Browsing Category

О свадьбе

Новостная лента

Теорема Байеса

18.01.2017

Вопрос 2017 года от Edge: научный термин или понятие должно быть известно шире?

 

 

Вы переживаете, что ваш друг обиделся на вас. Вы организовали вечеринку и не пригласили его — просто потому, что она его разозлит. Но вы не совсем в этом уверены. Читать далее

Новостная лента

Десант несогласных

17.01.2017

 

В ноябре в Польше высадился украинский артистический десант. Сцены Театрального института имени Збигнева Рашевського и центра современного искусства «Замок Уяздовский» в Варшаве принимали Первый просмотр (независимых) украинских театров «Десант.UA!». Читать далее

Новостная лента

Борис Мирус: 70 заньковчанским лет

17.01.2017

Казалось, это должна была быть просто презентация воспоминаний, одна из многочисленных акций к 100-летию театра имени Марии Заньковецкой, а оказалось – удивительная встреча с Театром! Никакие пафосные мероприятия не могут заменить искренности этой озаренной колядой встречи. Итак, 13 января 2018 года – переполненный зал Камерной сцены театра имени Марии Заньковецкой. Всех собрал – позвал на презентацию своих воспоминаний народный артист Украины Борис Мирус. «Мои 70 заньковчанским лет» – под таким названием вышла вторая книга воспоминаний этого уникального заньківчанина, который в этом году отметит свое 90-летие, а выглядит так, что может показаться, будто его жизненный путь был устлан рожами. И, когда только перелистаете страницы этой книги, то…

 

 

 

Эту небольшую по объему книгу надо читать не спеша, одна за другой странствуя судьбой Бориса Міруса, а следовательно – страницами истории. Эту книгу Мирус творил тайно, как подарок своему театру и каждому, кто возьмет в руки это нарядное издание. Дорпомагали ему в этой работе кандидат искусствоведения Майя Гарбузюк и писательница Нина Бичуя, с присущим ей рафинированным чувством языка и стиля за свою жизнь отредактировала не один десяток книг. Где-то два года назад господин Мирус пригласил Майю Гарбузюк на кофе и попросил помочь систематизировать воспоминания. Так начались встречи, разговоры, которые постепенно приобретали очертания книги. А потом к работе приступила Нина Бичуя, которая, как никто другой, знает украинский театр и, особенно, львовский.

 

 

И вот три волшебные заньківчанки Наталья Боймук, Александра Люта и Мирослава Солук начинают колядой вечер, а им «дружат» юный Юлиан Ревкевич и виолончелист Ярослав Вакулюк. Сам солезіант чинно сидит в кресле и только его ироничный взгляд иногда вступает в диалог с приглашенным к слову ведущим этого вечера – народным артистом Украины Богданом Козаком. Уже при завершении вечера узнаем, что именно Богдан Козак не уставал повторять Борису Мірусу: «Пиши!», пока не убедил его, что это таки надо сделать. Выступало очень много людей, от руководства театра и актеров разных поколений представителей общественных организаций, писателей… Некоторые выступления добавляли нуду, а некоторые поражали своей филигранностью и умением не только точно передать характер Бориса, осознать значимость его личности в контексте истории патриотической Украины, но и стать его братом почти по группе крови. Таким лицом является Майя Гарбузюк, которая, несмотря на свою активную педагогическую и научную деятельностью, нашла время и вдохновение для работы над этой книгой. И Нина Бичуя, которая не жалеет своего драгоценного времени на редактирование – действительно Сизифов труд, который, во многих случаях, многие даже не замечает! А еще партнеры-заньковчане Александр Кузьменко и Григорий Шумейко, писатель Роман Горак. Казалось, в этом вечер с нами была и жена-посестра Міруса – Мария: удивительная женщина, полна какого-то величественного спокойствия и достоинства. Она, как никто другой, ждала выхода этой книги. Не суждено… в Конце ноября 2017 года улетела в мир иной…

 

«Слышишь, брат мой» Богдана Лепкого – ностальгическое галицкий реквием на все времена – в музыкальной интерпретации Мирославы Солук хоть и имел нотку усучасненого упрощение, все же перед глазами всплывало лицо Марии. И помнилось никогда невиданное лицо мамы господина Міруса, о которой он и сегодня говорит через «Вы». Жаль, что на этой презентации не могли быть еще две женщины, тоже связаны с Борисом Мірусом всю его жизнь. Это – двоюродная сестра, дочь брата матери Бориса Наталья Николин. Они – ровесники, Наталья старше ровно на два месяца от Бориса, и он любит повторять, что она старая, а старшая от него на те «длинные» два месяца. На те же два месяца старше и его однокурсница с театрально-учебной студии при театре имени Марии Заньковецкой Мирослава Джуман, которую называл и называет Слава. О ней вы найдете строки в этих воспоминаниях.

 

Интересно слушать их рассказы о Борисе Міруса. Это добавляет выпуклости образа этом львовском батяру, как назвал его актер Роман Боль и посвятил ему батярская песню. В каждом воспоминании каждый находил для себя какой-то нюанс, который резонировал с его личным опытом. Мне – мечта Міруса быть лысым, потому что если бы был лысый, то не имели бы гебисты за что его таскать. Перед глазами мамины косы, моей…, ибо она также прошла те же дороги… Он сидит на кресле, мыслями где-то далеко от всех нас, иногда его точное слово наполняет зал хохотом. Не верится, что всю эту Голгофу пережил этот изысканный господин, которому и 70 лет дать невозможно, то же «Многая лета» звучит суголоссям всех, кто пришел, и коляда звучит в унисон, ибо таки «небо и земля ныне торжествуют»…

 

Новостная лента

Деятельность партий в современных условиях

16.01.2017

ПОСТАНОВКА ЗАДАЧИ.

 

 

Все больше осознавая сложность проблем, которые стоят перед нашим обществом, страной, миром, мы часто спрашиваем себя: «Что в наших силах изменить? На что реально мы можем повлиять? Что делать здесь и сейчас? С чего начинать?».

 

Эта публикация является попыткой показать, что реально мы можем изменить только сообщества, которые создаем, в которых находимся, меняя способы, правили и алгоритмы их работы. Все остальное изменит синергетический эффект от последствий введенных нами изменений.

 

***

 

Катастрофический процесс фрагментации украинских элит, который привел к появлению более 350 политических партий, количество которых продолжает расти, обусловливает необходимость переосмысления самого понятия политической организации, ее роли и технологии деятельности в современном обществе.

 

Понятие «политическая организация», «политическая система» даже за своими названиями обусловливают необходимость их междисциплинарного рассмотрения на стыке политологии, теории политических партий, теории управления, теории организаций, социологии, социальной психологии, теории социальных технологий, системного анализа и ряда других научных дисциплин.

 

По нашему мнению, междисциплинарное многомерное и максимально непротиворечивое видение политических организаций позволит определить природу совокупности проблем, с которыми они столкнулись в современном мире и выработать способы их решения.

 

Очевидно, что выработка, детализация и представление такого видения – комплексная междисциплинарная задача, которая требует много времени на полевые испытания и многократную коррекцию выработанных решений по их результатам. В данной публикации мы попробуем лишь представить, в основном, ту его часть, которая касается деятельностного аспекта политических партий, и которая, несмотря на все упрощения, должна позволить обосновать и, в дальнейшем, более подробно остановиться непосредственно на технологии их деятельности.

 

Организацией в самом общем смысле есть социальная группа, которая распределяет выполнение задач между участниками и координирует их деятельность для достижения определенной коллективной цели.

 

В этом контексте, политическая организация – это объединение людей для реализации своих интересов в политической сфере.

 

По нашему мнению, сюда можно отнести легальные и нелегальные, формализованные и неформальные объединения людей, а именно: политические партии и движения; олигархические кланы; силовые структуры, которые приобрели субъектность вследствие частичного или полного выхода из-под должного контроля со стороны конституционных органов власти; транснациональные корпорации, которые влияют или пытаются влиять на политику; разнообразные неформальные сообщества с различными типами членства, представители которых инкорпорированы во власть; криминальные сети, которые контролируют часть представителей власти, и тому подобное.

 

Таким образом, политические партии являются легальным и формализованным видом политических организаций, которые согласно конституции практически всех стран западной демократии и Конституции Украины, являются основными институтами, на законных основаниях по результатам выборов формируют органы государственной власти.

 

 

 

Общая постановка задачи.

 

С точки зрения теории управления в рамках системного подхода, управлять определенной системой способна лишь более сложная система, которая может быть подсистемой первой, внешней системой в рамках общей надсистемы, или самой надсистемою. При этом сложность самой системы не является суммой сложностей ее элементов — подсистем, включая подсистему управления.

 

Обычно политическая партия является подсистемой системы, которую составляет все общество в рамках национального государства (см. схему 1). Успешное (эффективное и результативное) осуществление ею своей управленческой функции национального государства возможно лишь в случае, когда партия представляет собой наиболее сложную ее подсистему, а также когда ее сложность превышает сложность самой системы и внешних систем в рамках надсистемы – человечества. При этом, для упрощения изложения, мы будем считать, что внешние системы – государства или их объединения по уровню управленческой сложности тождественны с их подсистемами – политическими организациям, в руках которых в текущий момент законно сосредоточена государственная власть.

 

Схема 1. Фрактальная модель организационной структуры политических элит человечества.

 

В этом контексте очевидно, что украинские политические партии в принципе неспособны управлять украинским обществом, поскольку их сложность меньшей сложности других одновременно существующих политических организаций – олигархических кланов, криминальных сетей и спецслужб, а также в меньшей от сложности системы, в которую они входят – украинского государства и других внешних систем – национальных государств и транснациональных корпораций в рамках надсистемы — всего человечества.

 

Бесспорно, ни одна конституция не предусматривает легальных механизмов получения формальной власти перечисленными политическими организациями, кроме политических партий. Поэтому они реализуют свое влияние в скрытый способ. Для его иллюстрации более подробно рассмотрим структуру самой политической партии.

 

Итак, политическая партия является социальной системой, которой в современных реалиях управляет ее руководящее ядро. В его руках в процессе жизнедеятельности партии, в соответствии с законом олигархизации » Михельса, непрерывно концентрируется власть при одновременной пассивации партийного общественности. При этом каждая крупная партия включает несколько центров влияния, которые, как правило, неформально контролируются представляют неформализованные или нелегальные перечисленные выше политические организации. Подробнее это явление рассматривалось в наших публикациях здесь и здесь. Стоит добавить, что с развитием медиа олигархические кланы и другие такого рода политические организации пользуются более изощренными механизмами контроля над политическими партиями и над всей политической системой для удержания в своих руках всей полноты власти. Один с таким механизмов – муравьиный «водоворот смерти» украинского политикума мы описали в одноименной публикации.

 

Таким образом, руководящее ядро политической партий представляет собой один из центров влияния, что в тот или иной способ получил внутрипартийную власть. Обычно он представляет собой малую, в социально-психологическом смысле группа.

 

В ней, в результате течения групповой динамики, неизбежно появляется лидер, в руках которого сосредоточена абсолютная власть в рамках этой группы. Очевидно, что в его руках одновременно концентрируется и вся внутрипартийная власть. Скорость концентрации власти в руках лидера политической партии зависит от скорости течения групповых и межгрупповых социально-психологических процессов, которая, в свою очередь, обусловлена двумя ключевыми факторами: 1) легитимностью и возможностью применения принуждения в отношении членов партии в рамках партийной иерархии сверху вниз и 2) ценностями в рамках этики, что присущая тому или иному обществу и ее способностью ограничивать инструментарий и последствия ранжирование, как проявления биологической природы человека. Подробнее циклы развития иерархически структурированных социальных систем мы рассмотрели в одной из наших публикаций, где показали, что такой переход системы на более высокий уровень развития может произойти только после изменения (усложнения) структуры организаций ее элитных групп.

 

Представлена на схеме 1 структура политических элит человечества на современном этапе его исторического развития свидетельствует о ее однотипное – фрактально – воспроизведение на всех уровнях: от руководящего ядра политической партии в составе малой группы до глобального уровня межгосударственного взаимодействия. Такой тип структурирования обусловлен, по нашему мнению, ходом естественной групповой динамики, который, в свою очередь, задается биологической природой человека, что предполагает непрерывную действие механизма ранжирования как инструмента реализации естественного отбора с целью выживания и развития всей популяции при изменении условий внешней среды.

 

Тенденция концентрации внутрипартийной, государственной и глобальной власти в руках малой группы и, наконец, в руках ее лидера в результате протекания естественных групповых и межгрупповых процессов, заставляет его осознанно или бессознательно упрощать и архаїзувати мир вокруг себя через физические ограничения одного человека постичь всю сложность современного мира и, вследствие этого, делает его неспособным вырабатывать и воплощать адекватные этой сложности решения, что обуславливает кризисы, стагнацию и регресс.

 

В ряде наших публикаций (здесь, здесь и здесь), мы показали, что только целенаправленное изменение естественной групповой динамики в малых группах приведет к структурным изменениям элитных групп человеческой цивилизации на всех уровнях представленного на схеме 1 фракталу и выработали концепцию и организационные инструменты ее реализации.

 

В то же время, уровень сложности систем – легальных и нелегальных, формализованных и неформальных политических организаций рассматривается в рамках организационного подхода, в основе которого лежит теория организаций. Наиболее подробно теория организаций разработана для сферы бизнеса. Несмотря на существенные различия политических и бизнесовых организаций, подходы и инструменты, которые разработаны для исследования, совершенствования и трансформации последних, после некоторой адаптации вполне возможно перенести на политические организации.

 

Общеизвестно, что западный мир переживает острый кризис либеральной демократии. С точки зрения системного подхода можно рассматривать как несостоятельность его управляющей подсистемы справиться со сложностью самой системы – всего западного мира, различных ее подсистем и надсистемы – всего человечества.

 

В то же время затяжной кризис и стагнация в Украине обусловлена несостоятельностью организованных украинских элитных групп, особенно политических партий, вырабатывать, принимать и реализовывать адекватные текущим условиям внешней и внутренней сред решения в сферах политики, права, экономики и в социально-культурной сфере.

 

Таким образом можно сформулировать общую проблему и, соответственно, задачу, которая стоит перед современным миром, и особенно остро – перед Украиной.

 

Ею является недостаточная сложность формализованных и легальных управляющих подсистем (ООН, руководящих органов ЕС, и т. п. организаций на глобальном уровне и политических партий на уровне государств) для осуществления эффективного и результативного управления соответствующими системами и нейтрализации управляющих воздействий со стороны неформальных и/или нелегальных управляющих внутренних или внешних подсистем или систем.

 

Соответственно задача на уровне национального государства сводится к конструированию и разработке легальных конституционных политических организаций – управляющих подсистем достаточной сложности для управления национальным государством как системой и нейтрализации управляющих воздействий извне, причем сложность управляющих подсистем такого типа должен расти быстрее, чем может возрастать сложность других подсистем в данной системе, самой системы и внешних систем.

 

В этом контексте следует отметить, что в данном случае понятие сложности не включает утилитарного смысла для характеристики непосредственной работы члена партии в ее составе. Речь идет о сложности строения, сложность устройства, сложность функционирования самой политической партии как управляемой социальной системы, которая, несмотря на это, предполагает, что практическая деятельность в ней каждого ее члена будет проще и комфортнее, чем их участие в традиционных иерархических политических организациях сегодня.

 

В процессе решения этой задачи мы разработали концепцию построения политических партий соответствующего типа, сконструировали для них переменную структуру – динамическую сеть, а также сформировали стратегию реструктуризации существующих политических партий в партии с переменной структурой.

 

Используя понятия управляющей системы и управляющего воздействия в рамках данной публикации, мы опускаем анализ цели управления, считая, что в идеале, в общем случае, ею является всестороннее гармоничное развитие сообщества, территории, региона, страны и всего человечества. В случае нашей страны дополнительной целью современных политических партий будем считать ускоренное всестороннее и гармоничное развитие украинского общества и государства с целью превращения их из объектов внешнего управления в целостный влиятельный и успешный субъект управления глобального уровня.

 

Далее в этой публикации мы рассмотрим ряд понятий, которые станут основой для дальнейшей детализации деятельностной сферы политических партий с переменной структурой – динамической сетью.

 

 

Понятие управляющего воздействия.

 

Поставленная задача прямо указывает на то, что политическая партия является управляющей подсистемой, которая имеет целью осуществлять управление материнской системой, то есть национальным государством. Это означает, что партия должна производить и оказывать на систему и все ее подсистемы управляющий влияние определенной сложности и интенсивности, а также быть способной нейтрализовать управляющие воздействия извне.

 

Такая постановка вопроса переводит его в сферу теории управления, которая хорошо разработана для неживых систем. Управление же социальными системами рассматривается разными научными, эзотерическими, военными и конспирологическими теориями в различных направлениях, начиная от менеджмента, НЛП, политтехнологий, маркетинга и теорий коммуникации, заканчивая концепциями информационной гибридной, консцієнтальної, смысловой, нарративной, диффузионной и других разновидностей войн. Все они по-разному классифицируют и трактуют природу управляющих воздействий относительно социальных систем.

 

Для систематизации, обобщения и дальнейшего использования в практической деятельности политических партий понятие управляющих воздействий, мы предлагаем универсальную типологию (см. схему 2), которая представляет их в виде определенным образом структурированной информации и классифицирует по объему и сложности использованных при их выработке логично-информационных модулей. Наша трактовка последнего срока было детализированное при разработке фрактальной модели психики и архетипних механизмов формирования человеческого поведения. Использования архетипного подхода для ее создание позволило смоделировать взаимосвязь информационного воздействия с процессами формирования смыслов, которые статистически определено управляют выбором поведенческой реакции в каждой конкретной ситуации с ее специфическими контекстами.

 

Схема 2. Информационная типология уровней управления социальными системами.

 

Директивное управление составляет первый уровень и заключается в передаче от управляющего субъекта к объекту управления простых логично-информационных модулей – прямых команд.

 

В рамках организаций, в том числе – политических, такое управление осуществляет ее руководящий орган по отношению к своим членам и подразделений. На высшем системном уровне ( на уровне национальных государств) политическая партия осуществляет директивное управление государственными органами и их подразделениями после того, как она, в соответствии с конституцией, получает политическую власть. На глобальном уровне надгосударственные органы в рамках своей цели могут директивно требовать от государств, которые делегировали им часть своих полномочий, выполнять определенные предписания.

 

Второй уровень управления составляет информационное управление специально сконструированными логично-информационными модулями – короткими историями, аудиальными и визуальными образами, которые, попадая в нашу психику определенным, заранее заданным образом взаимодействуют с установленными там в процессе социализации и воспитания концепциями, и через них и/или непосредственно активируют предусмотренные их конструкторами архетипни области бессознательного человеческой психики, которые наполняют его соответствующими им смыслами и ценностями, что статистически определяют поведенческую реакцию реципиентов управляющих модулей.

 

Центральные руководящие органы политических партий осуществляют такое управление своими членами, распространяя среди них заранее подготовлены (в идеале с привлечением экспертов) текстовые, аудио — или видео-материалы с собственной позицией по различным вопросам партийной деятельности. Сама партия управляет на этом уровне обществом, транслируя через медиа собственную позицию и стараясь быть максимально убедительной. На этом же уровне на общество оказывают влияние корпорации, рекламируя свои товары и услуги, этот же уровень включает управление общественным мнением путем трансляции выборочной или искаженной информации, фейковых новостей, распространение слухов, целенаправленного создания информповодов, и тому подобное.

 

Будем считать, что на этом уровне осуществляется управление путем непосредственного действия в физическом пространстве, что включает террористические акты, экономические санкции, военную агрессию и другие подобные активности, рассматривая их последствия как информповоды – короткие текстовые истории, аудиальные и визуальные образы.

 

Третий уровень – концептуальное управление с помощью распространения уже готовых или специально разработанных сложных комплексов логично-информационных модулей, которые представляют собой определенную структурно упорядоченную и логически связанную совокупность их, которая транслируется объекта управления небольшими порциями в течение длительного времени в процессе его жизнедеятельности с последующим их самоскладанням в человеческой психике в целостную конструкцию – концепцию, через которую, как через фильтр, проходят в дальнейшем все полученные извне текущие логично-информационные модули и достраивают ее или отвергаются на основе анализа совокупности логических связей между ними и целой концепцией.

 

Таким образом осуществляется управление социальными системами посредством мировоззренческих, религиозных или идеологических концепций. Собственно классические политические партии для координации и управления поведением больших масс людей всегда использовали идеологии, которые лежали в основе их создания. Однако в информационном обществе нарастающие потоки информации эффективно разрывают внимание людей, не позволяя им сконцентрироваться в достаточной степени на ідеологемах, которые растворяются и разрушаются в потоке калейдоскопической смены доступной в режиме онлайн информации.

 

В нашей публикации «Предпосылки создания идеологических партий в Украине» мы показали, что современная качественно новая идеология должна быть «живой» — способной динамично изменяться в соответствии с изменениями во внешнем и внутреннем средах, что традиционный подход к построению идеологических партий: «сначала идеология, а потом – политическая организация», необходимо изменить на обратный: сначала следует построить «живые» политические организации на базе небольшого количества основных организационных и идеологических принципов и ценностей, которые заранее определяются, выбираются и согласовываются их учредителями. Основной функцией таких организаций станет создание в реальном времени полноформатной «живой идеологии» усилиями коллективного интеллекта, который проявится в результате синхронизации умственной деятельности их членов в процессе применения соответствующих организационных инструментов.

 

Такой подход основывается на понимании того, что между вторым и третьим уровнями управления в рамках данной типологии нет четкой границы, поскольку теоретически каждая взаимосвязанная совокупность логически-информационных модулей может за определенное время формировать в человеческой психике соответствующие концепции – фрагменты «картины мира», которые будут определять в течение длительного времени их выбор поведенческих схем и стратегий.

 

В частности, нынешняя кремлевская информационная агрессия против Украины и западных стран происходит в рамках второго и третьего уровней управления нашей типологии и предусматривает мозаичную информационную активность множества откровенных и скрытых агентов и их добровольных ретрансляторов по общей, целенаправленно произведенной в центре стратегией реализации управляющего воздействия третьего — концептуального уровня, что реализуется как синергетический эффект совокупной деятельности атомізованих и рассредоточенных по стране-жертве «консерв», которые обычно не осознают общего замысла, выполняя поставленную перед ними узкопрофильную задачу на втором — информационном уровне.

 

Следующий уровень – организационно-структурное управление. Оно состоит в целенаправленном навязывании или подталкивании к выборе таких организационных структур и соответствующих им социальных технологий, которые бы обеспечивали появление определенных, наперед заданных емерджентних свойств социальных систем и определяли бы наперед заданный выбор поведенческих схем и стратегий их членами и подсистемами. Проще говоря, обеспечивали бы их пассивацию или активацию, сворачивали или раскрывали бы их жизненный потенциал, креативность и способность к инновациям. Таким образом на этом уровне осуществляется управляющий влияние на политические и бизнес-организации, на выборные, административные, правовые, экономические и культурные подсистемы государства и на государство в целом.

 

Этот тип управления реализуется достаточно простыми логично-информационными модулями, которые, по сути, представляют собой алгоритмы и правила взаимодействия членов и подсистем социальной системы. В частности, общественные организации, политические партии и корпорации управляются на этом уровне через их уставы, внутригосударственные и созданы межгосударственные органы – регламентами их работы, организации криминального типа – по понятиям, которые устанавливает узкий круг авторитетных людей, и тому подобное.

 

Строить эффективные и результативные структуры на этом уровне управления в современном сложном мире препятствует биологически обусловленная склонность человеческих сообществ без целенаправленного сознательного внешнего вмешательства спонтанно воспроизводить иерархическую структуру в процессе ранжирования в рамках естественной групповой динамики.

 

В связи с этим не всегда удается определить, управления на этом уровне происходит целенаправленно, в следствие некомпетентности чиновников. Так, в Украине невозможно зарегистрировать политическую партию, устав которой существенно бы отличался от заданного Министерством юстиции шаблона. В результате все более чем 355 украинских политических парий имеют иерархическую организационную структуру, которая тождественна структуре асфальтового завода. Именно поэтому эти политические партии не способны продуцировать ничего лучшего от интеллектуального «асфальта». Ведь известно, что обеспечение эффективной и результативной деятельности организаций в условиях сложного, неопределенного и непрогнозируемого внешней среды требует выбора переменных структур с распределенным управлением.

 

Особенность управления на четвертом уровне, в отличие от первых трех, заключается в том, что оно не рефлексируется ни членами организаций, ни ее лидерами/менеджерами и проявляется в течение длительного времени, а обнаружить его присутствие можно только по результатам с позиции внешнего наблюдателя. С середины выбор поведенческой реакции всеми членами определенным образом структурированных социальных систем представляется логичным и естественным. Это затрудняет выбор лидерами/менеджментом переменных структур при создании организаций и делает непомерно дорогим введения соответствующих структурных изменений в действующих организациях. А в политических партиях личные преимущества и выгоды, которые получают лидеры иерархически структурированных организаций и их подразделений, разрушают еще в начале их мотивацию что-то менять.

 

Иногда случается безсуб’єктне управления на четвертом уровне, когда усвоенные в процессе исторического развития габітуальні организационные практики через их спонтанное воспроизведение членами социальной системы «управляют» емерджентними свойствами организаций и выбором поведенческих схем и стратегий их членов. Подробнее роль этого явления в процессе катастрофической фрагментации украинских элитных групп мы описали здесь.

 

Первые три типа управления является внутрісистемними – ими можно управлять системой с середины. Осуществлять организационно-структурное управление можно только с внешней позиции, в этом смысле оно является надсистемним.

 

Информационное и концептуальное управление вместе составляют рефлексивное управление как технология манипулятивного навязывания объекта управления таких исходных предположений, на основании которых он действует желанным для управляющего субъекта образом.

 

Информационное, концептуальное и организационно-структурное управление относятся к архетипного управления, которое реализуется на основе активации определенных архетипних полей бессознательного социетальной психики с целью актуализации смыслов и ценностей, которые необходимы для выбора объектами управления заданных поведенческих схем и стратегий.

 

Возможно, существуют и еще более высокие уровни управления, которые, в рамках данной модели не рассматриваются и ограничиваются евентуальним наивысшим уровнем управления со стороны Бога и/или галактическим разумом

 

Очевидно, что современная успешная (эффективная и результативная) политическая организация должна быть способной различать посторонние и производить собственные управляющие воздействия одновременно на всех четырех уровнях управления данной типологии.

 

Как мы отметили выше, данная типология классифицирует управляющие воздействия по объему и сложности структурированной в них информации в виде логически-информационных модулей. Это определяет основной «производственный» процесс политических партий как непрерывный процесс сбора и переработки информации из внешней и внутренней сред в управляющие воздействия на всех четырех описанных выше уровнях управления.

 

 

Понятие основного производственного процесса политической партии

 

Приведем в произвольном изложении общеизвестные определения ряда понятий по организации производства, которые используем в нашем исследовании.

 

Производственный процесс — это совокупность взаимосвязанных технологическими процессами процессов труда и естественных процессов, в результате которых исходное сырье и материалы превращаются в готовую продукцию. Производственный процесс включает основные, вспомогательные и обслуживающие процессы.

 

Природные процессы происходят без прямого участия работника.

 

Основные процессы – это процессы, которые выполняются непосредственно для изготовления продукции основного производства.

 

Технологический процесс — это совокупность операций по переработке сырья и материалов в полуфабрикаты и изготовления готовой продукции.

 

С точки зрения организации производства и с учетом предложенной типологии управляющих воздействий в рамках сформулированной выше задачи конструирования политических партии, приведенные определения можно трактовать следующим образом.

 

«Сырьем» в данном случае является информация, нарастающие потоки которой поступают из внешней и внутренней сред по мере их естественного осложнения.

 

«Готовой продукцией» в данном случае являются управляющие воздействия необходимой интенсивности и сложности на разных уровнях управления.

 

Очевидно, «работниками» в нашем случае являются члены политической организации.

 

В рамках данного анализа мы будем рассматривать только основной производственный процесс. Вспомогательные и обслуживающие процессы мы частично представили в публикации здесь и планируем их детализировать в дальнейшем с учетом выводов этой публикации.

 

«Процессы труда» в нашем случае включают индивидуальную и коллективную работу членов политической партии во время очередных общих собраний ее подразделений всех уровней и в промежутках между ними.

 

Природными процессами, которые происходят без участия работников в политических партиях, по нашему мнению, являются естественные процессы групповой динамики, протекающих в любых человеческих группах по одинаковой схеме, которую исследуют социальная психология, социология, групповой психоанализ, этология, организационное поведение, подобное.

 

Таким образом, технологический процесс в политических партиях, как совокупность операций по переработке «сырья» (информации) в полуфабрикаты и выработки «готовой продукции» (управляющих воздействий) заданной сложности и интенсивности, должен соответствующим образом связывать «процессы труда» членов политической партии во время очередных сборов и в промежутках между ними с природными процессами групповой динамики, которые являются недоступными для ручного целенаправленного регулирования со стороны «работников» и менеджмента (членов партии и ее лидеров).

 

То есть именно технологический процесс в политической партии должен связывать процессы труда ее членов с природными процессами групповой динамики с целью высвобождения ими максимального объема социальной энергии в процессе их коллективного взаимодействия в рамках организации, ее аккумулирования и использования в способ, что обеспечит: максимальную эффективность и результативность их работы; бесконфликтную взаимодействие и кооперацию членов партии; формирование достаточного уровня мотивации у членов партии к коллективной деятельности по реализации общей цели; формирование и поддержание поля доверия внутри партии; положительную селекцию; саморазвитие и самосовершенствование членов партии; рост числа членов без потерь основных качеств партии; способность справиться с нарастанием сложности партии вследствие роста числа ее членов; рост авторитета партии и невозможность его использования для реализации собственных интересов узким кругом ее членов; предложение стратегий кооперации другим политическим акторам внешней среды.

 

Итак, сложность управляющих подсистемы непосредственно взаимосвязана со способностью реализовывать основной «производственный» процесс, «сырьем» которого является информация из внешней и внутренней сред, а продуктом – управляющие воздействия необходимой интенсивности и сложности на разных уровнях управления (см. схему 3).

 

Схема 3. Основной производственный процесс в политических партиях и обеспечение его реализации.

 

Таким образом, сложность управляющих подсистем в данном случае определяется двумя базовыми факторами:

 

1. Сложностью управляющих воздействий, которые такая подсистема способна производить и оказывать относительно материнской системы и других подсистем, а также внешних систем, которые пытаются влиять на нее саму и на ее материнскую систему. Сложность управляющих воздействий определяет выбранная управляющей подсистемой методология деятельности.

 

2. Сложностью (уровнями координации, синхронизации, бесконфликтности и т. п) коллективной деятельности элементов подсистемы, в нашем случае – подразделений и членов политической партии при постоянном росте их количества. Сложность коллективной деятельности определяется сложностью методики коллективной работы больших групп людей, которая включает правила и алгоритмы взаимодействия членов и подразделений организации в ее середине, а также правила и алгоритмы их взаимодействия с внешней средой.

 

Вместе методология деятельности организации и методика коллективной работы больших групп людей, с одной стороны, естественным образом определяют ее основной технологический процесс как совокупность операций по переработке информации в управляющие воздействия требуемой сложности и интенсивности, а с другой — обуславливают тип организационной структуры, как структурированную совокупность взаимосвязей ее членов и подразделений в процессе их взаимодействия.

 

В то же время, способность организации выживать, конкурировать с другими организациями и успешно действовать в быстро меняющемся непредсказуемом внешней среде определяет предварительный целенаправленный выбор рекомендуемой теорией организаций для таких условий оптимальной организационной структуры, которая должна обеспечивать распределенное управление в организации и ее способность к самореконструкції.

 

При таких обстоятельствах методология деятельности политической партии и методика коллективной работы больших групп ее членов представляют собой две независимые факторы, которые могут свободно избраться инициаторами создания новых или лидерами уже существующих политических организаций, которые планируют внедрение изменений.

 

Критерием их удачного выбора является соответствие обусловленного избранными методологией и методикой деятельности типа организационной структуры политических партий до ее типа, рекомендуемый теорией организаций для заданных условий внешней среды.

 

Таким образом результат их выбора определяет технологический процесс и предопределяет организационную структуру, которая, в свою очередь, определяет эффективность и результативность политической партии, а также обусловливает появление набора ее емерджентних (надсистемних) свойств точно так же, как структура кристаллической решетки графита, алмаза и фуллерена обусловливает их различные физические, химические и механические свойства несмотря на то, что они состоят из одинаковых атомов углерода.

 

 

Перспективы повышения сложности политических организаций

 

В публикации «Политическая организация как результат развития субъектности большой группы» мы показали, что в основе процесса развития организаций лежит изменение типа его субъектности: субъектности одного человека в организациях лидерского типа субъектности малой группы в организациях корпоративного типа и дальше, к субъектности большой группы, численность которой может непрерывно расти. Отдельные образцы современных организаций с субъектностью большой группы описал Фредерик Лалу в своей книге «Компании будущего», а организации такого типа, сформировавшиеся естественным образом в исторической ретроспективе описала лауреат Нобелевской премии Элеонора Остром в книге «Управление общим. Эволюция институтов коллективного действия».

 

Одной из лучших моделей, которая иллюстрирует развитие сложности организаций является спиральная динамика – динамическая модель человеческого развития и эволюции сознания, а также развития системы основополагающих ценностей и мемов (см. книги Валерия Пекара «Разноцветный менеджмент. Эволюция мышления, лидерства и управления»).

 

Рост сложности организаций хорошо иллюстрирует описанный в книге «Системное мышление. Как управлять хаосом и сложными процессами» Дж. Гараєдагі (представителя школы Г. Акоффа) смещение организационной парадигмы.

 

Развитие сложности организаций подробно проанализировал в своей книге «Эволюция социальных систем» 2005-го года издания Игорь Бощенко, российский политолог, специалист по нейронным сетям, телережиссер, бывший сотрудник Службы внешней разведки РФ, который сегодня, к сожалению, информационно поддерживает сепаратистов ОРДЛО.

 

Ознакомившись в свое время с этой книгой, я увидел принципиальное различие в наших подходах, несмотря на то, что мы примерно одинаково оцениваем сложность и природу проблем, которые стоят перед современным обществом. Для решения этих проблем мы выбрали разные пути, которые на начальном этапе очень мало отличались друг от друга по форме, но были принципиально разными по сути. В противовес динамичной иерархии, которую предложил этот автор в качестве организационной структуры социальных сообществ будущего, я назвал разработанные мной организационные инструменты динамической сетью, чтобы подчеркнуть принципиально иной тип субъектности проектируемых на основе их использования политических организаций будущего.

 

Предложенный И. Бощенком путь усложнения управляющих подсистем социальных систем, по его словам, хорошо коррелирует с принципами делиберативной демократии и коммуникативной среды, которые в своих работах описывал Юрген Хабермас. Разделяя эти принципы как своеобразный идеал, к которому следует стремиться, мы согласны с критиками делиберативной демократии в том, что в реальной общественной жизни сам по себе ни один социальный идеал не сможет подавить биологическую природу людей, которая проявляется в процессе их взаимодействия. В одной из наших публикаций мы более подробно проанализировали факторы, которые делают невозможным реализацию одного из них – республиканского идеала, как совокупности выделенных Ізулт Хоноган [Iseult Honahan] четырех компонентов республиканской традиции.

 

Поэтому, в отличие от подходов к увеличению сложности организаций, которые И предлагает. Бощенко, предлагаемые нами организационные подходы в первую очередь направлены на то, чтобы связать процессы коллективной работы членов партий с естественной, биологически обусловленной групповой динамикой в способ, который обеспечивал бы системное снос участников взаимодействия с конкурентных позиций в позиции кооперации и исключал бы их сдвиг в позиции конфронтации. Результатом такого проскальзывания, по нашему мнению, станет естественное высвобождение, аккумулирования и направления социальной энергии, которая выделяется для поддержки процессов ранжирования, на достижение общих целей.

 

На схеме 4 показана взаимосвязь спиральной динамики и смещения организационной парадигмы с нашим видением эволюции организационных структур.

 

Схема 4. Эволюция (усложнение) организационных систем.

 

Спиральная динамика рассматривает развитие организаций как последовательный процесс их усложнения, что сопровождается изменением ценностей на каждом витке воображаемой спирали развития. Виткам этой спирали присвоен цвета от бежевого до бирюзового, их детальное описание. Пекарь представил здесь. При этом считается, что сформированные на предыдущем витке ценности остаются в психике участников организаций, которые перешли на следующий виток, в фоновом режиме.

 

Такое представление об эволюции организаций хорошо коррелирует с представленным Дж. Гараєдагі смещением организационной парадигмы вследствие появления организаций с новыми качествами в инновационных и высокотехнологичных сферах бизнеса.

 

Фиолетово-красные и сине-оранжевые организации по классификации спиральной динамики можно отнести выделенных Дж. Гараєдагі организационных систем биологической модели с одним умом, системной целью существования которых является выживание за счет роста путем экспансии во внешнюю среду, что включает поглощение подобных организационных систем.

 

В то же время, зелено-желтые организации можно отнести к мультирозумних организационных систем социальной модели, системной целью существования которых является согласование интересов всех элементов системы и скоординированное движение в согласованном направлении.

 

На схеме 4 внизу представлены разновидности организационных структур перечисленных типов организаций, которые отражают изменение их субъектности: субъектности лидера в субъектности малой группы и далее, к субъектности упорядоченной определенным образом большой группы.

 

Если первые два типа субъектности имеют только по одному возможному варианту реализации с небольшими отклонениями, которые в целом соответствуют распространенным сегодня организационной культуре и организационным практикам, то третий тип субъектности теоретически может иметь множество вариантов реализации, каждый из которых потребует усвоения членами организаций присущих только ему организационной культуры и организационных практик, которые, к тому же, будут меняться в условиях нарастания сложности организации при увеличении ее численного состава.

 

Поэтому способность справляться с нарастающей сложностью при увеличении численного состава политической организации без потерь заданного набора емерджентних качеств станет еще одним критерием удачного выбора методологии деятельности политической партии и методики коллективной работы больших групп, которые вместе предопределяют тип ее организационной структуры и определяют ее основной технологический процесс.

 

В процессе наших исследований мы определили важное, по нашему мнению, видение условий стабильности организаций разного уровня развития, что представленные на схеме 4.

 

Условием стабильности иерархически структурированных партий и, очевидно, организаций орденского типа, является физический и/или идеологическое принуждение. При его наличии такие организации работают достаточно успешно, однако, как только он исчезает, растворяется организация точно так же, как в свое время растворилась КПСС.

 

Условием стабильности организаций корпоративного типа – западных корпораций и отдельных партий, которыми управляет руководящее ядро – малая группа собственников/менеджеров/лидеров, является наличие внешней этики, которая бы удерживала в определенных рамках поведение ее членов в процессе группового взаимодействия. Таким образом, успех западных корпораций и стал следствием того, что внешняя – протестантская этика регулировала отношения членов их руководящих групп, блокируя естественные желания каждого участника взаимодействия воспользоваться стратегемами Сюнь-Цзы для повышения своего группового статуса в процессе биологически обусловленного ранжирование.

 

В этом смысле украинские сине-оранжевые партии корпоративного типа, если они будут созданы, не смогут повторить историю успеха западных корпораций, несмотря на наличие в стране достаточного количества носителей такой организационной парадигмы, поскольку в современном украинском посттоталитарном обществе, особенно в среде его политических элит, принципиально отсутствует какая-либо общепризнанная этика, которая бы удерживала участников высших руководящих органов политических партий от соблазна реализовать свою биологическую природу – стать альфа лицом с абсолютной властью в руководящем ядре.

 

Можно утверждать, что именно отсутствие такой этики еще на старте структурирует каждую инициативную группу по созданию очередной украинской партии в жесткую неформальную иерархию с четко определенными статусами участников, которая позже формализуется партийному уставу, за соблюдением иерархичности которого с достойной удивления настойчивостью следит Министерство юстиции Украины.

 

Таким образом, в Украине будут иметь перспективу только те политические партии, которые смогут генерировать внутреннюю этику. Это возможно осуществить только в составе больших групп, взаимодействие участников которых упорядочена с помощью технологий, что связывают процессы коллективного труда членов политической партии с природными процессами групповой динамики в рамках удачно выбранных методологии деятельности и методики коллективной работы больших групп.

 

По результатам наших исследований мы рекомендуем выбирать в качестве методологии деятельности нормативное (стратегическое) планирование и методику коллективной работы больших групп людей в динамической сети. На основе такого выбора мы сконструировали переменную структуру для политических партий – динамическую сеть, а также частично описали основной технологический процесс их деятельности (здесь, здесь, здесь, здесь и здесь), который планируем систематизировать и детализировать в следующих публикациях.

 

Очевидно, что политические партии с переменной структурой – динамичной сетью, в случае их создания, будут полностью защищены от возможной деградации в организации низшего типа в процессе их жизнедеятельности – такой, которая происходит, например, с большинством украинских политических организаций корпоративного типа, включая «именные» олигархические кланы. По нашему мнению, колебательный процесс усложнения и упрощения организаций являются, фактически, основным механизмом их эволюции, в рамках которого прогресс обеспечивается неравномерностью колебаний – каждый раз движение вперед приводит к необратимым изменениям в ценностной сфере, которые удерживают деградацию организаций все дальше от начальной точки – организационной структуры биологического типа.

 

 

Выводы

 

1. Постановка задачи на уровне национального государства сводится к конструированию и разработке легальных конституционных политических организаций – управляющих подсистем достаточной сложности для управления национальным государством как системой и нейтрализации управляющих воздействий извне, причем сложность управляющих подсистем такого типа должен расти быстрее, чем может возрастать сложность других подсистем в данной системе, самой системы и внешних систем.

 

2. Современная успешная (эффективная и результативная) политическая организация должна быть способной различать посторонние и производить собственные управляющие воздействия одновременно на всех четырех уровнях управления: организационно-структурном, концептуальном, информационном и директивном.

 

3. Технологический процесс в политических партиях, как совокупность операций по переработке «сырья» (информации) в полуфабрикаты и выработки «готовой продукции» (управляющих воздействий) заданной сложности и интенсивности, должен соответствующим образом связывать «процессы труда» членов политической партии во время очередных сборов и в промежутках между ними с природными процессами групповой динамики, которые являются недоступными для ручного целенаправленного регулирования со стороны «работников» и менеджмента (членов партии и ее лидеров).

 

4. Методология деятельности политической партии и методика коллективной работы больших групп ее членов представляют собой две независимые факторы, которые могут свободно избраться инициаторами создания новых или лидерами уже существующих политических организаций, которые планируют внедрение изменений. Критерием их удачного выбора является соответствие обусловленного избранными методологией и методикой деятельности типа организационной структуры политических партий до ее типа, рекомендуемый теорией организаций для заданных условий внешней среды.

 

5. Способность справляться с нарастающей сложностью при увеличении численного состава политической организации без потерь заданного набора емерджентних качеств станет еще одним критерием удачного выбора методологии деятельности политической партии и методики коллективной работы больших групп, которые вместе предопределяют тип ее организационной структуры и определяют ее основной технологический процесс.

 

6. В Украине будут иметь перспективу только те политические партии, которые смогут генерировать внутреннюю этику. Это возможно осуществить только в составе больших групп, взаимодействие участников которых упорядочена с помощью технологий, что связывают процессы коллективного труда членов политической партии с природными процессами групповой динамики в рамках удачно выбранных методологии деятельности и методики коллективной работы больших групп.

 

Львов, декабрь 2017

 

Яндекс.Метрика