

 

Более того, типичная черта периодов глобализации — массовая миграция. Пересечение границ создает наиболее острый конфликт между личной свободой индивидуума и суверенитетом демократий. Первый говорит, что людям надо позволить перемещаться, где им нравится. Второй говорит, что гражданство — коллективное право собственности, доступ к которому контролируют граждане. В то же время бизнес видит возможность свободного найма как бесценную. Не удивительно, что проблема миграции стала громоотводом современных демократических политик. Миграция обречена вызвать трения между национальной демократией и глобальными экономическими возможностями.

 

Взгляните на недавние неутешительные показатели глобального капитализма, особенно учитывая шок от последнего финансового кризиса, его разрушительное воздействие на доверие к элит, ответственных за политический и экономический курс. Учитывая все это, уверенность в устойчивом союзе между либеральной демократией а глобальным капитализмом выглядит неуместной.

 

Что же может прийти ему на смену? Один из возможных вариантов — рост мировой плутократии и фактический конец национальных демократий. Так когда-то Римская империя, сохранив форму республики, на самом деле перестала быть таковой.

 

Другая альтернатива — расцвет нелиберальных демократий или вполне плебісцитних диктатур, в которых избранные правители контролируют и государственные институты, и капиталистов. Это происходит сейчас в России и Турции. Подконтрольный национальный капитализм тогда заменил бы глобальный капитализм. Нечто подобное уже происходило в 1930-е гг. Нетрудно идентифицировать западных политиков, кто хотел бы идти этим курсом.

 

Те же из нас, кто хочет сохранить и либеральную демократию, и глобальный капитализм, должны ответить на ряд серьезных вопросов. Один из них: есть ли смысл настаивать на новых международных соглашениях, что в интересах корпораций жестко ограничивают возможности национального регулирования. Моя позиция здесь все больше перекликается с точкой зрения Лоуренса Саммерсома из Гарварда, который утверждал, что «международные соглашения должны оцениваться не по тому, сколько норм они гармонизируют ли за тем, сколько барьеров разрушают, а за тем скольким граждан помогут.» Торговля приносит пользу, однако не может стремиться к этому любой ценой.

 

Но самое главное — для сохранения легитимности наших демократических политических систем экономическая политика должна ориентироваться на интересы большинства, а не меньшинства; на первом месте должны быть граждане, которым политики подотчетны. Если нам не удастся этого сделать, могут поколебаться основы нашего политического порядка. Ни для кого это не было бы хорошо. Союз либеральной демократии с капитализмом надо лелеять. Его нельзя рассматривать как данность.

 

Martin Wolf
Capitalism and democracy: the strain is showing
The Financial Times, 30.08.2016
Отреферировал А.Д.
 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика