Новостная лента

Крестьянский посол Гурик и пользу пальмового масла.

13.11.2015

 

Станиславов 110 лет назад глазами газеты Kurier Stanisławowski.

 

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – “В магистрате советовались, в горах воровали лес“.

 

 

Во вторник, 6 ноября 1906 года после полудня посол Галицкого сейма Иосиф Гурик, которого тогда называли трибуном галицкого крестьянства, собрал в Станиславове (ныне – Ивано-Франковск) многолюдное вече. По подсчетам газеты Kurier Stanisławowski, на торжище по улице Галицкой, где происходило собрание, пришло около тысячи человек, преимущественно крестьян из уезда». «Среди собравшихся было несколько русских (греко-католических – Z.) священников, очень малая часть интеллигенции», – отметила газета в числе за 11 ноября 1906 года.

Гурик был выходцем из пригородного села Угринова и свою общественно-политическую карьеру начал еще в 1877 году как член Станиславівської филиала «Просвиты». По профессии он был каменщиком и прославился тем, что уже как посол в Сейм реализовал идею сооружения в Станиславове железнодорожного переезда в виде тоннеля, которым город пользуется до сих пор.

 

Галицкий сейм

 

 

Во время вече в Станиславове Иосиф Гурик, которого за взвешенность уважали даже политические оппоненты, называя «самым мудрым крестьянином в сейме», объяснял присутствующим позицию «Русского клуба», к которому он принадлежал в галицком парламенте, относительно избирательной реформы и расширения автономии Галичины. Последнюю инициативу «крестьянский посол» остро раскритиковал, заявив, что никакой «пользы от нее русинам не будет, а воспользуются с нее только поляки».

 

Тему межнациональных отношений в Галиции неожиданно развил какой-то радикал на фамилия Королик, присутствовавший на глаза. Он вдруг заявил, что не все поляки, являются такими уж врагами украинцев, и не все украинцы – без порока искажения мирных. И привел пример станиславивского епископа УГКЦ Хомишина, который, якобы, выступая перед гуцулами, резко высказывался против организации сечевых обществ – спортивно-патриотических объединений, основателем которых был Кирилл Трилевский. Это утверждение вызвало шумную перебранку, которую Гурикові пришлось оборвать, лишив Королика слова.

 

 

Но впоследствии еще один крестьянин в своей «беседе» взялся отчитывать русских послов, которые «ничего не делают в сейме и даже редко туда заглядывают».

 

«Перепало при этом отцу Мандичевському из Надворной, который, по словам оратора, обещал избирателям золотые горы, а сам спокойно смотрел, как враги в парламенте надели на люд русский стальные кандалы», — язвительно писал Kurier Stanisławowski.

 

 

Долголетний настоятель Надворной Корнила Мандичевський действительно в то время пытался вести себя очень лояльно и к австрийской власти, и в польских политиков, избегал более тесных контактов с москвофилами и народниками. В Галицком сейме и Райхсраті, куда он тоже избирался, Мандичевський говорил изредка и исключительно на аполитичные темы. Зато он был очень деятельным по обустройству Надвирнянского уезда: добывал средства на дороги, мелиорацию, школы, поэтому пользовался значительным авторитетом местных избирателей. Не удивительно, что в 1897 году в Надворной состоялись торжества по случаю 25-летия председательства отца Корнила Мандичевського в уездной раде. А после его смерти в 1914 году центральная улица города (теперь – вул. Соборная – Z.) даже носила название Мандичевського.

 

В дальнейшем, как сообщал Kurier Stanisławowski, вече превратилось в сплошное перемывание костей своим начальникам, особенно же досталось на орехи греко-католическому духовенству.

 

«Брали следующее слово еще несколько мужиков, и от речей их попахивало радикализмом, они обращали в первую очередь против русских священников, которых ораторы представляли как холопских эксплуататоров. Вот к чему привело кокетство русских священников с социалистами. Теперь русский мужик, наслушавшись от разных социалистических и радикальных поводырей атак на духовенство, бештає и презирает собственных пастырей в немилосердный способ», — отметила газета.

 

 

Украинская интеллигенция Станиславова, которая не проявила активности во время веча, ибо, как утверждал Kurier Stanisławowski, «не имела больше силы, чтобы влиять на украинское крестьянство», нашла другие возможности для того, чтобы в ближайшее время собраться вместе. В частности, 20 ноября в городе ожидали приезда труппы Львовского народного театра при обществе «Русская беседа», именно того года возглавил выдающийся актер и режиссер Иосиф Стадник. Анонсировались всего 8 спектаклей, среди которых – оперы «Галька» Станислава Монюшко, «Проданная невеста» Бедржиха Сметаны и «Фауст» Шарля Гуно. «Билеты можно приобретать в Народной торговли», – сообщала газета.

 

 

 

 

К слову, во время бурных событий украинской национальной революции 1918-1919 годов Иосиф Стадник на некоторое время перебрался в Станиславов, где организовал Украинский театр ЗОУНР. А впоследствии этот театральный деятель, которого называли своим учителем Николай Бенцаль, Амвросий Бучма, Ярослав Геляс, Марьян Крушельницкий, Евгений Коханенко, Лесь Курбас и другие, не оставлял дела своей жизни во время советской оккупации, когда возглавил Драматический театр имени Леси Украинки во Львове, а когда Галицию захватили немцы, переехал в Дрогобыч, организовав там Подкарпатский театр. В послевоенные годы был репрессирован и умер в 1954 году, вернувшись из ссылки в Львова.

 

Kurier Stanisławowski информировал о еще одно важное событие для украинской общины – запланировано на первую половину декабря открытие в Станиславове духовной семинарии УГКЦ. Строительство учебного заведения для греко-католических священников началось еще 5 лет назад, когда местным епископом был Андрей Шептицкий, который за собственные средства (10 тысяч гульденов) купил участок под напротив епископского дворца. На сооружение семинарии ему впоследствии удалось получить государственные субсидии – около 140 тысяч гульденов. Для нового учебного заведения Шептицкий подарил 4000 книг из собственной библиотеки. После закрытия семинарии в 1946 году часть книг было передано в областной архив. Тогда же была прервана история этого заведения, деятельность которого возобновилась в 1990 году, но уже в другом помещении.

 

 

Последним ректором Станиславівської семинарии был отец доктор А.Бойчук, которого арестовало НКВД в октябре 1945 года. После двух лет заключения в Киевской тюрьме он был сослан на 10 лет в Воркуту. Трагичнее была судьба 19 семинаристов, которых в 1945 году расстреляли. В советское время здание Станиславівської семинарии занимал штаб 38-й армии, а впоследствии – военкомат. Теперь в этом помещении, которое снова вернули в собственность УГКЦ, работает католическая школа.

 

Будто в противовес «русском собрании», на которое крестьяне собрались на площади под открытым небом, за несколько дней перед тем в Станиславе состоялось вече промышленников – в большом зале театра. Собственно с описания этого события и начал выпуск Kurier Stanisławowski.

 

 

Вече проходило под председательством правящего бургомистра Артура Німгіна. А перед его началом все его участники помолились в так называемой колегиате – фарному костеле Пресвятой Девы Марии. Эта древнейшая постройка города была построена еще в 1703 году по проекту и под руководством французских архитекторов Франсуа Корассини и Кароля Бенуа – первых зодчих Станиславова. Здесь была усыпальница семьи Андрея Потоцкого, основателя города, и хранились мощи святого Винцента, Станислав Потоцкий, младший сын Андрея, привез от Папы Римского.

 

 

Хотя австрийская власть снизила статус приходского костела в, его по привычке называли колегіатою, и все выдающиеся события в жизни польской общины сопровождались богослужениях в этом храме (теперь в этом здании – Музей искусств Прикарпатья – Z.).

 

Во время веча предпринимателей тогдашние «бизнесмены» сетовали на упадок мелких промышленников за конкуренции, которую они терпят от крупной фабричной промышленности. Докладчиков было довольно много (среди них – промышленный инструктор со Львова некий господин Шинет, который рассказывал о новеллах в законодательстве), газета даже не смогла вместить все выступления в одном числе.

 

Одной из проблем, которые существовали в промышленности Станиславова, была недостаточное количество грузовых вагонов на местной железнодорожной станции. Об этом говорил на заседании Львовского торговой палаты представитель Станиславивского округа Эдмунд Раух.

 

 

«По восемь дней и больше лежат в Станиславове товары на станции, напрасно ожидая, что скоро их загрузят в вагоны. Дошло до того, что наша железнодорожная станция прекращает прием товаров, потому что нет на них места, и вагонов также нет», — цитировала господина Рауха газета.

 

Развитие промышленности в Станиславове привел также к экологической ущерба для жителей города. Kurier Stanisławowski обращал внимание соответствующих органов власти на то, что нефтеперерабатывающее предприятие братьев Габер, расположенное на восточной окраине города, сильно загрязняет воздух.

 

 

«Рафінерія нефти в Княгинине-Колонии, расположившейся на микитинецьких полях, правдоподобно из-за недостатков функционирования или низкие дымоходы, отравляет воздух в городе и окрестностях. Случается такое чаще всего после полудня, когда становится сильнее восточный ветер и приносит с собой и заполняет целый город интенсивным, едким и невозможным к вдыханию вонью от зготовленої на той рафінерії нефти», — возмущался корреспондент газеты.

 

 

А для тех жителей Станиславова, которые особенно озабочены состоянием своего здоровья, Kurier Stanisławowski сообщал о новинках здорового питания, к которым тогда причисляли даже… пальмовое масло. Со ссылкой на неназванных ученых и знаменитых врачей, газета сообщала, что кунероль (как тогда называли этот жир) является лучшим среди всех растительных олійок и особенно помогает для тех, кто имеет проблемы с желудком и кишечником.

 

 

Дальше будет.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика