Новостная лента

Легенды осени

07.11.2015

 

Порой бывают довольно странные трафунки. Нет дня, чтобы кто-то не позвонил и не попросил комментария или интервью. А бывает, что начинают издалека – с описания своей благотворительной деятельности, а затем спрашивают, я не мог бы помочь финансово.

 

Какое у них представление о писателе? Может, мне тоже надо декларацию заполнить, чтобы стало видно, чем отличается не последний писатель в этой стране от рядового депутата или судьи, младших вдвое? Или даже от естрадової звезды, которой за выступление платят по 50-100 тысяч гривен. Тогда, как писателя все хотят забездурно.

 

В конце я начал преимущественно отказываться от комментариев, ибо не могу комментировать то, в чем не разбираюсь, или то, что подразумевается само собой. Ну, например, мое отношение к конкретному принятого закона. «Что вы об этом думаете?». – «Я думаю, что я думаю так же, как вы. Поэтому никого не удивлю своим мнением». – «Но нас интересует ваше мнение». – «Моя мысль такая, как ваша. Вы же радоваться, что такой закон приняли?» – «Конечно». – «Вот и я радуюсь». – «То так и написать?» – «То так и пишите, курва маць засрана».

 

Но «курва маць», то уже мысленно.

 

А то звонит какая-то молодая, видно, неопытная. Потому опытные сразу принимают меня за… э-э… ну, хорошо – за тово-во и говорят: «Юрий, мы хотим записать с вами короткое интервью на тему др-др-др…»

 

А эта начинает издалека. «Доброго дня, господин Юрий?» – «Да». – «А имеете минутку?..» – «Зависит для чего». – «Ну, и я с такого-то сайта и хотела бы…»

 

Пауза.

 

«Прошу?»

 

«Хотела бы у вас взять…»

 

«Комментарий?» – «Нет». – «Интервью?» – «Нет». И дальше мнется, не может вспомнить.

 

«Хотела бы взять…» – «Автограф?» – «Нет».

 

Наконец не выдерживаю: «В бузю?».

 

С возгласом «О, Боже!» она выключилась.

 

И теперь я так и не знаю, какую холеру в меня хотели взять.

 

А еще иногда просят создать легенду для их бренда.

 

«Вы же пишете легенды?»

 

«Пишу, а точнее реставрирую».

 

«Ну, вот, а нам нужна легенда о соки. Мы производим соки. Для нас надо придумать легенду о том, как в Галиции появились соки».

 

Честно признаюсь, я уже трижды перед тем участвовал в создании подобных легенд: дважды о кофе и один раз про пляцки. Из того, что я вытворил, остались ножки и рожки, потому что хоть я и пытался создать легенду так, чтобы она выглядела якнайприродніше, соответствовала историческим реалиям и не изменяла свою искусственность, заказчики все равно переделывали на свой лад и с конфеты лепили дерьмо. А потом рассчитывались со мной натурой.

 

Однажды меня даже разыграли, предложив написать легенду о львовский бетон.

 

Но это было лет десять назад. А сейчас мне совсем не хочется придумывать что-то про соки в Галичине. Одно слово, я отказался. Но кто-то все равно напишет. И это будет что-то в таком стиле: «Красивого юношу, раненого татарской стрелой, спасает красивая девушка, відпоюючи его соком по совету знахаря. А потом этот красивый юноша женится на красивой девушкой, сам становится знахарем и производит соки».

 

Когда я собирал материал для «Легенд Львова», то обшарил все издания, где они могли быть. Но когда я читал в Крипякевича о чертова мельница на верхнем Лычакове, что он «овеянный легендами», а ни одной легенды о нем не было зафиксировано, то брал легенды записаны в Галичине и приспосабливал к Лычакова.

 

Это так же, как реставрировать икону. Имеешь доску с цветными пятнами, знаешь, кто на ней изображен и, равняясь на аналогичных изображениях этой же местности, восстанавливаешь.

 

Таких отреставрированных легенд у меня было не много. В любом случае никакой легенды я не придумал, а прорабатывал действительно народные предания. Совсем недавно я обнаружил целую коллекцию легенд о львовских духов, опубликованную в одном старом журнале. Оказывается, поощряли читателей присылать истории о духах.

 

В последнее время появились такие «любители Львова», которые начали придумывать легенды, откровенно фальсифицируя их. Когда я издал рассказы о духах львовянина Стефана Грабинського, моментально их превратили в легенды, хотя это были литературные произведения. Более того, по местам событий, описанных в тех рассказах, еще и водят туристов, а пресса охотно публикует эти бздуры. Это все равно, если бы кто-то рассказывал: существует легенда, что Антоныч был когда хрущем и жил на вишни.

 

Эти примитивные сфальсифицированы «львовские легенды» рассыпаны уже на многих сайтах вперемешку с легендами, украденными из моей книжки. Эти новообразования поражают своей непутевостью, полным игнорированием фольклорных традиций и законов народного эпоса. Просто тупая бред. Как песня «А калина не верба».

 

На днях «Львовская Почта» опубликовала несколько таких, высосанных из пальца историй. И одна из них о львовских Ромео и Джульетте. Начнем с того, что история Микелини и Пелагии – исторический факт. Но газета решила добавить жару: «есть такая версия, опять же легенда, что сюжет «Ромео и Джульетта» родился во Львове… Грустная история пошла по Европе и один драматург написал пьесу, которая в оригинале называется «Чума на ваши две семьи». В пьесе герои умирают от выстрела, а на самом деле в оригинале умирают от чумы».

 

Имени этого драматурга не названо. Но пьеса с таким названием действительно была. В оригинале ее название звучало так «Чума на оба ваших дома». Автор – Григорий Ґорін, написана она была в 1994-ом. Никакой другой пьесы с таким названием история литературы не знает.

 

По случаю открытия памятника влюбленным львовская пресса радостно сообщала, что именно Микелини и Пелагия «стали прообразами знаменитых героев шекспировской пьесы «Ромео и Джульетта». С тех пор туристам так и рассказывают.

 

Однако лепить сюда Шекспира бессмысленно. Львовская происшествие случилось в 1594-м году. Трагедия Шекспира была написана не позже 1595-го года. Но сюжет его не оригинальный, впервые описанный в сборнике «Новеллино» (1476) итальянца Мазуччо Гвардато (примерно 1410 – 1475). Герои там были другие имена: Мариотта и Джяноццо, а события происходили в Сиене в ХIV веке. Позже поэт Луиджи да Порто (1495 – 1529), автор единственной новеллы, в 1524-м перенес события уже до Вероны и дал героям имена Ромео и Джульетта. Новелла называлась «История двух благородных любовников и их скорбной смерти, которая случилась в Вероне».

 

Еще позже этот сюжет использовал новеллист Маттео Банделло (1485 – 1561). Его новеллу в 1567 году перевел англичанин Пейнтер, а драматург Артур Брук написал на ее основе поэму «Ромео и Джульетта», которая и стала источником пьесы Шекспира.

 

Вот такой путанный путь прошла эта история.

 

А легенда о галицкие соки пока в дороге. Как и куча других, еще не написанных легенд о львовские флячки, шеколад, бетон, паркет и «Самопомощь».

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика