Новостная лента

Культура в приоритете

27.02.2016

 

Львовское управление культуры, в отличие от большинства своих коллег в Украине, уже привыкло быть активным игроком в культурной жизни города – то на уровне финансовой поддержки независимых инициатив, то на уровне харизматических лидеров, которые в свое время положили немало разнообразных трендов и процессов в городском культурном процессе. Правда, в 2016, после отставки Ирины Магдыш, публичная активность городского управления значительно стишилася. (Одновременно, кстати, значительно возросла активность и присутствие в медиа областного департамента культуры). Проекты, разумеется, продолжались, праздники проходили, да и вообще, если подумать – 2016 год был щедрым для львовской культуры. Но ощущение определенной недосказанности почему-то у многих осталось… Поэтому о том, чем занимались весь год городские менеджеры культуры, и чего ждать от них в 2017, мы поговорили с Михаилом Морозом – в.а. начальника управления культуры Львовского городского совета.

 

Михаил Мороз. Фото: Игорь Черняк

 

– Отчет управления культуры за прошлый год впечатляет и объемом, и количеством событий. Но чем именно Вы могли бы гордиться? Какие меры или сдвиги считаете знаковыми?

 

– Хочу начать с того, что управление не является и не может быть самостоятельным игроком в области культуры. Так или иначе, даже в проектах, где мы доминируем, есть ряд партнерских организаций и институтов. В большинстве проектов основным является как раз общественный сектор или наши независимые институции – мы просто тем или иным способом их поддерживаем: финансово, организационно, информационно, консультационно. Поэтому очень часто реализованы проекты не являются заслугой только управление. Основная работа лежит на различных творческих объединениях, общественных организациях и тому подобное.

 

Изюминка 2016 года – безусловно, присоединение Львова к титула Европейской Столицы Культуры. Пик был в апреле – Львовский месяц во Вроцлаве – но проект длился целый год: и до апреля надо было подготовиться, и затем в течение года было немало событий в Львове, которые также касались статуса ЕСК. Здесь – особая благодарность Творческому объединению «Дзига» и партнерам с польской стороны. Вклад управления был финансовый, в меньшей степени – исполнительный или организационный. В целом из городского бюджета было выделено примерно 900 тыс. грн. на реализацию статуса ЕСК Львов. Но это то, что позволило Львову громко заявить о себе и в целом о культуре Украины во Вроцлаве, в Польше и в Европе. Это проект № 1.

 

Имеем надежду, что Столица культуры станет изюминкой не только 2016 года. У нас есть амбициозные планы присоединиться к официальному титулу ЕСК, и сотрудничать с другими столицами культуры в 2017 и последующих годах.

 

Путеводитель Города литературы

 

«Номер два», который стоит выделить – это старт программы «Львов – Город литературы». В декабре 2015 года Львов официально получил этот титул – Город литературы в Сети творческих городов ЮНЕСКО. Мы – единственный украинский город, который входит в сеть креативных городов, которая охватывает не только литературу, а и ряд других направлений. В мае мы совместно со средой (ибо это тоже не есть достижение самого управления, но работа целого города) разработали и утвердили на сессии горсовета комплексную программу «Львов – Город литературы». Начал свою работу офис программы на базе Городского дворца искусств имени Гната Хоткевича – как сектор творческого развития. И уже за это короткое время было реализовано достаточно много интересных проектов. Недавно вот презентовали книгу, упорядоченную руководительницей офиса Ольгой Мухой, – это, в известной мере, итог работы 2016 года.

 

Третий важный для нас проект состоялся в контексте другой программы – программы развития кинематографии, которая стартовала еще раньше, но первые видимые результаты дались в 2016 году. Речь идет о инфраструктурное обновление двух бывших кинотеатров, а теперь – культурно-художественных центров: «Спутник» на Левандовке и «Львовский киноцентр» в Ореховой роще. 2016 года благодаря средствам горбюджета там начаты ремонтные работы, и уже заметны изменения: ремонт фасада в Киноцентре, перекрыта крыша и отремонтирован фасад в «Спутнике». Конечно, остается еще немало вопросов к решению – до 2014 года никто не вкладывал в эти заведения. Сейчас ключевым будет вопрос систем отопления: оба здания их не имеют, а это важно.

 

Львовский киноцентр

 

Но так же, помимо инфраструктурных обновлений, был прогресс относительно изменений контента в этих заведениях. Киноцентр фактически подарил Львову возможность смотреть кино не только в помещениях, но и на крыше. Андрей Породко, директор, успешно реализовал этот проект. Было много добрых отзывов среди львовян и гостей города.

 

«Спутник» имел Фестиваль Параджанова, который продолжался достаточно долго и в помещениях КМЦ, и вокруг него, был междисциплинарным, и продемонстрировал аудитории и кино, и лекции, и дискуссии, театральные встречи, шахматный турнир и многое другое. Этот проект мы будем продолжать и в этом году – с определенными видоизменениями и с учетом прошлогоднего опыта. Фестиваль Параджанова 2017 года будет не таким продолжительным, более сконцентрированным, багатопанельним. Но это тот проект, который, я надеюсь, станет изюминкой Левандовки на последующие годы.

 

Это топ-3 проектов, которые стартовали в 2016 году, и дали толчок в дальнейшем. Дополнительно: мы сейчас завершили основные работы над стратегией развития культуры, и надеюсь, что в 2017 в начале весны мы представим наработки на рассмотрение депутатского корпуса горсовета, и наконец это утвердим. Но основная работа здесь тоже длилась в 2016 году. Поэтому это некое невидимое достижение, которое обязательно себя проявит в 2017 году.

 

Кино на крыше в Киноцентре.

 

Кроме того, радует динамика относительно театра Леси. В 2015 году мы начали не то что с нуля, но даже с минуса – и это был тот шанс, который мы должны качественно использовать. Здесь я хотел бы поблагодарить Евгению Худзику, который первым взял на себя тяжелую ношу исполняющего обязанности худрука. Теперь эту эстафету подхватил Павел Аре, который стал художественным руководителем на основе конкурса. Сейчас театр выходит на новый уровень: они работают не только в узком театральном кругу – в 2016 открылась студия детского театрального искусства «Ау» (руководитель Олег Онещак); началось сотрудничество с (например, концерты в столярные).

 

И театр Леси, и Первый украинский театр для детей и юношества активно включились в празднование Рождества во Львове, вышли из помещений в свои дворики. Есть немало планов на будущее. Здесь стоит поблагодарить команду театра Леси – за то, что они в это непростое время активно работают, и мы со своей стороны стараемся им как можно лучше помогать. В 2016 году были разработаны проектно-сметную документацию на реставрацию крыш и фасадов театра. В 2017 году уже заложены средства, и, как только позволит погода и мы завершим тендеры, – начнем реставрацию, чтобы к осени-зиме театр уже не имел проблем, как в прошлом году.

 

На самом деле, инфраструктурные проблемы есть у всех театров – и «Воскресение», и Первого. По большому счету, удовлетворительное состояние только в театре «И люди, и куклы». Он самый маленький, и в свое время после пожара был восстановлен за счет бюджетных и внебюджетных средств; хотя тоже есть свои проблемы.

 

Относительно удовлетворительное состояние имеем в театре Курбаса. Когда строился отель рядом на Гнатюка, в рамках инвестиционного соглашения значительная часть проблем были решены за счет инвестора. В этом году мы завершаем разработку проектно-сметной документации, чтобы окончательно закрыть вопрос отопления театра Курбаса. Тем более, в этом году у них будет юбилейный сезон! В трех других театрах – театре «Воскресение», театре Леси Украинки и Первом театре – огромные инфраструктурные проблемы, которые требуют огромных средств.

 

В театре Леси Украинки только крыша и фасад – это более 12 миллионов гривен (еще по старым расчетам). Но это задача, которую мы осознаем, и совместно с театрами постепенно решаем.

 

Театр Леси я отметил прежде всего из-за того, что там была внештатная ситуация, связанная с коллективом. Другие же театры работают в стабильном режиме: имеют сформированный состав и свои постоянные проекты. К сожалению, имеем также досадную ситуацию, связанную с состоянием здоровья художественного руководителя театра Курбаса Владимира Кучинского. Безусловно, это произвело свой эффект на жизнь театра, и побудило друзей театра и коллектив к созданию новых проектов на поддержку своего режиссера. И это тоже имело свой неожиданный положительный эффект для культуры нашего города.

 

Рождество в театре Леси

 

Если же говорить о движении институтов, то радуют наши библиотеки. Совместно с библиотеками для детей и взрослых, мы разработали ряд программ. Например, ввели проект «Третий возраст» совместно с Форумом издателей, направленный на читателей пожилого возраста. Активно работаем с детскими библиотеками – делаем проекты и программы для самых маленьких читателей города Львова, чтобы прививать любовь к книге и литературе: например, программа «Расту и развиваюсь». Есть и инфраструктурные обновления (потому что это то, что надо делать постоянно): имеем новый комфортный пространство в 42-й библиотеке на улице Патона. Из библиотеки советского образца с маленькими комнатами, которая была в аварийном состоянии, создан хороший целостное пространство с соответствующим зональным функционированием. Как на меня, это очень хороший проект, и сейчас там есть возможность реализовывать новые библиотечные программы.

 

В 2016 году мы подготовили стратегию развития наших библиотек, и теперь представим ее как составную часть стратегии развития культуры города. Ведь библиотеки – это тот ресурс, который может превратиться из классического места, где только читают и царит тишина, в формат центра сообщества, ячейка культурно-социальной деятельности общины.

 

Среди других наших учреждений культуры стоит упомянуть о музее. Их в подчинении управления всего три: Музей архитектуры и быта, который теперь носит имя Климентия Шептицкого – там активно работали рабочая группа, связанная с сотрудничеством музея и религиозной организации – монастыря, который находится на территории музея…

 

– Управления удовлетворено тем, как поработала эта рабочая группа?

 

– Рабочая группа еще не завершила своей деятельности. Фактически, можем говорить о присвоении имени музея. Есть четкое понимание всех сторон, что должен быть поиск компромисса и консенсуса, выгодного для всех сторон процесса. Чтобы это была не доминация одной институции над другой, а совместная выгода для обоих заведений и для города в целом. Но процесс переговоров еще продолжается. Есть проект соглашения, которое в ноябре предложил исполнительный комитет; она еще не подписана, потому что идут согласования, и активно работают юристы. Есть динамика, но процесс еще не фіналізований.

 

Кстати, это была хорошая возможность для музея, чтобы еще раз подумать о своем будущем, пересмотреть свои стратегические и тактические цели. Музей работает, чтобы быть живым, чтобы усадьбы были не только экспонатами и памятниками, но также показывать, как жили наши предки некогда. Там, где есть такая возможность, там делают мыло, пекут традиционный украинский хлеб, и проводят много других традиционных праздников. Это постоянное место для празднования Рождества, Пасхи, Дня Независимости.

 

Территория террора пока что выглядит так.

Еще один музей в подчинении города – «Территория террора». На самом деле, это пока что будущий музей: сейчас он функционирует не в полной мере. В 2016 году завершено строительство музейного комплекса. Это была инвестиционная сделка, и музей строился за средства одной компании-застройщика. Сейчас уже оформлены акты приема-передачи для территориальной общины города Львова. Начато обустройство интерьера и экспозиции; объявлен конкурс на должность директора. Предыдущий директор Тарас Чолий решил сфокусироваться на другой карьере, поэтому в марте победитель конкурса будет назначен новым директором. В этом году мы обязаны открыть официально музейный комплекс для обзора посетителей.

 

– Если руководителя еще нет, то кто формирует экспозицию?

 

– Есть определенная общая концепция, утвержденная исполнительным комитетом. То, что сейчас делается, – это общие действия в рамках этой концепции. Мы понимаем: когда будет новый руководитель, станет возможен и желателен просмотр наработок. Согласно закону, претенденты на должность будут презентовать свои программы развития музея на год и на 5 лет. Очевидно, что программа развития победителя может весьма существенно отличаться от утвержденной концепции. Я считаю, что это правильно, так как предыдущая концепция была утверждена еще в 2009 году – с тех пор мы пережили и переживаем достаточно многое: революцию, войну. То, что делается в музее сейчас, – это приобретение универсального музейного оборудования.

 

Третий музей – это музей Соломии Крушельницкой. В сотрудничестве с управлением охраны исторической среды в прошлом году мы начали и почти закончили реставрационные работы фасада музея (дом, в котором жила сама Крушельницкая на улице ее имени). Музей также активно работает как культурная институция, имеет ряд своих проектов. К сожалению, площади, которые имеет музей, не дают возможности активно привлекать тысячи людей, но у них есть своя аудитория, которая регулярно приходит.

 

Новый вызов для музея на 2017 год – филиал музея Крушельницкой: музей Станислава Людкевича, который появится на улице Людкевича. Это дом, в котором жил композитор. Осенью умерла вдова Людкевича, госпожа Зеновия Штундер, и согласно завещанию, все здание наследуется музеем Соломии Крушельницкой.

 

Сейчас идут юридические согласования, а в 2017 году должны прорабатывать материальную часть. Жилой дом должны превратить в музей – и на еще одну активную точку на культурной карте нашего города. Радует, что фигура Людкевича вызывает интерес: на конкурс социокультурных проектов были представлены интересные проекты, связанные с именем выдающегося композитора. Институционально новый музей является филиалом музея Соломии Крушельницкой, это не будет новое юридическое лицо. Но это будет новый толчок, новый очаг.

 

– Вы много говорите о инфраструктурную деятельность, и считаете это достижениями управления. Зато с давних пор ведутся дискуссии по поводу того, какой же должна быть сфера полномочий управления культуры? Должны ли вы заниматься проектной деятельностью? Должны ли быть инфраструктурным основанием? Какой должна быть идеальная роль управления?

 

– Управление так или иначе должно быть многофункциональным. Если говорим об инфраструктуре, то учитывая бюджетные средства (а такие большие средства из внебюджетных источников вряд ли найдутся) должна быть и бюджетная организация (управление городского совета), которое осуществляет те или иные координационные функции, связанные с эффективным использованием бюджетных средств. Поэтому это та функция, которую невозможно делегировать кому-то другому, и поэтому она занимает так много места в работе управления – потому что это большая ответственность. Безусловно, это не только работа управления; здесь активно вовлечены и администрации заведений, всегда есть обсуждение с коллективами учреждений. Были практики в городском совете, когда эту роль от управления культуры или других гуманитарных управлений передавали управлению капитального строительства как единственному координатору. Но так не получается. Это как ремонт дома: когда делает хозяин – это одно дело, а когда делает кто-то другой, без контроля, – это другое дело. Поэтому неоднократно учреждения были недовольны своими ремонтами, а прямого влияния у них не было. Когда же это делает управление культуры, и функции заказчика делегированы руководству заведений – это усиливает моральную ответственность, и каждый понимает, что он сам делает для себя и своих работников и посетителей.

 

 

Относительно других функций, то, как на меня, слишком много мероприятий, в которых управление выступает не только в роли координатора, но и в роли исполнителя. Мы планируем больше мероприятий отдавать на аутсорс. Мне кажется, это правильный шаг. Мы понимаем, что уже есть среда, которая может качественно реализовывать мероприятия – общественный сектор, художественные центры, частные компании, которые являются организаторами многих качественных проектов. Поэтому роль управления культуры в организации общих массовых мероприятий и культурно-художественных акций нужно ограничивать с исполнителя (как это было в фестивале Параджанова) к координатору, стратегического контроля. Мы можем совместно с организаторами согласовывать концепцию, но все остальное отдается на аутсорс. Это то, к чему мы стремимся. И также я очень хочу, чтобы в контексте общих городских мероприятий большую активность проявляли наши институты и учреждения культуры. Это уже можно наблюдать (например, участие театров в зимних праздниках), но хочется, чтобы они выходили в широкий городское пространство. К слову, филармония активно работает в этом русле: есть много фестивалей, имеющих общегородское значение, организатором которых выступает филармония. Поэтому – это еще одно задание, которое мы будем формулировать для наших учреждений.

 

Безусловно, уже задекларированные приоритеты также будут выполняться – например, постепенная децентрализация культуры. Но если речь идет об управленческой деятельности, то управление культуры, избавляясь исполнительных функций, должна переходить к функциям такой платформы для общения. Это то, чего нам действительно не хватало в 2016 году. Мы сфокусировались на инфраструктурных изменениях и выполнении конкретных мероприятий, и зато имели пробелы в коммуникации. Тема сотрудничества со средами касается и областных и национальных заведений культуры, которые имеют свои управления и свои министерства, и к которым мы не имеем административного отношения. Коммуникационный момент надо будет исправлять активно, ведь все они являются учреждениями, которые работают во Львове, творят культуру Львова, и я думаю, что управление должно быть более активным в этом полилоге – чтобы помогать, в том числе, и финансово. А также, кроме учреждений культуры, мне бы хотелось больше активности управления в самой среде: чтобы бизнес, наука, образование, и другие среды знакомились между собой с помощью управления как модератора. Сейчас этого не хватает.

 

Конечно, это вопрос времени. Когда ты заглубленный в ремонт, и у тебя 14 художественных школ, и куча документов, которые надо подписать, то физически не хватает времени на коммуникацию. Но сказанное выше – это то, что я для себя ставлю задачу на 2017 год.

 

Наряду с тем, в планах на 2017 год важными являются локальные изменения. Например, электронные сервисы в учреждениях культуры – частично уже реализованы. Практически каждый наш театр продает билеты через интернет. Но мы думаем над тем, как вывести эти сервисы на качественно новый уровень: чтобы не просто была такая возможность, о которой никто не знает, а чтобы это было лучше, удобнее, и была соответствующая стратегия продвижения этих сервисов, которые касаются не только львовян, но также тех, кто планирует приехать во Львов. Такой сервис работает как «эффект домино»: для того, чтобы на 9 июня, например, кто-то мог купить билеты, он должен иметь информацию, афишу, а, следовательно, учреждение культуры должно иметь стабильный репертуар к 9 июня.

 

По децентрализации, то акцентом этого года станет Сихов. Прежде всего, потому что там есть институциональная готовность: культурно-образовательный центр имени Довженко, две художественных школы (5 и 8), библиотеки (есть помещение для Сиховской медиатеки). Потому когда говорим о децентрализации, нам не говорится о локальных забеги или одно мероприятие на День города. Меры – это лишь инструменты; конечная цель – чтобы даже без управления культурную жизнь на районах продолжалось. Сихов в этом плане является наиболее перспективным: просто нужен толчок.

 

Также есть формально-документальные вопросы, которые придется решить в 2017 году: это фактическая бездеятельность нескольких коммунальных кинотеатров (кинотеатр Богдана Хмельницкого, кинотеатр «Колокол», кинотеатр «Киев»). В каждом из случаев есть свои нюансы, связанные с судами и постановлениями о приватизации (и некоторые – как «Киев» – уже не удастся сохранить как коммунальное учреждение). Кинотеатр Хмельницкого уже проголосовано выставить на инвестиционный конкурс; но за этим определением есть много бюрократической работы, которую тоже нужно будет сделать, чтобы реализовать намерения. Поэтому бюрократия также будет забирать наше время, и возможно, это будет не такой видимый процесс для широкой общественности, но это то, чем должно заняться управление в 2017.

 

Еще одним из приоритетов среди учреждений в 2017 году будет Городской дворец культуры имени Гната Хоткевича. Мы начали работу над качественным преобразованием его инфраструктуры, и не только ее. Дворец на самом деле предоставляет достаточно много услуг для школьников, и имеет хорошую базу коллективов. Но мы бы хотели видеть более активную работу дворца как организатора событий, как стратегического заведения, который бы помогал управлению. Это должно быть действительно мультифункциональный дворец культуры.

 

Библиотека на улице Патона. Фото: Ирина Шимон.

 

– Много преобразований, о которых Вы говорили, сосредоточены на мотивации сотрудников к изменениям. Одновременно, нередко можно столкнуться с тем, что работники коммунальных учреждений, чья заработная плата не зависит от количества посетителей, не являются заинтересованными в продвижении и развитии своей клиентоориентированности. В общем, для бабушки, которая сидит в библиотеке, лучше, чтобы ее никто не беспокоил. И на этом этапе часто все внедрения инноваций завершаются. Как вы работаете с мотивацией персонала муниципального учреждения культуры?

 

– Скажу больше: теперь имеем еще дополнительную угрозу – поднятие минимальной заработной платы, которое состоялось в начале этого года, сильно меняет позиционирование работника культуры (должностные оклады работников культуры муниципальных учреждений согласно единой тарифной сетки едва дотягивают до 3 200). Фактически, большинство будут иметь минимальную зарплату. Поэтому сейчас мы думаем над возможными вариантами надбавок или доплат, потому что понимаем: когда актер или библиотекарь будут получать зарплату на уровне уборщика, это не будет мотивировать.

 

А вне тем, в первую очередь – это общение с людьми. Они должны понимать свою причастность к среде культуры Львова: их учреждение не является автономной республикой, а также является частью общей культуры города. Мы поощряем их нематериальными удобствами – например, среди библиотекарей активно развернутая программа обучения, которая касается не только профессионального повышения квалификации, но и других направлений (проектный менеджмент), где люди получают дополнительные возможности.

 

Кроме того, я надеюсь, что будет работать конкуренция. Должны брать отдельные институты, и через них мотивировать других. Это продемонстрировала Сенсотека, где в работу пришли молодые люди, которые, несмотря на те же условия труда и низкие зарплаты, активно приступили к работе и показывают хорошие результаты и добрые проекты. Для многих других работников срабатывает момент «если кто может, то и я смогу».

 

Важна также система премий – мы отмечаем лучших работников в области культуры. В прошлом году мы смогли увеличить сумму, если в 2015 году преміант получал 6 тысяч гривен, то в 2016 – 25000 грн. Это достаточно большая сумма, которая также может быть дополнительным стимулом для работы; хотя, в коем случае, не основным.

 

В целом, в стратегии культуры является идея Фонда культуры, который бы финансировал проектно деятельность заведений, и до базовых средств бюджета организации имели бы возможность привлекать средства под конкретные проекты. Тогда сотрудники будут понимать, что кроме своей ставки вы реализуете еще дополнительный проект, то будете иметь за это финансовое вознаграждение. Но пока это только проект. Сейчас есть смежный опыт сотрудничества с театрами, где мы покрываем дополнительные расходы на театральные постановки. То есть, заработанные средства театр может направить на свои собственные нужды, а не тратить их на покрытие расходов.

 

С Ольгой Райтер и Жанной Озірною на пресс-конференции в ЛГС.

 

– Стратегию культуры надо будет веско аргументировать для утверждения на сессии. Достаточно много решений в отношении культуры зависят не только от управления культуры, а также от администрации городского головы или других департаментов. Есть ли у вас ощущение, что во Львове в административных и политических кругах уже утвердилось мнение о неоспоримой важности культуры?

 

– Не знаю, окончательно эта мысль утвердилась, но то, что есть положительная динамика – это однозначно. В первую очередь, это заметно в цифрах. Цифры общего фонда бюджета не является здесь показателями, потому что это скорее формульный принцип наполнения; но расходы, которые мы получаем из бюджета развития, увеличиваются. Мы уже не является остаточным управлением, которое финансируется в последнюю очередь.

 

В общении с депутатским корпусом я вижу понимание, вижу желание помочь и поддержать. Фактически, все инициативы управления или были поддержаны, или же имели аргументированный ответ относительно уменьшения или отказа; ни одна не была проигнорирована. И это не просто разговоры, а также конкретные решения, связанные с поддержкой культуры.

 

– Очевидно, если сейчас дают деньги, то потом спросят об их реализации. И учитывая ответ будут решать, давать дальше или нет. Какими мерками меряется успешность тех или иных культурных проектов? Что является признаком успешности проекта, например, для депутатов?

 

– Хороший вопрос, и я бы с радостью услышал ответ на него депутатов – ибо каждый имеет какие-то свои аргументы, которые учитывает. Например, для конкурса социально-культурных проектов разработана специальная шкала, согласно которой происходит оценка. Она учитывает несколько блоков: рекламный эффект, качество организации, подготовку документов, соблюдение сроков и прочее. Это публичная система, и дает возможность работать эффективно в следующих конкурсах.

 

Кстати, важным фактором является процентное исполнение бюджета. То есть, если вы получили 100 тыс., и смогли реализовать 10 тыс., то в следующий раз это учтут. Особенно это касается больших расходов на ремонтные работы; эти показатели собирают и анализируют.

 

Это вообще хороший вопрос – и не только в отношении темы «культура и деньги». В 2017 году мы хотели бы разработать наконец систему KPI для наших учреждений и заведений культуры, потому что не всегда понятно, по какой шкале их оценивать. Это общегосударственная проблема, известная всем: существующие нормы не отражают реальности. Например, для библиотек работа оценивается за государственными нормативами не по количеству людей, которые пришли, и не по количеству мероприятий, а по количеству книг, которые хранятся и, возможно, никого не интересуют. Никто не спрашивает, эти книги кто читает, и вообще стоит ли их читать. Как следствие – во многих библиотеках значительная часть помещений заняты книгохранилищами, где хранятся давно устаревшие книжки. Эта система утверждена на государственном уровне, эти критерии учитывает КРУ. Мы имели ситуацию, когда в библиотеке не хватило 300 книг к соответствующей категории, и вследствие этого филиал имел много проблем.

 

В прошлом году я изучал немало англоязычной литературы относительно театров и их отчетности. В театрах есть три составляющих показателей успешности. Первое – театральная часть количество дней, когда театр работает, количество новых постановок, количество посетителей и т. д). Второе – финансовая часть (что, безусловно, важно, ибо если это коммунальный театр, то на него идут деньги налогоплательщиков). Эту информацию должны знать львовяне, и уже много сделано в этом направлении: на сайте городского совета уже есть паспорта бюджетных программ на 2017 год; правда, пока что это информация для специалистов и для узкого круга заинтересованных, но мы будем стараться делать отчеты и показывать динамику в доступной форме. Уже начато разговор с театрами, чтобы летом, по завершении театрального сезона каждый театр сделал презентацию своих итогов – не только творческих, но и финансовых. В британских и американских театрах третьим блоком работы является блок социально-образовательный: сколько детей было у них за кулисами, сколько пришло театральных экскурсий, сколько социально незащищенных категорий населения посетили театр. В этом направлении мы будем разрабатывать нашу шкалу эффективности, и это то, что будет работать потом независимо от того, кто возглавит управление культуры, и кто будет возглавлять каждый конкретный театр. По таким критериям можно будет оценить работу каждого конкретного руководителя и учреждения.

 

– Вернусь к теме изменения ваших функций. Как я понимаю, они предусмотрены в рамках изменений подчинения в городском совете?

 

– Управления культуры от января перешло к департамента развития ЛГС. Есть Положение об управлении культуры; но, честно говоря, этот документ достаточно гибкий и универсальный, как и большинство уставов, и имеет широкие рамки.

 

Есть вещи, которые ты вынужден выполнять; есть вещи, на которые тебе дают права. А между тем – твоя собственная инициатива. Сейчас мы имеем нового директора Департамента развития. Я думаю, что это вызовет дополнительное проработки наших планов. Мы обязательно обсудим с госпожой Натальей Бундою функции управления как составной части департамента развития.

 

– Какие еще управления входят в Департамент развития?

 

– Управление информационных технологий и Управления туризма. Кстати, это очень хороший сигнал, как на меня: в стратегии развития города ИТ и туризм определены как приоритетные отрасли, и то, что управление культуры сейчас приобщили к этих двух отраслей, является четким сигналом в нашу пользу. Итак, теперь городской совет начал видеть культуру как третью приоритетную отрасль для развития города.

 

– Еще одно событие, которая состоялась в конце прошлого года, но, к сожалению, не была достаточно распространена – объявления Премии Города Литературы. Когда будут первые активные шаги? Планируется ли какая-нибудь дополнительная рекламная кампания?

 

– Исполнительный комитет недавно утвердил положение Премии. Мы понимаем также, что вопрос премии могло иметь много разных способов решения – поэтому, наверное, единого консенсуса не будет никогда. Всегда будут стейкхолдеры, которые сочтут определенные акценты неоправданно смещенными; но для нас было важно услышать основные их замечания.

Однозначно, этой весной премия должна заработать. Итак, в декабре 2017 будут вручены первые Премии Города литературы.

 

– Напоследок – не слишком приятный вопрос, но давно назревшее. Уже больше года вы являетесь исполняющим обязанностей; не происходит окончательное назначение руководителя управления культуры. Эта ситуация странно выглядит со стороны, особенно для города, который якобы считает культуру приоритетной отраслью. Нет ощущения, что это такая попытка администрации немного придержать слишком вольнолюбивое управления?

 

– Нет, такого ощущения нет. Я анализировал работу других управлений, и это достаточно распространенная практика – назначать руководителя; немало управлений, и даже секретариат совета годами имеют на главе «исполняющих обязанности». Поэтому это не уникальный случай. Также все это время продолжался поиск других возможных кандидатур – и это хорошо; мы тоже делаем так каждый раз, встречая интересных менеджеров, и стараемся найти для них целесообразное место. Наличие этой вакантной должности может означать лишь то, что процесс хед-хантинга мог бы быть более эффективным. С другой стороны, возможно, это даже вопрос привычки: работает человек – то пусть работает. Относительно управления культуры работал также третий фактор: изменение подчинения департамента – от гуманитарной политики мы перешли в департамент развития. Это было известно заранее, и возможно, момент окончательного назначения руководителя было сознательно отложено до момента окончательного формирования вертикали. Но ключевым в моем ответе есть другое: несмотря на то, есть приставка«.о.», или ее нет – это никак не меняет функций, задач, обязанностей и возможностей. Поэтому смысл не в том, как называется должность, а в том, что ты сделаешь, имея эту возможность и эти полномочия.

 

– Какой амбициозный план вы хотели бы воплотить на должности руководителя управления культуры? Что могло бы стать личным milestone?

 

– Если говорить о функциях управления, то мой приоритет – передача полномочий от управления как исполнителя мероприятий. Правда, здесь мы не будем иметь четкой даты исполнения; но зато будем иметь большое внутреннее удовлетворение, когда постепенно это реализуем.

 

Среди реформ институтов мой амбициозный план этого года – это дворец Гната Хоткевича; там действительно назрели перемены, есть хороший коллектив, но потенциал не раскрыт. А номер два для меня, наверное, «Территория террора», которая должна заработать не только на уровне сайта или исследований, но как полноценный музейный комплекс, который должен открыться для посетителей в этом году.

 

Но в первую очередь – все то, что мы поставили себе задачу в 2017 году. Многое из перечисленного выше я могу назвать своим личным желанием. Эти задачи формировались с учетом того, что я отметил в течение года на этой должности. Время не является чем-то огромным. Иногда ты чувствуешь их просто когда ремонтируешь то, что долго не работало. И это тоже дарит огромное удовольствие.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика