Новостная лента

«Консул» в Мюнхене: об актуальности безвізу

21.04.2016

Оперная студия Баварской Штатсопер поставила в Мюнхене «Консула» одну из самых успешных опер американского композитора с итальянским корнями Джана Карло Менотти. Во времена премьеры (15.3.1950, Филадельфия) вопрос о возвращении в родной дом, поиск новой Родины и самого себя в разрушенном мире были типичными для послевоенной реальности. Усилена охрана государственных границ, строгие визовые ограничения лишали многих людей шанса увидеть своих родных в обозримом будущем. Отсутствие путей решения этих проблем законным путем доводила людей до суицида. После премьеры «Консул» Менотти получил престижную награду Pulitzer-Preis, что в области медиа, журналистики, литературы приравнивается к Oscar.

 

Магда Сорель ‑ Селене Дзанетти.

 

Импульсы написать оперу на сюжет из рабочих будней консульства, раскрутить коллизию вокруг совсем «не-оперного» конфликта, возникли у Менотти после заметки в газете New York Times от 12 февраля 1947 года о самоубийстве польской эмигрантки, которой консульство США отказало во въезде в Америку. Как и польская эмигрантка, главная героиня оперы Магда Сорель, жена национального героя Джона Сореля в объективе тайной полиции, обращается в консульство с просьбой на выезд за границу, но вместо разрешения на официальную визу находит смерть для себя и своего сына. Перед смертью в порыве гнева Магда бросает в лицо секретарше вслед за бумажными документами острое обвинения государственной диктатуре, «культе личности», человеческом равнодушии. Магда жестко скандирует квинтэссенцию сюжета «Консула» ‑ «когда мы молимся не Богу, а на человека, мы перестаем быть людьми».

 

В послевоенный период идея оперы кореспондувала с художественными шедеврами: роман Франца Кафки «Процесс», фильм «Мост» о австрийских беженцев, сценарий к которому написал сам Д. К. Менотти. Мюнхенцам фигура неординарного американского композитора, либреттиста и режиссера, который обогатил и качественно обновил оперную панораму Америки ХХ века, хорошо известна. В эпоху Вольфганга Заваліша с огромным успехом прошла постановка Менотти dramma giocoso В. А. Моцарта «Так поступают все». Знаменитая мюнхенская оперная дива Инге Борк, первая исполнительница роли Женщины Красильника в мюнхенской премьере «Женщины без тени». Штрауса (1963), была любимой певицей Менотти, а также одной из первых исполнительниц партии Магды в опере «Консул». Арию Магды «Мой ребенок умер» с оркестром Берлинской Штатсопер в исполнении Инге Борк можно послушать по ссылке.

 

Постановка Баварской Штатсопер, которая состоялась в Кувільє-театре 28 марта 2017 года, привлекла внимание к проблемам мироздания в фундаменте государственной власти и усовершенствованной системы бюрократии. Эти вопросы не утратили остроты до сегодняшнего дня. Вневременность конфликта оперы очевидна. «Консул» Менотти никогда не потеряет актуальности, будет вызывать дискуссии, темпераментную реакцию публики – пока существуют государственные границы, войны, политические преследования, заказные убийства, политические манипуляции тайной полиции, социально-экономическое унижение масс.

 

Как свидетельствуют биографы, композитор избегал в оперном творчестве акцента на моральных аспектах. По мнению Лилии Ханіної, оперные сюжеты Менотти хоть и касаются социальной проблематики, но сосредоточены, прежде всего, на личности. Композитор не пропагандирует политических идей. Его мысль развивается в камерной сфере повседневной жизненной морали, взаимоотношений между обычными людьми, между членами семьи, друзьями, знакомыми. Однако, социальные проблемы непременно определяют вектор развития конфликта в стиле семейной бытовой драмы.

 

Музыковеды и оперные критики до сих пор не определились с жанром «Консула». Одни характеризуют оперу как психологическую драму, другие – как триллер с элементами черного юмора или социальным гротеском государственной бюрократии. А по мнению Луиджи Ноно «Консул» Менотти можно считать ярким образцом «антисоветской пропаганды».

 

Агент тайной полиции – Игорь Царьков, Джон Сорель – Йоганнес Каммлер.

 

Показательной является и рецепция оперы на грани реализма и театра абсурда. Актуальная мюнхенская премьера «Консула» зеркало отразила много острых проблем современности – напряженное ожидание открытия безвізу для Украины, проблемы сирийских беженцев в Европе, выхода Британии из состава Евросоюза, опасность мирового политического дисбаланса Европы, Америки, России.

 

Джан Карло Менотти предусмотрел стратегию вневременной востребованности своей оперы. В партитуре он завуальовував пометкой «где-то в Европе» конкретное место действия. Латентным есть и социальный конфликт оперы – конфликт человека и сверхчеловека, бесправному большинству и властного лица (в данном случае – визитеров консульства и безымянного Консула, который не является реальным персонажем, а фигурирует в опере как заглавный символ государственной бюрократической системы). Ни разу консул не появляется на сцене. Как докладывает секретарша, «с консулом никто не может встретиться. Он чрезвычайно занят». Секретарша (ирландское сопрано Ніам О’Суліван) – также безымянный персонаж. Для государственных служащих, считает Менотти, важно не имя, а функция. Заметим, что почти все остальные персонажи, даже абсурдный фокусник Ника Магадофф (британский тенор Иошуа Овен Миллс), имеют имена, которые на пороге консульства меняют на номера – по опыту бывших концлагерей. Действительно Менотти так не имел цели акцентировать социальные вопросы?

 

Приоритеты мировосприятие по сравнению с предвоенным периодом изменились с классово-социальных конфликтов на психологические. «Если тогда интеллектуальную моду диктовал Маркс, то теперь Фрейд», ‑ метко подметила литературовед Татьяна Венедиктова (Венедиктова Т. Литература США после 1945 года // Зарубежная литература ХХ века Н., 2003, С. 469.). Исходя из этого режиссер мюнхенской постановки немка Кристиана Лутц трактовала трагическую историю «Консула» как психологический триллер, динамично разыгранный молодыми певцами ‑ солистами оперной студии Баварской Штатсопер. За плечами молодой художницы – ценный опыт сотрудничества с режиссерами Ахимом Фрайєром, Андреасом Гомокі, Клаусом Гутом, Штефаном Херхаймом, Петером Конвічним и солидный список оперных инсценизаций, включи «Альчіну» для Оперы Грац, «Улисса» для Баховского фестиваля в Висбадене, «Ринальдо», «Гензель и Гретель» для Новой Венской оперы, «Императора Атлантиды» для Семперопер Дрездена.

 

В своей версии «Консула» Лутц предложила конкретизировать место действия. Режиссер игнорировала меноттівську указание «где-то в Европе», создав яркую аллюзию конкретного помещения: консульства США в Мюнхене с американским флагом. Сложно представить себе больший контраст роскошного рококо театра Кувільє королевской Резиденции с графической, минималистично оформленной сценой «Консула» (сценограф Кристиан Андре Табакофф).

 

Режиссерская идея Лутц простая, конструктивная, визуально скупа, и не рассчитана на внешний эффект. В имитации консульства важен не столько интерьер и предметы, сколько их функция, прикладная атрибутика ‑ люстра, мраморные стены и лестница, скамейка для ожидания, фото-автомат, телефон, стол для заполнения анкет. Благодаря визуальному ограничению внимание фиксируется на музыкальной реализации характера, поведения, аффектов персонажей. Перепады эмоций от надежды до гнева, от безразличия до отчаяния, от унижения к состраданию пропорционально оттеняли освещение сцены, а серый формат комнаты словно загальмовував чувства, лишая каждого воли и желание коммуникации. Итальянка (российское сопрано Анна Эль-Кашем) покорно ожидает разрешения посетить свою неизлечимо больную дочь. Анна Гомец (румынское сопрано Паула Янчик), которая выжила во время войны в концлагере, страстно предпочитает умереть от давления бюрократии.

 

Персонажи невольно обречены стать интровертами – из опыта ожидания, которое оказывается бесполезным, «бесконечно вечным» по словам мистера Кофнера (швейцарский бас Милан Сільянов). Одна из посетительниц консульства, Вера Боронель (российская альт Алена Абрамова) все таки получает визу. Но этот случай лишь ускоряет трагическую финальную развязку. Главная героиня Магда Сорель заканчивает жизнь самоубийством. Итальянское сопрано Селене Дзанетти экспрессивно обнаружила множество контрастных градаций вокальной партии Магды, артистично показала на сцене предельные эмоции героини. Страх не останавливает Магду дать активное сопротивление агенту тайной полиции (уголовный образ которого четко очертил украинский бас Игорь Царьков). Страх провоцирует ее действовать, и в конечном итоге дать активное отпор системе. На такую борьбу способны только сильные личности. Ее слова «есть тысячи таких, как я, то мы должны умереть, потому что ни один корабль не спасает утопленных в море?» ‑ поражают параллелями с современностью. Убеждена в собственной правоте, Магда настойчиво требует встречи с консулом. Она – единственная, кому удается переломить равнодушие секретарши. Колоссальное вокальное и сценическое мастерство, которую показала Селене Дзанетти в сцене бунта Магды против абсурда государственного деспотизма, предсказывает певице большой оперный успех. Дуэт Селене Дзанетти с Йоганнесом Каммлером (немецкий баритон), исполнителем партии Джона Сореля, может смело претендовать на высокую оценку исполнителей как будущей звездной оперной пары.

 

Магда Сорель ‑ Селене Дзанетти, агент тайной полиции – Игорь Царьков.

 

Роковые события, на которые Магда не может повлиять – смерть сына, арест мужа, доказательство прямого контакта консула с агентом тайной полиции – лишают героиню воли к жизни. Она возвращается домой, и включает газовый шланг. Перед смертью в галлюцинациях ей появляются сын, муж, мать и фокусник, роль которого в опере граничит с героями театра абсурда – как неоднозначно намекают на иррациональные взаимоотношения тоталитарных мифов.

 

Органическое единство режиссуры с музыкальной драматургией оперы подчеркнул звуковой состояние бесконечного психологического напряжения, блестяще созданный дирижером Джеффри Петерсоном. Молодой британский маэстро руководствовался замечаниями композитора об опере, что «не является театром действия, а является театром размышлений» (Wolz Larry. Gian Carlo Menotti: Words without music // The opera jornal. Vol. 10, Nr. 3, 1977. P. 11.)

 

Магда Сорель – Селене Дзанетти, Секретарша – Ніам О’Суліван.

 

Мюнхенский камерный оркестр Баварской Штатсопер под руководством молодого дирижера отчетливо представлял оркестровый монтажно-компилятивный стиль Менотти. Джеффри Петерсон в интервью накануне премьеры отметил, что стиль Менотти как такового, по сути, не существует. В звучании слышим вдруг трио с штраусівського «Кавалера розы», в квинтете солистов угадывается Густав Малер. Потом музыка становится жестокой как «Danse sacrale» из «Весны священной» Игоря Стравинского, а позже узнаем неоклассического Стравинского с «Пульчинелли». В партитурах Менотти считаются привычными реминисценции творчества таких далеких фигур, как Иоганн Себастьян Бах, Клаудио Монтеверди, Модест Мусоргский, Джакомо Пуччини, Бенджамин Бриттен, Сергей Прокофьев, Самюэл Барбер, Карл Орф. Дирижер изобретательно распределил соотношение ансамблевых и солирующих эпизодов, которыми изобилует оркестровка Менотти. Очевидное преимущество фортепианных соло обязана прекрасной тембровій интуиции украинской пианистки Ольги Федоровой.

 

Не случайно структурная координация вокальных и ансамблевых сцен раскрывает преференции Менотти до фрагментарного сочетание кадровых блоков, которые прекрасно конвертировались из музыки в режиссуру. Но большой успех мюнхенской премьеры «Консула» завдячив не только гармоничной согласованности режиссерской интерпретации дирижером, но и высокой профессиональной актерской и вокальной исполнительском мастерстве молодого интернационального ансамбля солистов оперной студии. Вспомнились и талантливые постановки оперных студий Киевской и Львовской национальных опер Украины. В очередной раз вспыхнул момент истины про искусство и художников будущего. Развитие и поддержка международных проектов, которые открывают молодым талантам пути и возможности профессионального совершенствования – на самом деле единственный шанс исправить исторические ошибки прошлого. Самыми ценными целевыми проектами для государственных фондов и мироустройства «без виз» всегда были и остаются – культурная дипломатия, культурная кооперация, качественная культурно-художественное образование молодого поколения в живом интернациональной сотворчества.

 

Фото постановки «Консул» © Wilfried Hösl

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика