Новостная лента

Конец е-декларирования

31.03.2016

Вторая волна электронного декларирования, что завершается ночью на 1 апреля, до мелочей повторила химеры первой волны. Реестр деклараций лиц, уполномоченных на выполнение функций государства и местного самоуправления, снова «упал». Чиновники в нежелании попасть под ответственность должны были караулить ночью у компьютеров, чтобы сохранить в онлайн-системе свой финансовый отчет. Проклиная и саму систему, и инициаторов декларационных требований.

 

Терпение рвался не только тысячам государственных служащих, но и руководству украинского правительства. На прошлом заседании Кабмина Владимир Гройсман призвал главу Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции Наталью Корчак до отставки, резко раскритиковав ее деятельность. «Вы все, что могли, только валили», – перешел к жарґону Гройсман.

 

Между тем, фиаско Антикоррупционной агентства создает риск не только для персональной карьеры Корчак – а и антикоррупционной политики в целом, которая в последние месяцы приобрела просто гротескные формы…

 

 

В последний день декларационной кампании, 31 марта, реестр работал в нормальном режиме. Со слов члена НАЗК Александра Скопича, по состоянию на 15:00 в системе было 99,8 тыс. деклараций от топ-чиновников. Среди категории государственных служащих, которые должны подавать декларации первыми, не хватало еще 3 тыс. финансовых отчетов.

 

Антикоррупционная агентство пыталась спасти украинских чиновников от криминала, приняв решение о том, что срывы в работе реестра является достаточным основанием, чтобы оправдать запоздалое представление декларации. Однако за два дня НАЗК не смогла собраться на заседание – ей не хватило кворума (члены агентства Руслан Рябошапка и Руслан Радецкий бойкотировали заседания, требуя отставки Корчак с должности).

 

В последний день марта, как и в последний день октября, остается неизвестным: а что будет завтра, когда все проснутся? А что, как тысячи чиновников плюнут на декларирование – их же не будут массово наказывать. Прошлогоднюю кампанию как-то «пронесло», потому что в последний день успели задекларуватися все чиновники (до последнего часа почему-то тянул и Петр Порошенко). И на этот раз масштабы произвольного или вынужденного бойкота могут быть большими. И это происходит на фоне заоблачного возмущение работой НАЗК и недовольством от скромных «ужинків» антикоррупционных украинских структур в целом (хоть кто-то из них – НАЗК, с НАБУ – наказал авторов предыдущих деклараций?).

 

Председатель правления Transparency International Украина Андрей Марусов рассказывает Z о ходе второй волны е-декларирования, о сбоях в работе системе реестра, перипетии вокруг увольнения Натальи Корчак и попытки поставить Антикоррупционную агентство на ручное управление.

 

 

МЫ МОЖЕМ ВЫПЛЕСНУТЬ РЕБЕНКА ВМЕСТЕ С ВОДОЙ

 

– На прошлом заседании правительства обнародовали информацию, что в реестре деклараций на сайте НАЗК «зависло» 400 тысяч черновиков. Речь шла о том, что декларанты могут попасть под ответственность, если они таки не успеют заполнить свои декларации вовремя. Разъясните, для кого этот риск актуален? Кто должен подать свою декларацию до 1 апреля?

 

– Согласно изменениям к закону «О предотвращении коррупции», которые все-таки подписал президент Украины, 31 марта остается «дедлайном» для тех, кто должен был подавать электронные декларации и в прошлом году. То есть это народные депутаты, министры, судьи и довольно большое число высокопоставленных чиновников в регионах. Судя по результатам прошлой кампании представления электронных деклараций, речь идет примерно о 100 тысяч декларантов. А насчет остальных – депутатов местных советов, чиновников мелкого уровня, то есть основной массы лиц, которые выполняют функции государства или местного самоуправления – для них «дедлайн» отсрочили на один месяц, до 1 мая. Согласно предварительным подсчетам, речь идет в целом о более миллиона декларантов.

 

Собственно, в законе, который подписал президент, было только две здравые идеи. Во-первых, солдаты, которые воюют в АТО – они не должны сдавать эти электронные декларации. Это действительно важно. Во-вторых, учитывая эту техническую кризис с электронным декларированием, которая была создана на пустом месте, – для всех было лучше, если бы предельный срок подачи деклараций отложили.

 

Пусть оно произойдет на месяц позже – главное, чтобы произошло.

 

– Как вы интерпретируете скандал вокруг электронного декларирования и НАЗК? Где искать край у этой проблемы? Кто виноват?

 

– К сожалению, можно констатировать, что это очередное проявление того, что в коллективном правящем политическом классе Украины прозрачность и открытость – а именно для этого и начинали электронное декларирование – являются ненужными. Политическому классу это стоит костью в горле. Это уже не первая попытка отказаться от открытости, в частности от открытости средствам государственных служащих. И, к сожалению, не последняя.

 

Относительно проблем с электронным декларированием, то правящий класс имеет две ключевые рычаги, с помощью которых может постоянно держать на крючке всю систему. Первый рычаг – это законодательные изменения, нормативная база. А второй – это апеллирование к техническим проблемам.

 

С самого начала, еще когда начинался отбор членов НАЗК, политики провели несколько законодательных попыток подвергнуть ревизии электронное декларирование. Была попытка или уменьшить объем информации, которая подлежит декларированию, или просто уничтожить [идею]. В частности я имею в виду обращение в Конституционный суд бывших «регионалов», а также ряд законопроектов. К счастью, все тогдашние проекты и от Андрея Деркача, и от народных депутатов БПП и «Народного фронта» – удалось затормозить.

 

А насчет технической стороны дела, то это повторение истории, которая случилась еще в конце августа – начале сентября. Когда вдруг оказалось, что система электронного декларирования (которая была разработана не за бюджетные средства, а за средства Дании, офисом ПРООН в Украине) – проблемная, плохая. Был риск срыва электронного декларирования. Полгода назад только под давлением западных партнеров удалось запустить эту систему.

 

То, что видим сейчас, – это использование того самого технического рычага, направленного на то, чтобы дискредитировать систему, нейтрализовать. Перспективы, увы, печальные. Мы уже слышим со стороны премьер-министра слова о том, что невозможность снять голову НАЗК или членов НАЗК правительством – это очень плохо, и что надо радикально менять законодательство о предотвращении коррупции. Да, есть вопросы к компетентности НАЗК. Почему я считаю, что это (заявления Владимира Гройсмана, – Z) плохо? Потому что как раз независимость НАЗК, невозможность влиять на работу агентства со стороны президента, исполнительной власти были одним из принципиальных моментов антикоррупционного законодательства.

 

– Интересно, что отставки главы НАЗК требует не только премьер-министр, но и ряд общественных организаций (речь идет об обращении от Transparency International, Центра противодействия коррупции и других). Или общественные активисты не дают красивый пас правительственные?

 

– Обращение организаций вызвано объективной ситуацией, ведь с самого начала было очевидно, что большинство членов НАЗК не в состоянии обеспечить надлежащую работу агентства, а госпожа Корчак не в состоянии обеспечить качественное управление этим органом. Очень показательно, что сейчас два члена НАЗК выступили с требованием, чтобы госпожа Корчак подала в отставку с должности председателя. К сожалению, это лишь половина членов НАЗК. Корчак упорно отказывается подавать в отставку.

 

С другой стороны, очевидно, что в этих процессах есть и объективные, и субъективные факторы, и есть риски, что ребенка вихлюпнуть вместе с водой. Центральная власть – то Гройсман, или парламентская коалиция, или кто-то другой – может взяться убеждать, что нынешняя законодательная рамка для НАЗК не работает. Не исключено, они начнут проталкивать предложения, чтобы будущая Антикоррупционная агентство была полностью подконтрольной, чтобы она была просто одним из органов исполнительной власти, полностью зависимым от премьер-министра и правительства или от президента.

 

– В отношении двух членов НАЗК, которые сегодня требуют отставки Корчак – Руслана Радецкого и Руслана Рябошапки – то вспоминается, что в день, когда их избрали в состав агентства, фактически произошел размен между кандидатами общественными организациями (которые настаивали на Рябошапці) и властью (которая вела Радецкого). Как объяснить демарш Радецкого? Можно ли в его поведении отследить изменение политических трендов?

 

– Я бы так не говорил, что это стопроцентно властный кандидат. По моему мнению, здесь уже начинает действовать инстинкт самосохранения среди членов НАЗК. Они поняли: если сами очень быстро не пройдут через очищение, обновление, то их карьерное будущее в качестве членов НАЗК будет очень коротким.

 

– Объективно, какие шаги следует осуществить, чтобы исправить проблемы с НАЗК и электронным декларированием?

 

– Если начинать с практической сферы, то в первую очередь следует смотреть на непосредственных виновников этой ситуации (перебоев в работе реестра деклараций, – Z). Это, вполне понятно, Государственная служба специальной связи и защиты информации Украины и государственное предприятие «Украинские специальные системы», которые уже почти полгода сами занимаются и администрированием и настройкой системы электронного декларирования. Еще осенью, когда эта система перешла в собственность государства, уже тогда нужно было проводить служебную проверку в отношении действий Госспецсвязи. Позже эту проверку по указанию самого Гройсмана таки провели – но ее результаты скрыты. Мы обращались к правительству за результаты, но они не были разглашены.

 

Загадаймо об истории с попыткой проникновения в систему электронного декларирования, когда там появилась «фэйковая» декларация Руслана Рябошапки. Народные депутаты Геращенко и Винник махали на пресс-конференции этими бумажками и говорили, что в системе нет защиты. Но впоследствии оказалось, что без участия «УСС» или ДССЗЗИ этого проникновения не произошло бы. Общественность требовала расследования этого инцидента – и оно так и не завершено, все пытаются забыть этот позорный случай.

 

Я веду к чему? Если не расставлять точки над «и», если сама исполнительная власть не сделает очевидных выводов, то ситуация так и будет оставаться в «тупике», и все будут пытаться переложить вину на кого-то другого.

 

То есть, если речь идет о рецепт решения проблемы, то я жду, во-первых, этих выводов. А с другой стороны, если говорить о существующем состав НАЗК, то очевидно, что сама Корчак все-таки должен подать в отставку. Понятно, что ее нельзя снять с должности административным путем: есть предохранитель от влияния на НАЗК. Но иного выхода просто нет, кроме того, чтобы признать собственную несостоятельность в управлении этим органом.

 

Другой выход – возможно, действительно стоит подумать над тем, чтобы на законодательном уровне реформировать способ формирования НАЗК. В обращении общественных активистов прозвучало предложение перейти от коллегиального руководства к единоличному. И вместо выбора членов НАЗК выбирать главу НАЗК по модели, которая существует в НАБУ. Но здесь действительно возникает серьезный риск, что в ходе разработки и принятия новой законодательной рамки будет просто убит независимость НАЗК.

 

В прошлом году уже стало понятно, что подавляющее большинство этого политического класса оправилась от постреволюционного периода и начала очень серьезно тормозить борьбу с коррупцией. А сейчас уже очевидно, что они не просто тормозят работу, а перешли в наступление. И так совпало, что вместе с кризисом электронного декларирования приняли пресловутый проект Татьяны Чорновол относительно декларирования для общественных активистов, которые занимаются борьбой с коррупцией.

 

Поэтому мы исходим из того, что все эти изменения есть смысл разрабатывать и принимать только после того, как кампания электронного декларирования в этом году закончится. Законодатели продлили срок подачи электронных деклараций для подавляющего большинства чиновников к 1 мая. К концу этого периода НАЗК должно продолжить существование в том виде, в котором есть сейчас.

 

Одна из целей атаки на систему – выставить ее никчемной, ненужной, невозможной в нынешних условиях и просто убить ее как можно скорее. Для нас эта тактика четко поняла. Поэтому мы говорим: сначала сделайте то, что вы и так обязаны сделать в соответствии с действующим законом, а потом мы уже будем думать о том, каким образом усовершенствовать систему и предотвратить подобные кризисы в будущем.

 

Беседовал Владимир Симаков

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика