Новостная лента

Кофе, мыло и паркет

04.01.2016

Промышленное производство в галицком городке второй половины ХІХ – начала ХХ века. На примере Судебной Вишни.

 

 

 

 

В конце XIX века Судебная Вишня, которая насчитывала 4 334 жители, была обычным галицким городом с телеграфом и почтой. Жизнь бурлила вокруг ремесленничества и торговли, стали появляться фабрики. Традиционными в жизни мещан оставались ярмарки – в среду после нового года, в среду после Зеленых праздников, а также 26 июля и 29 сентября [1].

 

В «Галицкой адресовій книге» Яна Соавторов находим информацию о ремесленниках, в частности, водопроводчика Игнация Стайєра, медника Ойзера Шмидта, гончара Францишека Завадского, коваля Ивана Світлика, каменщика Юлиана Кузняського, столяра Юзефа Балабуха. Для мужчин одежду шил Гжегож Ступек, для женщин – Ребіх Шепс. Сапожниками были Дмитер Тиханович и Ян Вильд [2]. Торговля находилась преимущественно в руках евреев. Продажей дерева занимался Моисей Шторх, специями торговали Шімель Деґен, Генрик Дейліх, Михал Добжанский, Якуб Гутманн, а специями и винами – Фердинанд Шар. Торговля хлебом находилась в руках Лемля Либермана и Каселя Охренштейна; железо продавал Давид Ґотлеб [3]. Исследователь Петр Чавс подает двух украинских купцов, торговавших различными товарами, – Петра Даныляка и Стефана Беленького [4].

 

 

Производство паркета: конфликт «христіанскіх столяров» и «простых спекулянтов, стремящихся к обогаченію»

 

 

Старый ремесленный строй, понятное дело, не мог конкурировать с фабричным или заводским производством. Хотя конкуренция со стороны последних появлялась нечасто, не всегда была честной. В частности, об этом свидетельствует заметка «Еврейская конкуренция» в газете «Русское Слово» от 25 марта 1892 года [5].

 

В Судовой Вишне издавна изготовлением полов (паркетов) занимались местные столяры («христіанскіи столяры»). Это, как узнаем из статьи, приносило хороший заработок, так как продукция «по поводу своей солидности и дешевыхъ цѣнъ находила широкой сбытъ въ края». Мастера были объединены в организацию наподобие фабрики, ибо известно, что паркетная фабрика функционировала в Судовой Вишне по крайней мере с третьей четверти XIX века. В октябрьском номере Gazety Lwowskiej за 1873 год читаем: «Цены паркетов в Судовой Вишне, где из производства этого товара живет больше 100 человек, упали за биржевого кризиса, а также падение строительной активности, причем настолько, что паркеты, которые еще 6 месяцев назад стоили по 1 из[олотих] г[инських] за штуку, теперь стоят по 50-55 крейцеров» [6].

 

Кроме нередко неблагоприятной рыночной конъюнктуры, местные столяры страдали и от недобросовестной конкуренции. Уже в 1892 году в городе было немало «еврейскихъ тандетныхъ варстатовъ», владели которыми совсем не ремесленники, а «простые спекулянты, стремящіеся къ обогаченію». Они продавали некачественную продукцию, однако куда более дешевую, чем профессиональные вишенські мастера. Покупателей на такой пол находилось немало, потому как читаем из статьи, торгаши «ловятъ въ свои сѣти легковѣрныхъ».

 

Наиболее активным в этом деле оказался Шмули Кох, который не был ремесленником, однако наладил широкое производство пола, а благодаря деятельности своего фактора Ашера Ґельцера, перетягивал на свою сторону традиционных покупателей вишенських профессиональных мастеров. Коха еще перед появлением статьи в газете «Русское Слово» вызвали в Мостиське староство за то, что он занимался производством незаконно (без лицензии), и определили ему штраф в размере 50 гульденов. Однако «предприниматель» «не прекратилъ своей фушерки», а наоборот – нанял себе в помощники некоего Симона Фрухтмана и подал заявление на получение концессии для создания фабрики по производству пола.

 

Такая ситуация очень обеспокоила вишенських мастеров-христиан, так как для них появление такой фабрики означала бы полное разорение. Вся их ответ, однако, сводилась к надежде на позитивное для себя решение власти: «Всю свою надежду полагаютъ они однако въ тôмъ, что… власти не залишатъ ихъ взять въ оборону и что недопустять до того, щобы человѣкъ не мающій никакой професіональной квалификаціи, ôтнялъ имъ единственный спосôбъ к жизни».

 

Дошло до создания упомянутой фабрики паркетов, информации нет. Зато известно, что вышенским столярам удалось создать свою организацию. Императорско-королевский окружной торговый суд в Перемышле 25 февраля 1895 года вписал в реестр сообществ «Общество паркетно-столярное в Судовой Вишне». Речь шла об организации с ограниченной поручительством на основании устава от 24 января того же года. Усадьба общества содержалась в Судовой Вишне. Целью организации было налаживание поставок материалов для производства паркета и других столярных изделий, а также замена некоторых ручных процессов использованием нового оборудования. Общество ставило себе целью посредничество в продаже изделий своих членов, а также покупку за счет фонда самого Общества этой продукции с ее последующей реализацией. В состав дирекции тогда вошли: директор – граф Роман Дрогойовський, кассир – Юзеф Шепетовский, магазинер – Юзеф Охли и контроллер – Владислав Хан. Заместителем директора избрали Адольфа Севковського, заместителем кассира – Людвика Пашковского, заместителем магазинера – Михала Добжанского, а заместителем контролера – Станислава Чеховича. Все члены Дирекции проживали в Судовой Вишне. Согласно уставу Общества, все объявления и сообщения в делах Общества должны быть подписаны двумя членами Дирекции. Публичные объявление посылали в какую-нибудь из львовских ежедневных газет [7].

 

В «Адресовій книге» Яна Бургера за 1896 год читаем, что Общество паркетно-столярное возглавил Юзеф Труханович, которого не видно в составе дирекции по 1895-й. Но очевидно, что речь идет про одну и ту же организацию. Интересно, что, кроме нее, в Судовой Вишне функционировала фабрика паркета, которая принадлежала Антонию Красотку и М.Ресхесу [8]. Тот факт, что о вишенські паркеты нередко писала Gazeta Lwowska, свидетельствует, что их производство было визитной карточкой Судовой Вишни. Но не единственной.

 

 

Семья Марсов и фабрика «Junta»

 

 

Из других промышленных объектов в городе во второй половине XIX века действовал кирпичный завод, которая принадлежала графу Роману Дрогойовському и Шимону Шварцу. Граф также владел тартаком [9]. Была еще и бумажная фабрика, которая сгорела в 1890-х годах [10].

 

Толчок к развитию промышленного производства в Судовой Вишне задала семья Марсов, которая осела в городе с 1890 году. В Rolnik-читаем в похвале Марса: «Существующий владелец самостоятельно ведет хозяйство очень интенсивно и в высокой культуре».

 

 

Кшиштофу Марса [11] принадлежала механическая паровая фабрика «Junta». Основной ее продукцией была кирпич и черепица. «Здания и оборудование, – читаем далее в Rolnik-у, – свидетельствуют европейское качество». Кирпичный завод в день давала продукции в 700.000 штук кирпича (в год – 5.000.000). Черепица поступала до Скнилова и Станислава [12]. Это была вторая визитка тогдашней Судебной Вишни.

 

 

Мельница (на электрическом двигателе) в центре города также был собственностью Марсов. Впоследствии был продан местному еврею. Поскольку работал на электрическом токе, то и получил название «електрівня» [13].

 

С начала ХХ века в городе начинают возникать общества, которые имели целью организовать промышленное производство. Речь идет о филиалах соответствующих польских организаций, которые действовали во Львове или Кракове. В Судовой Вишне через свой комитет действовала «Лига промышленной помощи». Состав комитета был избран на промышленном глаза 19 сентября 1905 года: председательствующий – бурмистр Шимон Торский, секретарь – Владимир Струсевич (секретарь магистрата). Несмотря на неоднократные попытки, комитет не удавалось создать собственное промышленное общество. Этим делом занявся вишнянский адвокат Якуб Любимое. 24 апреля 1910 года произошло одно из очередных промышленных глаз. Число участников и их внимание к реферату делегата «Лиги» секретаря Соколовского («Труд обществ промышленной помощи в крае») и содоклада Богдана Криштофовича («О бойкоте прусских товаров») сулило значительное оживление труда.

 

Чтобы реорганизовать общество и тем самым восстановить его деятельность, на вече избрали членов управления, а именно: председательствующего Яна Марса, владельца поместья, и членов: Жигмунда Пляхнера, судью; Якуба Любимое, адвоката; Томаша Тихоновіча, строителя; Адольфа Блюма, аптекаря; Стефанию Саланяк, учительницу; Францишека Штайєра, столяра; Юлиана Кузьнярського, каменщика; Юзефа Лео, налогового служащего; Людвика Деллера, нотариуса; Юзефа Краля, паркетного мастера и Эмилию Міснякевич, учительницу [14]. Об успехах этого вышенского общества нам доподлинно ничего неизвестно. Очевидно, добиться важных результатов не удалось. После Первой мировой войны мы знаем об активной деятельности украинских кооперативов, но отнюдь не польских организаций. Те же фабрики, о которых пойдет речь далее, какого-либо отношения к местного общества «Лиги промышленной помощи» не имеют.

 

 

Кофе по-судововишнянськи

 

 

Новой фабрикой, которую можно считать третьим, после паркетного производства и фабрики «Junta», визитной карточкой Судебной Вишни, была фабрика «Стар» [15]. Она существовала как минимум с 1926 года (если судить по информации патентового управления). Акционная союз – владелица фабрики имела усадьбу в Львове. В числе акционеров были польские, чешские, словенские и хорватские купцы. Сеть фабрик по производству кофейного суррогата охватывала такие города в разных странах, как Колин, Любляна, Жечани, Хропин, Прасцеїв и Судебную Вишню.

 

 

В Судовой Вишне открыли филиал Колінської фабрики, причем с новейшим оборудованием (в частности, построена сушилка) Для производства продукции использовали исключительно сырье местного происхождения.

 

 

Основной продукцией был суррогат кофе [16]. Среди товаров фабрики «Стар» отметим заменитель (namiastka) кофе «Kolinka», который продавался в упаковках по 100 г.

 

 

С 1935 года в Судовой Вишне функционировала фабрика мыла Х.Глянзмана. Продукция предназначалась для мытья и стирки [17]. Среди самых известных наименований – мыло «Золотая рената» («Złota Reneta»). К сожалению, узнать больше о фабрике Глянзманна пока не удалось. Так же, не наталкивался на рекламу ее продукции в периодических изданиях.

 

 

***

 

В этой статье я не упомянул о той части производства, которое было связано с украинскими кооперативами. Это тема для отдельной статьи. Здесь перечислил те объекты, которые находились вне кооперативным движением. Их было немало, как на небольшое галицкий городок. Тем более, что продукция пользовалась постоянным спросом и была известной галицким потребителям. К сожалению, для Судовой Вишни этот опыт по сей день остается недосягаемым. Листая тогдашние газеты и журналы, часто наталкиваемся на рекламу кирпича Марсової «Junty» или кофейных напитков с фабрики «Стар». Современная Судовая Вишня не может похвастать таким успехом. Итак, с точки зрения промышленного ныне город более провинциальный, чем сто назад.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

[1] Burger J. Galicyjska księga adresowa obejmująca adresy fabrykantów, przemysłowców, przedsiębiorstw górniczych, artystów, kupców i t. p. posiadających swe zakłady w Galicyi. Lwów, 1896. S. 272.

[2] Ibidem.

[3] Ibidem.

[4] Чавс П. В водовороте жизни и Мостищина и Судововишенщина. 1976. С. 196.

[5] Русское слово. Львовъ, 1892. 25 марта. Т. III. Ч. 11. С. 8.

[6] Gazeta Lwowska. R. 63. Nr. 225. Sroda, 1 października 1873. S. 3.

[7] Gazeta Lwowska. R. 85. Nr. 91. Niedziela, 21 kwietnia 1895. S. 10.

[8] Burger J. Galicyjska księga adresowa… S. 272.

[9] Ibidem.

[10] Чавс П. В водовороте жизни… С. 165.

[11] Rolnik, 1867-1937. Lwów, 1938. S. 78. Кшиштоф Марс закончил Полеводческий Академию в Дублянах. В 15 лет поступил в 1 полка артиллерии польских легионов. За заслуги в битве над Стоходом генерал Бернард наградил его немецким Железным Крестом. Кроме этого, награжден Крестом Доблести и Независимости. Служил в польском войске во время польско-украинской и польско-советской войн. Позже – поручик резерва. Марс отдал на нужды «Стрелка» 1 га земли, на нужды «Сокола» – морг земли, и школе – также морг земли.

[12] Rolnik…S. 77.

[13] Чавс П. В водовороте жизни… С. 164.

[14] Sprawozdanie z działalności «Ligi pomocy przemysłowej» za czas od 15. sierpnia 1908, do 31. grudnia 1909. t. j. za szósty rok istnienia. Lwów, 1910. S. 118-119.

[15] Чавс П. В водовороте жизни… С. 162.

[16] Wiadomości urzędu patentowego. R. IV. Zeszyt 11. Warszawa, dnia 30 listopada 1927. S. 682.

[17] Wiadomości urzędu patentowego… S. 505.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика