Новостная лента

Культура и эффективность…

27.05.2016

 

Креативные индустрии способствуют развитию культуры в целом. Но для того, чтобы этот процесс вышел на практический уровень, нужно позаботиться о множестве предпосылок. В частности, побороть прежние представления, перестроить культурные учреждения, их функции и показатели эффективности. Об этом и другом общались участники II Форума культурных и креативных индустрий в УКУ. Мы записали самое интересное из изложений эксперта по региональному развитию Владимира Воробья и директора «Мистецького Арсенала» в Киеве Олеси Островской-Лютой.

 

 

Общество – «заказчик» культурной индустрии

 

Владимир Воробей, эксперт по региональному развитию, отмечает: культурные индустрии стоит воспринимать сквозь призму добавленной стоимости, которую формирует публичный товар, благо, которое мы как общество должны финансировать. Получается, что культура в целом является публичным товаром. Поэтому мы должны сформировать общественный договор, и через налоги платить за то, чтобы вокруг были образованные люди.

 

«Другой вопрос, институции, которые мы финансируем из бюджета, действительно продуцируют это публичное благо? Или те люди, которые выходят из институтов, являются культурными? – отмечает Владимир Воробей. – Например, когда мы видим низкий уровень культуры молодежи, то понимаем, что публичное благо не формируется, а следовательно, институты, которые должны были бы за это отвечать, не являются эффективными. И здесь возникает вопрос: насколько культура продуцирует публичное благо, за которое мы платим?»

 

Мы потребляем не культурный продукт, а смыслы, которые он продуцирует

 

Отсюда возникает понятие цепи стоимостей. И здесь важны не только культурные люди как публичное благо, но и то, что они творят – культурные продукты: музыка, искусство, которые мы потребляем. Не просто как продукт, а как определенные смыслы, которые он содержит. И в результате вдохновляемся ими, меняем взгляд на определенные вещи, в конце концов, развиваем свою креативность.

 

Поэтому культурные продукты «массируют» наше оригинальное мышление. Отсюда и взаимосвязь – культурные люди формируют креативные индустрии и снова создают товары потребления, но уже с более высоким уровнем креативности, который проявляется в оригинальности идеи.

 

«Эта цепь стоимостей на государственном или региональном уровне чрезвычайно важен, так как тогда выше вероятность, что бизнесы будут формироваться на креативных стоимостях. А это и создание рабочих мест, и налоги в бюджет, – говорит эксперт, – Можно бесконечно говорить о высокой культуре, но бедная страна вряд ли может позволить себе содержание высокой культуры. С другой стороны, без высокой культуры бедная страна никогда не станет богатой. Эта дихотомия непрерывная, поэтому единственный путь для нас сейчас – научиться выстраивать цепи стоимостей на общественном уровне».

 

Еще один вызов – разрушить установоцентричне мышления

 

Одной из проблем, которые привели к сегодняшнему состоянию культуры, по мнению Владимира Воробья, является то, что мы живем наследием установоцентричного мышления – тогда как вместо «учреждений» надо внедрять понятие «институты». Мысля этой категорией, мы сможем понять, а целесообразным является функционирование некоторых учреждений? Когда мы выйдем на этот уровень, то станет очевидно: надо прекратить вливать кровь в зомби-учреждения, не пытаться их поднять, оживить, обосновать существование тех заведений, которые имеют торжественно умереть.

 

«Нам следует понять, действительно ли те учреждения, которые существуют сейчас, формируют креативную культуру, и являются ли они эффективными. Чтобы дать ответ на этот вопрос, сначала надо понять, каковы наши цели. Например, что мы хотим сделать, чтобы львовяне не сидели дома, а развивались и осознанно приобщались к культуре? – говорит Владимир Воробей. – Как знать, а, возможно, сихівські забегаловки более культуротворчі в этом плане, чем городские библиотеки и музеи? Мы же не знаем, о чем там люди говорят. Это означает, что культурный процесс происходит, и он переходит в креативный продукт, который не обязательно является продуктом таких привычных для нас учреждений».

  

 

Украинцы склонны к созданию проблем и героического их решения

 

Существует много различных инструментов для формирования культурных индустрий: финансирование проектов, практик, анализа и тому подобное. Поэтому важно понять, какой именно способ будет уместен в конкретной ситуации, какие инструменты будут наиболее эффективными: это проведение фестивалей, создание институции, финансирование городских инициатив, или мотивирования людей вести себя определенным образом.

 

«Иногда сначала нужно сделать заказ на анализ, чтобы предотвратить следующую ситуацию: вы создает институт исследований, потом ищете людей, которые бы там работали, не находите соответствующих специалистов, и не довольны работой тех, что есть. Как следствие, этот круг замыкается на том, что институт надо ликвидировать, – говорит Владимир Воробей. – Надо признать, что украинцы склонны придумывать сами себе проблемы, а потом героически их решать. Тогда как надо сперва проанализировать грунт и, например, понять, что у нас уже есть Институт города – возможно, именно он может выполнять нужные для нас функции, и не рационально создавать новую институцию. Зато, стоит финансировать практики публичной коммуникации. На пример, чтобы люди на Сыхове выходили из домов и говорили о тот же Форум издателей».

 

Эффективность – не только экономическая, но и социальная категория

 

Владимир Воробей отмечает, что дихотомия «экономическая эффективность» и «социальная справедливость» является тезисом 90-х годов. Сегодня принципы совсем другие: эффективность должна быть всегда, просто сейчас она оценивается в экономических и социальных капиталах. Относительно последних, то здесь важно, организация влияет на формирование связей между людьми и их интеллектуальное и культурное развитие.

 

«Любую библиотеку следует оценивать с точки зрения этих двух показателей: правильно ли она распределяет средства и насколько влияет на формирование человеческого капитала. Возможно, из библиотеки, в которой немного посетителей, выходят гении, дети идут в художественные школы и связывают свой выбор с влиянием именно этой библиотеки», – добавляет Владимир Воробей.

 

«Мистецький Арсенал» в Киеве

 

Успешным примером креативной культурной институции является государственное предприятие «Мистецький Арсенал» в Киеве. Его директор Олеся Островская-Лютая рассказала о проекте:

 

«В прошлом году мы работали над разработкой новых стратегий для Арсенала, поскольку все наработки, которые мы делали начиная с 2004 года, были не релевантными. Первоначальная идея, с которой был создан «Мистецький Арсенал» – «украинский Лувр».

 

Впрочем, мы поняли, что эта идея утопическая. Зато увидели: у Арсенала есть своя естественная траектория, и основной вопрос, на который надо ответить, – зачем общество через государство должно финансировать этот проект, чем вкладывать деньги именно в него, а не, скажем, в какую-то школу?

 

Ответ был следующий: «Мистецький Арсенал» является организацией, которая способствует модернизации украинского общества и интеграции в мировой контекст, опираясь на ценностный потенциал культуры».

 

Олеся Островская-Люта подчеркивает: институция имеем смысл тогда, когда делает вклад в то, чтобы это общество становилось более стабильным, современным и ответственным: «Мы проанализировали наиболее посещаемые события этой весны – «Книжный Арсенал» и «Музей Новостей». Люди, которые не являются опытными посетителями таких мероприятий, были захвачены, а профессиональная аудитория была настроена скептически. Для нас это означает, что мы продвинулись в этом направлении модернизации, но еще не достаточно глубоко».

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика