Новостная лента

Кровь в бане и приближение выборов

07.01.2016

 

Станиславов 110 лет назад – глазами газеты Kurjer Stanisławowski.

 

 

 

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «по Следам сенсационной кражи на фоне реконструкции вокзала»

 

 

 

В первые дни нового 1907 года в самой известной и старейшей городской бани (парные) Станиславов (ныне – Ивано-Франковск) пролилась кровь. «В пятницу около двух часов пополудню попытался наложить на себя руки в бани при улице Фердинанда [ныне – баня на улице Низовой, 5. – Z] 61-летний Фердинанд Хоремський, который сейчас находится без работы. Купаясь в ванной, он хотел перерезать себе вены цизориком», – так рассказывала про этот случай в числе по 6 января 1907 года местная газета Kurjer Stanisławowski.

 

От страшного греха самоубийства мужа спасли братья-торговцы Оскар и Мендель Арнольдови, которые принимали ванну рядом. Заметив манипуляции Хоремського с ножом, они подняли шум и помешали его намерению. Наконец, легко искалеченного в трех местах мужчину доставили в госпиталь.

 

 

Баня, в которой проливал свою кровь неудавшийся самоубийца, только (потому что в ноябре 1905 года) открылась после ремонта, проведенного новым собственником – С каким-то.Вайсом. А перед тем заведение принадлежало одному из самых выдающихся представителей украинской общины города Ивану Яхну, соучредителю местных ячеек «Просвиты» и «Русской беседы». Не случайно именно в ожиданий этой бани Иван Франко с Михаилом Павликом на Зеленые праздники 1892 года провели вече местных радикалов (использовать для собраний и другие помещения, в частности, рядом ресторан при пивоварне Седельмайєра, запретила местная власть).

 

Кстати, сам Яхно жил в одноэтажном каменном здании напротив. А баню он получил в наследство от своего тестя – Францишека Гуравського.

 

Эта баня (бывшая «турецкая» Яхна и Гуравського) вот уже более 170 лет выполняет свои функции

 

 

Предприимчивый поляк Гуравський построил паровую купальни с ваннами еще незапам’ятного 1845 года, вложив в это дело бешеные на то время деньги – 16 тысяч флоринов (ґульденів). Парная работала ежедневно, кроме понедельника, ванны отапливались ежедневно и, если верить тогдашней рекламе, «были очень комфортными». Эту баню в городе называли «турецкой» – в отличие от «римской», расположенной на улице Третьего Мая (ныне – улица Грушевского).

 

Баня (парня) на вул. Третьего Мая

 

 

Удивительно, но заведение, основанное Францишеком Гуравським более 170 лет назад, работает в Ивано-Франковске до сих пор в том же древнем помещении, оставаясь при этом едва ли не единственной в городе общественной баней. И, как на чудо, до сих пор сохранились на старом кладбище, был разрушен в 1980-х годах, а впоследствии реконструирован как Мемориальный сквер, могилы бывших владельцев бани. Семейный склеп Гуравського и Яхна стоит справа от главного входа.

 

 

Но для одного бывшего жителя Станиславова новый 1907 год так и не наступил. Как сообщал в той же колонке новостей Kurjer Stanisławowski, в Граце (центр коронного края Штирия) застрелился поручик артиллерии в отставке Кнурт, который перед тем служил в прикарпатском городе. «Он должен был уйти в отставку из-за чрезвычайное ожирение и роковые имущественные отношения, которые тоже были причиной его самоубийства», — отметила газета.

 

Новогодняя же ночь в Станиславове прошла без всяких эксцессов, а наоборот, как писала газета, «громко и весело».

 

 

«Отличительной особенностью, которую надо подчеркнуть, стал каждый раз силніший импульс к проводам старого года не так, как раньше, в семейном кругу, а на французский и немецкий образец – в общественных помещениях, под звуки оркестра и гомона толпы возле столиков и напитков… Частные дома опустели, зато заполнились ресторации и кафе, в которых розмовлялося, пилось, танцювалося и фліртувалося», — описывал прошлую новогоднюю ночь Kurjer Stanisławowski.

 

Мещанское казино

 

 

По данным газеты, на «Сильвестрову ночь» (как называют ее поляки) в Мещанском казино Новый год встречали шесть десятков танцующих пар, и забава продолжалась до 4 часов утра. Как и теперь, в полночь к собравшимся обратился с новогодним приветствием президент (правда, не государства, а Мещанского казино) – господин советник Ебенберґер.

 

Первый день нового года был особенно праздничным для пятерых работников местной почты и старенького сторожа магистрата, которых наконец выпустили из-под ареста. Следствие не выявило их причастности к крупнейшей краже в истории станиславівської почты с почтового фургона пропали 54 тысячи крон). Дирекция почтовой связи тем временем объявила вознаграждение размером в тысячу крон тем, кто поможет выследить преступника, который похитил инкассаторский мешок с деньгами.

 

 

К слову, загадочная пропажа денег была не единственной проблемой станиславівських почтовиков. Корреспондент газеты в этом же числе также сетовал на плохое освещение в здании городской почты, в котором все еще использовали тусклые нефтяные лампы.

 

 

«Освещение почты нефтью гораздо дороже, чем газом, а в нашем городе, где каждая правительственная институция освещается газом, это вообще аномалия… Может, для почтового правительства это новость, но даже наш уголовный заведение на Дуброве вводит в себя и для заключенных с нового года газовое освещение», – иронизировал Kurjer Stanisławowski.

 

«Колегіата»

 

 

Польская община города, кроме празднования нового года, имела еще один повод для радости в новогоднюю ночь. 31 декабря 1906 года римско-католическим епископом во Львове стал Владислав Бандурский, который более года находился в Станиславове и, как писала газета, «записался очень мило в сердцах станиславівців». В 1892 году он был назначен викарием здешней «колегіати», кроме того, преподавал катехизис в школах имени Мицкевича, имени королевы Софии и промышленной, а также в пансионате Мелании Дубровской. С катехизической целью ксендз Бандурский ездил селами Станиславивского деканата, а в время, когда свирепствовала холера, навещал больных и причащал умирающих.

 

 

Через год Бандурский перебрался во Львов, присоединился к польских тайных радикальных организаций и стал сторонником польской «национальной демократии». Выступал против политики русификации Холмщины, но принимал участие в акциях, направленных на полонизацию украинцев – униатов этого региона. Во время Первой мировой войны сотрудничал с легионами Юзефа Пилсудского. Умер в Вильнюсе 1932 года.

 

Епископ Бандурский с Юзефом Пилсудским (1916)

 

 

Тем временем украинцы в Станиславове отложили свои поводы для радости на новый год по «старому стилю». Именно к этой дате, как писал Kurjer Stanisławowski, приурочили открытие греко-католической семинарии на улице Липовой (ныне – Шевченко).

 

 

«Сейчас в ней находятся 20 русских [украинских. – Z] клириков 1-го года теологии. На внутреннее устройство семинарии правительство выделило квоту в 28 тысяч крон», – сообщала газета.

 

А во время рождественских праздников священник пригородного села Угринова и проводник станиславівських украинцев отец Иероним Барыш призвал жителей Станиславивского уезда провести вече, на которых обсудить дело выборов, которые приближались этого года, и выбрать по пять делегатов на окружной съезд в Станиславове. «На съезде, который состоится 11 января этого года, будут определены кандидатуры послов со станиславивского округа, избран избирательную тактику и способы сбора средств для избирательного фонда», – раскрывал планы украинцев Kurjer Stanisławowski.

 

 

Кстати, угриновский настоятель был своего рода помощником депутата – помогал соседу Иосифу Гурику, посла Галицкого сейма и австрийского парламента, знаменитого «народного трибуна». В 1897 году священника даже арестовывали за участие в избирательной агитации.

 

 

Пока политические партии, которые в то время имели отчетливые национальные признаки, только готовились к предвыборной борьбе, на бытовом уровне страсти закипали. Польская газета, в частности, приводила свою версию инцидента в пригородном селе Пацикові. Согласно с ней, местного крестьянина Николая Дубницького (согласно газете, «поляка») встретили Петр и Михаил Ружанські («обрусілі поляки») и упрекали тем, что он лучиться с поляками, отдает детей к польской школы и принимает участие в польских торжествах. Когда же на ту волну поступил пациківський войт Николай Чугайда, то якобы ударил Дубницького кулаком в глаза, а когда тот упал, добивал ногами по голове до потери сознания. Избитый попал в госпиталь, а делом занялась прокуратура, куда пожаловался представитель избитого доктор Юркевич.

 

Тем временем в Станиславове отменили торжище крупного рогатого скота и безріг (свиней) – через ящур (или, как тогда говорили, пискову и ратичну заразу). Проведение ярмарок запретили от 3 января и до отдельного объявления.

 

 

Поскольку из города исчезли КРС и лошади, без дела оказались местные кузнецы, которые только что сдали экзамены на подковывание перед комиссией Наместничества. Kurjer Stanisławowski назвал фамилии счастливчиков, которые удачно прошли испытания – Йозеф Дененфельд и Владислав Яцковський из Станиславова и Ян Радзішевський с Крилоса. Кстати, экзамены сдали далеко не все.

 

 

«Комиссия, в состав которой входили краевой ветеринарный инспектор Генрик Лянґ, старший уездный ветеринар Мечислав Гродецький и военный ветеринар Оттокар Хоруза, двух кузнецов признала неспособными к подковки», — проинформировала газета.

  

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика