Новостная лента

«Культура – это наиболее человеческая перспектива»

03.04.2016

 

Доктор Марцин Поправскі – декан факультета международных отношений Познанского университета имени Адама Мицкевича, доцент Европейского университета Виадрина, вице-президент сети культурного менеджмента и политики ENCATC. В 2009 он начинал свою карьеру с фестиваля Академия гитары, и последние восемь лет культурные индустрии стали его ежедневной работой и сферой интересов. Он рассказал нам о специфике и вызовы, стоящие перед специалистами отрасли в Восточной Европе, а в частности – в Польше и Украине.

 

 

Если честно, я часто встречаюсь с предпринимателями в культуре, но относительно понятия целой индустрии, то это часто неправильно употребляемое, или обидное слово в нашей части Европы, и в таких странах как Польша и Украина. У нас есть много отдельных успешных людей, а в отношении структур – здесь есть проблемы. Если сравнивать инициативе польского или украинского креативного класса и британскую музыкальную индустрию, или, скажем, немецкий рынок книгоиздательства, то очевидно, ситуации кардинально разные. Это объективно, тотально разные условия производства, уровень развития и амбиции, и мотивация что-то делать.

 

Культурные индустрии – это термин, который сначала имел отрицательное значение; он означал производство массового продукта потребительской культуры. И это началось с раннего ХХ века. Это феномен массового воспроизведения изображений, то есть фотоиндустрии, радио или телепродукта, а также феномен развития ранних медиа – тех, что их сейчас называем новыми. То есть с такой точки зрения, культурные индустрии воспринимались негативно.

 

Впрочем, после Второй Мировой войны, а затем – после семидесятых, это начало меняться. Культурные индустрии стали словно фетишем: экономисты, министры, все хотели иметь нечто такое в своей стране или регионе. Это – причина парадокса: мы часто говорим о своеобразного троянского коня в культуре, ведь у нас есть артисты, которые пытаются быть бизнесменами в «пол ноги». Они просто хотят отхватить свой кусок, называя себя творцами; используют какие-то механизмы предпринимательства, просто чтобы стать частью креативной индустрии, экономики, города. Хотят добраться до платформы с возможностями, с определенным доступом к финансированию, грантам. И это позирование вредно для обеих сторон – особенно, для художественной.

 

Большинство культурных менеджеров пришли в профессию через самообразование. Здесь сложно найти действительно полезный университет, поэтому есть другой выход, довольно хороший – учиться у практиков. Много предпринимателей в культуре в Польше – это люди, которые делают фестивали. У нас океан новых фестивалей, все города мечтают о собственном, поэтому сейчас существует с десяток тысяч инициатив. Их иной, негативную сторону – процесс фестивалізації культуры.

 

 

Публичные институции, которые привыкли годами работать по одинаковому расписанию, оказались под давлением новичков, которые один за другим предлагают свои варианты последовательности событий. И таким образом новые предложения «смещают» внимание аудитории. Современный человек имеет ограниченное время для отдыха и культурного досуга, и поэтому может выбрать событие на свежем воздухе вместо оперы. Впрочем, такие вызовы имеют свой позитив: теперь театры выходят на улицу, они меняются, трансформируется традиция. Институты тоже устраивают свои фестивали – это касается целой отрасли культуры. Изменения происходят через силу развития инициатив снизу.

 

Есть кейсы, когда маленькие города вполне менялись, развивались вследствие создания там культурного стартапа. Изменения там видны очень быстро – при условии, что есть образованные люди, которые готовы вкладывать в это энергию. В одном городке в конце семидесятых начали делать панк-рок фестиваль. Сначала это был шок. Провинция, фактически, сельская местность, и здесь тысячи панков и рок фанатов приезжают к ним послушать музыку, разбивают лагерь, ведут себя странно, пьют… И за двадцать лет, когда переделывали бренд города, фестиваль стал его частью. Люди начали воспринимать себя свободными, начали считать городок особенным, там начали возникать общественные организации, твориться проекты. И это целая микрокультура.

 

И есть следующее условие – чтобы это было поддержано и одобрено местными властями. То есть, первое условие – люди: культурные лидеры, которые словно магниты притягивают молодежь, чтобы она возвращалась после учебы в университете домой, в родной городок, и могла сказать – это мой дом, я не останусь в мегаполисе, я буду делать что-то для своей среды. Второе условие: согласие институтов, стимуляция, поощрение инициатив.

 

Многое зависит от грамотности в культурной сфере правительственных учреждений, от понимания процессов и их значение. Понимает ли власть, что жители нуждаются не только инфраструктуры транспорта и торговли, но и контента, который может передаваться из поколения в поколение, культурной активности, что является элементом мозаики, которая составляет смысл нашей жизни?

 

«Я могу играть разную музыку, могу танцевать как дикий, о, я же всегда хотел узнать больше об истории искусств, я волен делать столько всего…» – и таким образом человек творит свою культурную идентичность. Это смысл креативной среды – помогать людям оставить по себе что-то больше баланс на банковском счету или бизнес. Многие города сегодня стремятся устойчивости, стабильности. И что это такое? Есть экономика, есть окружающей среды, и часто не хватает именно условного столба культуры.

 

Ибо культура – это же и есть эта преемственность, переємність, смысл жизни. Возможно, это и есть главный столп стабильности в жизни между работой и досугом. Как говорил Аристотель: ты работаешь, чтобы иметь свободное время. Поэтому давайте удовлетворять потребности людей. Муниципалитет должен заботиться о услуги транспорта, вывоз мусора и дороги, но и также о право на интересный досуг.

 

Если отбросить популизм политиков, то культура имеет значение потому, что ей говорится о жизни, а следовательно это – наиболее человеческая перспектива. Зигмунд Бауман говорил: искусство и культура – это способ, в который люди борются со смертью.

 

Думаю, искусство является самым интересным контентом, чтобы заполнить пропасть между жизнью и смертью.

 

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика