Новостная лента

Луганский театр в Львове

03.11.2015

 

Об акции «С Востока на Запад – театр соединяет сердца» я узнала из интернета – и сразу подумала, что эта инициатива очень своевременна. Искусство всегда создает площадку для откровенных разговоров и реального обмена мнениями. Вот и Луганский областной академический украинский музыкально-драматический театр приехал в Западную Украину (Ивано-Франковск, Дрогобыч, Львов, Ужгород), чтобы языком искусства приступить к преодолению стереотипов.

 

 

Луганские театралы решили показать сразу три своих спектакля: «Маклена Граса» по пьесе Николая Кулиша, «За двумя зайцами» по мотивам произведения Михаила Старицкого и злободневная постановка, посвященная теме вынужденных переселенцев – «Байки Севера». Однако Львов увидел не все из этих спектаклей.

 

«Когда говорят пушки, музы молчат» – выражение достаточно распространенный, однако не всегда уместен. Ведь часто в критических ситуациях художники открывают в себе больший потенциал, ищут новых путей и видений. Так произошло и в Луганском областном академическом украинском музыкально-драматическом театре. Когда Луганск оккупировали сепаратисты, часть труппы почувствовала, что ей отныне нет места в родном городе и… театре. Пришлось собирать вещи и эвакуироваться. Театр переехал в Северодонецк, хотя значительная часть коллектива осталась «служить музам молодой республики», – рассказал художественный руководитель Луганского областного академического музыкально-драматического украинского театра Владимир Московченко:

 

«Знаете, это как во время войны – когда боевая часть разбита, а остается флаг, то вокруг того знамени образуется новая часть. Так и у нашей труппы: мы имели уставные документы, которые удалось вывезти из Луганска. И они стали тем знаменем, вокруг которого образовался новый коллектив».

 

Неслучайно, что в представленных спектаклей тяжелая сценическая судьба. Ставить их начинали еще в Луганске; потом, когда театр переехал, из сложившегося актерского состава оставалось лишь несколько человек. Постепенно находили новых. Но заложенные в спектаклях смыслы сохранили – они говорили и к зрителям, и к актерам. Немало мучительных моментов, острых углов в сюжетах спектаклей во время нелегкой ситуации в стране актерам пришлось фактически ощутить на себе:

 

«В материале «Маклена Граса»» есть энергетика сострадания. Хотелось не воевать с плохими персонажами, а говорить про общую беду. Этот спектакль «рождалась» под грохот канонады. И это ощущение беды, снарядов, что летят над нами, возможности ежеминутно погибнуть, и ощущение насекомые, которую могут раздавить – это и оставило отпечаток на представлении» – говорит Владимир Московченко.

 

 

Оба спектакля, и «Маклена Граса» и «За двумя зайцами» – совершенно разные, но объединены юмористическими нотками. Смех среди моторошності мира, среди страшных социальных и нравственных катастроф создают фундамент, на котором выстроена сюжетная линия. Порой юмор переходит даже в нечто полубезумное, в помрачение сознания, которое может в конечном итоге превратиться в полное бегство от реальности. Это, например, ярко показано в первом танце Маклены Грасы (Вероники Златоверхой). Он настолько космический, со странными движениями, но в то же время – искренний и по-детски наивный. В этой пластике оказывается мікровсесвіт ребенка, у которого похитили счастливое детство, а возможно и будущее.

 

Сценическая путешествие в 30-е

 

Уже в начале спектакля «Маклена Граса» всех львовских зрителей поразили батяры, которые словно реінкарнувалися из прошлого века в современность. Двое нарядно одетых господ настолько весело и непосредственно пели культовые «Тілько ві Львові» и «Погулянку», что все присутствующие в душе подпевали. Батярский фольклор создатели спектакля очень органично «вплели» в сюжетную канву. Ведь все эти песни – лирические или шуточные – отвечали определенному моменту спектакля, создавали настроение.

 

 

В центре сюжета «Маклены Грасы» социальный контраст богатой семьи Зброжеків и почти бедняков Ґрасів. Материал для сочинения Николай Кулиш брал из реальной жизни, а именно – из сообщений польской прессы 30-х годов ХХ века. Купец, обанкротившись вследствие кризиса 1929 года в Польше, сначала застраховал свою жизнь, а потом нанял безработного, чтобы тот его убил и не выдал тайну.

 

Не зря жанр спектакля луганские театралы трактовали именно как трагический фарс, хотя критики называют эту пьесу Николая Кулиша социально-психологической драмой. Хочется отметить, что произведение достаточно сложное для восприятия современными зрителями. Хоть от времени его написания не прошло и ста лет, разница поколений ощутима. Ведь людям, которые росли и формировались в ускоренном веке высоких технологий, нелегко понять тех, кто искал политическую информацию в листовках на заводах, видел огромную новацию в электрическом освещении и готовил еду на примусе.

 

Чтобы целостно передать этот материал языком театрального искусства, актерам и режиссеру Владимиру Московченко пришлось создать на сцене почти репортажный «эффект присутствия». Зритель путешествует в прошлое, и в полной мере ощущает общественно-политические и экономические процессы – ключевые причины «повседневных трагедий» в жизни главных героев.

 

В этой постановке «Маклены Грасы» актерам удалось создать глубокие, замечательно проработаны образы. Например, танцующий Нищий, играющий на свирели печальные песни, словно олицетворяет фигура Вечного Бродяги мира, францисканской Госпожи Бедности, которая никогда не исчезнет из калейдоскопа человеческих будней. Такой обычный, рядовой маклер – фактически, квартирный владелец, который оставляет малоимущих без крыши над головой и средств к существованию. Они постепенно проникают сквозь паутину веков, и вкрадываются в современную повседневность. Ведь кто из современных украинцев не испытывал квартирных проблем? А что уж говорить вынужденным переселенцам из оккупированных областей.

 

Примечательно, что в постановке режиссера Московченко нет места «абсолютным» персонажам. Даже в душе угрюмого маклера могут скрываться крупицы человечности, а нищие без крыши над головой предстают странствующими философами.

 

 

Американский табак и джазовые ритмы

 

Пьеса «За двумя зайцами» написана еще в 1883 году. Острая социалка с красочным юмором давно уже стала одним из любимых украинцами произведений. Конечно, это и благодатный театральный материал. Но после множества постановок и экранизаций пьесы, режиссер должен обладать смелостью и свежим взглядом, чтобы не тиражировать чужие творческие находки. Режиссер Евгений Мерзляков пошел на этот шаг, и в спектакле «За двумя зайцами» соединил, казалось бы, несоединимое: известные украинские песни (например, «Киев мой!») с американскими джазовыми мелодиями. Это на первый взгляд странное решение в конце концов стало уместным. Мерзляков подчеркивает: и в тексте Старицкого присутствовали упоминания про Америку, американские нотки:

 

«Пытались отойти от классической трактовки – персонажи у нас прочитаны несколько иначе. Наша Галя не чурается того, чтобы, например, быть с Голохвастовым. Мы все – люди. Можем слушать и классическую музыку, и современную. Слово «американский», или даже «мериканський» взяты из материала Старицкого. Например, Сирко курит мериканську табаку. И я подумал, почему бы не взять американских музыкантов? Ричадр Чиз – это такая параллель, кстати. Мы сделали свою кавер-версию на его каверы».

 

Но музыка в спектакле – не главное; танцы произносят в этой постановке иногда больше, чем слова. Пластический рисунок настолько ярко выражен, что с помощью движения актеры даже «вживались в образ». Рассказывает Денис Пономаренко, который сыграл Голохвастова:

 

«Это были поиски себя – потому что я не такой человек, как Голохвастов. Но мне, видимо, помогла пластика. В спектакле очень много пластики. И через внешнее медленно подключился внутреннее состояние. У нас вообще Голохвастов – такой себе пластилин, который в зависимости от ситуации меняет свою форму».

 

Своеобразными были и декорации к спектаклю – примітивізовані, и максимально упрощены. Режиссер объяснил: это сделали умышленно. В постановке решили «не прятаться» за декорациями, это позволило сделать актерскую игру более выразительной, акцентировать на ней. В центре сцены стоят массивные деревянные конструкции (гигантские стулья), которые в соответствии с сюжетных перипетий трансформируются то в арку, то в церковные стены, то даже в родительский дом.

 

Третью спектакль луганские актеры показали в Киеве. Это «Байки Севера» столичного режиссера Андрея Мая. Построено на документальном материале, на рассказах реальных людей, это сценическое действо повествует о переселенцах. Сами актеры отмечают: не все сейчас готовы видеть этот спектакль; от многих переселенцев слышали неоднозначную реакцию.

 

Театралы не только показали свои постановки в Львове, но также сами посмотрели город. Признаются, что публика на Западной Украине их приняла очень тепло. «Чувствуется, что люди нас ждали», – говорят они. На обоих спектаклях был настоящий аншлаг: родители с детьми, атовці, некоторые зрители даже выстояли весь спектакль. Может, сработал бесплатный вход, но не хватало и заинтересованных увидеть, какой же театр на Востоке Украины.

 

Свои гастроли Луганский областной академический украинский музыкально-драматический театр завершит в столице. Впрочем, театралы признаются, что уже хочется домой: в скором времени у театра появится новое помещение, больше не будет скитаний и тоскної бездомности. Но разве бывают театры-переселенцы? Для искусства есть место в любом уголке планеты; не говоря уже о регионах родной страны.

 

Фото: автора и из архива театра

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика