Новостная лента

Когда 75% – это мало

24.05.2016

Во вторник, 23 мая, Верховная Рада приняла закон относительно языка аудиовизуальных (электронных) средств массовой информации, которым предусмотрела увеличение квоты на украинский язык в эфире телеканалов. За принятие закона в окончательном чтении проголосовали 269 народных депутатов – голосовали преимущественно из фракций, которые сформировали проевропейскую коалицию на старте этого созыва ВР. Инициатором проекта выступила партия «Народный фронт» во главе с Викторией Сюмар и Николаем Княжицким, что, в частности, проявилось в особом реверансе документа в пользу СНБО Александра Турчинова, которому разрешили выдавать разрешения на эфиры на русском языке в пределах украиноязычной квоты. Если так велит государственный интерес.

 

 

Инициаторы законодательной новеллы хвастаются, что доля государственного языка в телевещании возрастет до 75%. Но есть не одно «но». На самом деле о 75% пойдет речь далеко не всегда, далеко не во всем и далеко не так, как хотелось бы (а хотелось бы по крайней мере, чтобы эти проценты соответствовали частоте появления украинских слов в эфире). Закон предусматривает, во-первых, длительный переходный период для адаптации украинских вещателей, во-вторых, существенные потури в прайм-тайм недельной сетки, в-третьих, ряд исключений для русскоязычного хронометража: если ведущие прямоэфирного ток-шоу будут говорить на украинском, а гости студии – русски, то все это в целом запихатиметься к 75-процентной квоты на государственный язык.

 

Когда закон рассматривали в Верховной Раде, то никто и не скрывал, что ряд щелей предусмотрели в проекте специально, чтобы частично учесть интересы медиа-магнатов и заинтересованных политических кругов. «Этот законопроект был продуктом значительного компромисса между различными политическими силами, а вы знаете, как мы взвешивали все эти вещи», – говорила, в частности, госпожа Сюмар. Следовательно, народные депутаты в определенной степени повторили историю с введением квот на украинскую песню в эфире радиокомпаний: тогда законодатель совместно с регулятором пошли на уступки владельцам станций (в частности, в методике подсчета квоты), чтобы запустить-таки новацию.

 

Несмотря на целый перечень ґанджів, эксперты отмечают, что принятие закона позволит дать толчок для дерусификации эфира.

 

Кивалов, а теперь подсчитай!

 

Ключевые пункты законопроекта изложены в изменениях к статье 10-й закона «О телевидении и радиовещании». Старый акт попросту ссылался на то, что «употребление языков в информационной деятельности телерадиоорганизаций определяется статьей 24 Закона Украины «Об основах государственной языковой политики»» – то есть обращался к одиозного закона Кивалова-Колесниченко, в котором никаких лимитов для употребления русского языка не существовало.

 

Символично, что законодатель, вводя квоты на телевидении, взялся выхолащивать именно этот русификационный закон. Во время дебатов в парламенте был красноречив эпизод, когда депутаты «Оппозиционного блока» взялись сетовать на принудительность закона, на то, что руководство парламента не допустило одного процедурно-регламентного нарушения во время рассмотрения проекта – тогда «опоблоківцям» напомнили о том нахальство, с которым Партия регионов проталкивала свой закон в 2012 году.

 

«Я был в том зале, когда принимала Партия регионов закон Колесниченко-Кивалова, я вам расскажу, что такое нарушение регламента, – заявил председатель ВР Андрей Парубий. – Когда тут вокруг стояли охранники-бандиты, преступники, которые калечили депутатов только за то, что они хотели получить право слова, только за то, что они хотели выразить свою позицию. И перед тем, как обвинять в нарушении регламента, я просто прошу, чтобы вы помнили и понимали, что мы принимаем в совсем другой атмосфере законы, чем то, что делалось, когда Партия регионов, бандиты сидели в этом зале, работая на Кремль».

 

Итак, отныне 10 статья закона «О телевидении и радиовещании» предусматривает:

«В общем недельном объеме вещания телерадиоорганизаций общенациональной или региональной категории речи, которые в соответствии с лицензиями осуществляют эфирное и (или) многоканальное (цифровое) вещание с использованием радиочастотного ресурса, передачи и (или) фильмы выполнены на государственном языке должны составлять не менее 75 процентов в каждом из промежутков времени между 07.00 и 18.00 и между 18.00 и 22.00 (для региональных вещателей – 50%, – прим. Z)».

 

Впрочем, это как раз тот случай, когда исключения к законопроекту весят не меньше, чем базовые нормы. Как заявила писательница и педагог Лариса Ницой, русскоязычную квоту в 25% «прописали и не трогают» – а вот украинских 75% «разложено по российским полочкам».

 

Или переведут «цигель-цигель, ай-лю-лю»?

 

Время вступления. Законопроект вступит в силу только на четвертый месяц после официального опубликования. Сам переходный период будет длиться даже не треть года, а год и треть, поскольку Верховная Рада разрешила украинскому производителю до лета 2018 года использовать собственный русскоязычный продакшн – передачи, сериалы – по квоте украинского языка.

 

Методика. Парламент постановил высчитывать 75-процентную квоту не в дневном, а на недельном разрезе. Это означает, что телеканалы будут крутить в пятницу-воскресенье всевозможные русскоязычные шоу, а долю государственном языке заполнять в «серой» сетке посреди недели. Ну и отметим, что для промежутке между 22:00 и 7:00 квот не предусмотрено – ближе к полуночи участники всех политических эфиров могут переходить на «общєпонятний», а для футбольных программ будет вообще рай (гм, как насчет комментирования матчей еврокубков, которые начинаются в 21:45 или 22:00?).

 

Ток-шоу. Для того, чтобы телевизионный продукт (а конкретно – телепередача с прямого эфира, в частности любимый украинцами формат a la Савик Шустер) считался украиноязычным, будет достаточно, чтобы государственным языком говорили только ведущие. Первоначальная редакция этой статьи была очень мягкой, в частности, не предусматривала никаких ограничений для использования русскоязычных комментариев в программах за прямым эфиром. Впрочем, Верховная Рада на этапе рассмотрения поправок таки внесла в проект изменения, которые заставляют вещателей дублировать иноязычные выступления на украинском в передачах, которые будут идти в записи или повторе.

Впрочем, можем себе представить предвыборный эфир одного телеканала, когда ведущие в прямом эфире зададут гостю один вопрос на украинском языке, а то полчаса просторікуватиме русском без каких-либо перебивань – и это, очевидно, зачислен в украиноязычной квоты…

 

Фильмы и сериалы. Верховная Рада заставила вещателей транслировать фильмы и передачи иностранного производителя на украинском языке – за исключением продукта, который был наигран до 1 августа 1991 года. В сессионном зале по этому поводу бушевала полемика, в которой несколько раз упоминали про фильм «Бриллиантовая рука» с Юрием Никулиным («…чтобы мы не имели ситуацию, когда «Бриллиантовую руку» Гайдая мы будем смотреть в украинском дубляже», – Николай Скорик, «Опоблок»; «…это вот как раз о той «Брілліантовую руку «, к которым все привыкли, и раздражать сейчас людей, переозвучуючи Миронова – я не знаю, сколько это уместно», – Виктория Сюмар, «Народный фронт») и другие «святыни» советского культпрому. Фактически, до иностранного кина приравнивают только те российские фильмы, снятые после распада Союза. В то же время, украинские телеканалы будут иметь возможность и в дальнейшем производить русскоязычные сериалы без обязательного дубляжа.

 

«Такая себе зрадо-победа»

 

Активист движения «Отпор» Сергей Оснач, который входит в Координационный совет по вопросам применения украинского языка во всех сферах общественной жизни Украины (действует при Министерстве культуры), говорит в комментарии Z, что принятый закон – не «измена», не «победа», а «такая себе зрадо-победа».

«Закон совсем не такой, как хотелось бы, но должны понимать, что он мог быть и хуже. Мощные игроки, представители медиа-бизнеса сыграли на опережение и этим законом себя обезопасили себя от настоящей украинизации по крайней мере на год и четыре месяца. Есть определенные плюсы. У нас полностью будут переводиться фильмы и передачи, произведенные не в Украине. На украинском языке будут говорить водники передач. Это не будет касаться всех участников передач, но все равно общая картинка немного исправится в пользу украинского языка. Это хорошо. Но я могу констатировать и то, что это попытка затормозить настоящую украинизацию: у нас давно назрела необходимость в законе о государственном языке», – говорит Оснач.

 

Сергей напоминает, что в Верховной Раде зарегистрирован проект закона №5670 о государственном языке, который регламентирует не только вещание телеканалов, а использование языка во всех общественных взаимоотношениях. На его взгляд, народные депутаты принятием «телевизионного» закона пытаются подменить отсутствие полноценного языкового законодательства.

 

С этими выводами соглашается и эксперт «Реанимационного пакета реформ» Алексей Куринный.

«Этот закон направлен на защиту, расширение употребления украинского языка. Но, к сожалению, он является половинчатым и фактически не достигает тех целей, которые декларирует, – говорит Куренной в комментарии Z. – Этот закон расширяет объем звучания украинского языка, но никак не на уровне 75%. Согласно моим оценкам, через четыре месяца, когда закон вступит в силу, и еще через год переходного периода доля украинского языка возрастет до 40-50% в действительности».

 

Куренной считает показательным, что против закона ополчились представители «Оппозиционного блока» и ориентированных на Россию телеканалов («В этих заявлениях проявилась наиболее деструктивная часть общества»). В то же время он не разделяет оптимизма инициаторов проекта. «Политики позволяли себе победные заявления о том, что мы защитили украинский язык, и все вопросы относительно языка на телевидении якобы снят… Эти заявления не соответствуют реалиям. Мы видим очень много исключений, много ограничений. Конечно, нельзя согласиться с теми, кто считает, будто этот закон легитимизирует русский язык – нет. Это просто недостаток, это несоответствие между запросом общества и тем, что получили на выходе», – отмечает эксперт.

 

«Интер»национальный

 

После принятия закона компания «Интер Медиа Групп» обнародовала заявление, в котором подтвердили, что проект «практически запрещает использование в телевизионном эфире Украины любых языков, кроме украинского» и «нарушает права миллионов граждан Украины, для которых русский язык является родным».

 

Телеканал «Интер» прибегает к устаревших аргументов о том, что русский язык – «один из мировых языков» и этим языком «миллионными тиражами издана учебная и художественная литература, снято множество качественных фильмов». «Нельзя лишать украинцев доступа до такого важного контента. Мы уже видим, к чему привел закон о введении квот на украиноязычные песни на украинских радиостанциях, – сколько в эфире появилось низкопробного продукта», – сгущает «Интер».

 

 

Со слов экспертов, канал Сергея Левочкина и Дмитрия Фирташа как наиболее русифицированный является основным «клиентом» нового закона. «Этот закон более-менее существенно повлияет на украинизацию разве что самых русскоязычных телеканалов вроде «Интера», – признает Сергей Оснач. Он говорит, что общественный мониторинг телеэфира, проведенный активистами, показал, что доля русского языка на «Интере» действительно очень высокая. Зато случались и такие телеканалы, которые «вписывались» в предусмотренную квоту еще до принятия закона.

 

 

«Оказалось, что, например, телеканал ICTV по критериям закона уже сейчас выполняет эту квоту. Если же взять телеканал «1+1» (мы мониторили его в выходной день, в отличие от ICTV, за которым следили в будни) – эфир выходного дня не очень сильно отличался по языку контента от «Интера». Это, кстати, подтверждает, что заложенный в законе недельный промежуток контроля позволит всем телеканалам – в том числе и тем, которые позиционируют себя как супер-патриотические, как «1+1» – давать украиноязычный контент в будни, а в выходные крутить больше российского», – комментирует Оснач.

 

Интересный факт: среди авторов законопроекта был народный депутат Елена Кондратюк – жена президента ICTV Александра Богуцкого. Собственно, этот факт можно интерпретировать как свидетельство определенных тайных компромиссов по «безопасный» порог квоты, за приемлемые исключения из правил, достигнутые в диалоге между депутатским корпусом и владельцами медиа-бизнеса (в данном случае речь идет о группе Виктора Пинчука).

 

Наверное, компромисс касается и «бонусов» для русскоязычного продукта украинских телеканалов (если не ошибаемся,то этих программ в эфире других телеканалов Пинчука – СТБ и «Нового канала» – тоже целая гора). Хотя эксперты отмечают: с точки зрения языкового положения подобные преференции в пользу украинского производителя – далеко не патриотические.

 

«Почему украиноязычную квоту распространено на национальный продукт на русском языке? Почему украинцам дублируют российский продукт, но при этом украинский продукт оставляют без дубляжа? – удивляется Алексей Куренной. – Это же тоже направлено на обрусение».

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика