Новостная лента

Либерализм может выжить

24.12.2015

Но должен восстановить свои социальные традиции

 

 

Подходит к завершению 2016-й, и в перечень наиболее заметных потерь года будет внесен либерализм: где-то среди Харпер Ли и Мухаммедом Али. В год Брекзіту, Дональда Трампа и Владимира Путина либерализм объявили мертвым и похороненным. «Либеральное пышный праздник стихает, – пишет антиутопического философ Джон Грей, – и все, что на самом деле остается от либерализма – это страх перед будущим». И он не единственный. Отовсюду мы слышим, что началась «пост-либеральная» эпоха.

 

Европейский либерализм в XIX ст. объединился с национализмом, чтобы предоставить политического выражения запросам на автономию и самоуправление. Сейчас они обычно держатся поодиночке, за исключением тех мест, где националисты все еще добиваются освобождения от больших национальных государств, как в Шотландии и Каталонии. Национализм сейчас выглядит нетерпимым и гордится этим. Авторитарные, консервативные националисты правят в большей части мира, включительно с большинством восточной Европы. Либеральная политика отступает.

 

Однако торопиться читать заупокойные молитвы за либерализмом преждевременно. Это глубокая и устойчивая идеология с богатой, разнообразной историей. Понятие свободы по сути всегда носило многочисленные политические и интеллектуальные маски – от классического защиты прав собственности и ограничения дискреционных полномочий до открытого социального либерализма, который породил британское государство всеобщего благосостояния, а также освободительный либерализм движений за гражданские права в общемировом масштабе. Даже политически слаб, он передает свои идеи и энергию другим движениям. Джон Мейнард Кейнс и Уильям Беверидж дали британской Лейбористской партии интеллектуальные инструменты, чтобы строить Святой Град после Второй мировой войны.

 

Нордическая социал-демократия, как и рузвельтовский американский либерализм, может быть легко приравнена к социал-либеральной традиции. Континентальный либерализм может предъявлять права даже на успех послевоенной христианской демократии.

 

С идеологическим родословной такого размаха и влияния либерализм так легко не отойдет в небытие. И чтобы он снова процветал, его надо спасать как от врагов, так и от друзей.

 

В последние десятилетия он избавился от своей философской и политической силы. В поисках жизнестойких теорий социальной справедливости либеральная политическая философия все больше отдалялась от ежедневной борьбы за улучшение условий человеческого существования. Либерализм выпустил из внимания свое мятежное корни в борьбе с установленным порядком и утратил свои политические позиции, сосредоточившись после финансового кризиса на вопросах рабочих мест, безопасности и идентичности.

 

Тем временем упадок социальной либеральной традиции оставил поле боя свободным для колонизации либеральной языка правыми сторонниками политики Тэтчер, которые использовали ее, чтобы инициировать расширение рынков, конкуренцию и новые управленческие режимы в общественной жизни и социальных отношениях. Прагматический либерализм Бентама в последнее время возродился, но как «наука о счастье» – не столько чтобы освободить людей, сколько придумать новые способы управлять ими, обеспечив обоснование технологий контроля настроений и поведения, корпоративных стратегий управления человеческими ресурсами и технократического управления.

 

Поэтому не удивительно, что когда либеральные демократы в конце концов получили определенную власть, войдя в коалиционное правительство Объединенного Королевства, их политика свелась к сглаживанию острых углов сокращений бюджетных расходов и сдерживания евроскептицизма консерваторов. То была заблокирована версия либерализма, за которую заплатили высокую цену на выборах прошлого года.

 

Возрождение либерализма начнется с сопротивления. В восточной Европе – от Польши до Венгрии – либеральный арьергард уже ведет бой за защиту демократических и конституционных прав. Мы можем надеяться, что американский либерализм, его самая радикальная и самая громкая часть, отстоит свои позиции против атак на конституционные нормы, ухудшение окружающей среды и нападений на права меньшинств. В Объединенном Королевстве либералы всех партий является стержнем оппозиции против Брекзіту. В этих битвах — исключительных, потому что на различных национальных политических аренах — либерализм может избавиться от имиджа карикатуры на непатріотичну безрідність и самодовольную политкорректность.

 

Но либерализм терпит неудачу, если протест – это все, на что он способен. Ему нужно восстановить свои общественные традиции и выкованные когда союзы с рабочим классом – чтобы заново открыть акцент социального либерализма на взаимозависимости человека и общества, поиска человеческого процветания и экономическом радикализме, который приспособит капитализм к общественному благу. Он должен сыграть свою роль в построении либеральной политики общества, чтобы конкурировать с тем, что предлагают националисты: как ответ на потребность хорошей работы, приличного жилья и общественного уважения, это то, что интересует избирателей за пределами космополитических городов.

 

Это большие задачи, которые стали тяжелее из-за политической слабости британской лейбористской партии и родственных ей левоцентристских партий по всему миру. Однако либерализм является живучим, адаптивным кредо. Мы не должны объявлять его мертвым.

 

Nick Pearce
Liberalism can survive but it has to renew its social traditions
Financial Times, 14.12.2016
Зреферувала Галина Грабовская

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика