Новостная лента

Мадлен Олбрайт о Трампе и мир

16.11.2015

«Победа Трампа – это не конец света. Но теперь это уже будет другой мир»

 

​​

 

Несколько дней после президентских выборов в Америке в Карловом университете в Праге состоялась встреча с бывшим госсекретарем США Мадлен Олбрайт. Госпожа Олбрайт, уроженка Праги, поделилась со студентами своими размышлениями о результатах выборов и возможные сценарии развития отношений с Европой и Россией. Не забыли поговорить и об Украине. Бывший госсекретарь отметила, что не представляет США как государство, поэтому говорить от собственного имени – как Яна Мария Корбелова.

 

О результатах выборов президента Америки:

 

«Я стараюсь не паниковать, а скорее понять что случилось и почему так случилось. Я убеждена, что это не конец света. Конечно, теперь вещи будут происходить несколько по-другому. Мы смотрели на то, что происходило в Европе, в частности Brexit, но мы были убеждены, что такой популизм не может победить в нас. Я очень хорошо знаю Хиллари, и могу сказать, что она была прекрасно подготовлена для того, чтобы стать президентом. Теперь мы должны разобраться с тем, почему это случилось.»

 

«Сейчас действительно крайне сложно сказать, почему так случилось. Но складывается впечатление, что это действительно словно «восстание», протест. Как раз за то, что, благодаря предвыборной риторике Дональда Трампа люди боялись. А когда люди боятся, они ведут себя не так, как бы кто-то мог предсказать. Люди боялись того, что Америка уже не является такой богатой, как раньше (что не соответствует действительности), что они потеряют работу из-за мигрантов, что, например китайцы заполонят рынок труда. Америка является и всегда была многокультурной страной образованных людей разных национальностей. Такой общественный договор – взаимопонимания и сотрудничества всегда хорошо функционировал. А Трамп этот договор уничтожает. Вдруг мы узнаем, что мы должны ненавидеть людей, которые не являются белыми мужчинами. Но общество просто не может функционировать таким образом. Такое впечатление, что белые мужчины испугались, что они все потеряют. Поэтому пошли и проголосовали за Трампа. И наоборот, ожидалось, что меньшинства будут активнее голосовать за Хиллари. Кроме того, я думаю, много людей были уверены, что она и так уже победила – поэтому просто не пришли на выборы.»

 

Про американскую демократию:

 

«Сегодня сложилась ситуация, когда люди 21-го века говорят с властями вроде 20-го века а ответы получают словно из века 19-го. Поэтому никто не верит в то, что делает власть и поэтому, как функционируют государственные институты. Они не имеют доверия к институтам и они злые на власть. В этом суть проблемы. Таким образом, общественный договор не работает. Общественный договор, который основывался на том, что человек поделится собственными индивидуальными правами и взамен получит что-то от государства – этот договор словно перестал работать. Есть масса людей, которые считают, что государство ничего для них не делает… Стремительное развитие технологий вызывает у людей страх, что техника, в конце концов, также будет вытеснять человека из его собственной работы. И много людей считают, что государство ничего не делает для решения этой проблемы. Поэтому люди напуганы и они протестуют. …Теперь власть должна думать, что она может сделать для людей и сами люди должны делать друг для друга. Вот проблема, которую надо решать. Вернуть доверие к государству и его институтам.»

 

«Демократия – это наиболее сложная система политической власти, которая только может быть. Проще конечно, иметь какую-то одну сильную человека, который вам скажет что и как делать. Тогда людям не нужно думать. Демократия требует от людей ответственности и работы над собой»

 

О взаимоотношениях с Европой:

 

«Я убеждена, что наши связи с Европой – важнейшие. Мы должны над ними работать. Но европейцы тоже должны над ними работать. Я думаю, что и Трамп, когда будет иметь больше информации и начнет изучать много вопросов из середины, поймет эту важность. Мы должны искать то, что у нас является общим и развивать это. Например НАТО, которое является, по сути, не важнейшим союзом для функционирования мира. … Очевидно также, что Европейский Союз нужно «ремонтировать». На случае он не работает, так как должен был бы. А это уже ответственность самих европейцев.»

 

Об отношениях с Россией:

 

«Россия действительно очень качественно занимается пропагандой. Особенно люди из КГБ. И с этим надо быть особенно бдительным.»

 

«Russia Today: действительно, там все говорят прекрасным английским. И это не просто понять – когда человек сидит где-то в Лондоне и смотрит телевизор – она не задается вопросом, кто эти люди. Они слышат перфектну английский, и это работает. А вне тем – журналисты на этом фоне проталкивают ложную информацию.»

 

«Мы в действительности не знаем, то, что говорил Трамп во время кампании – это действительно то, чем он планирует заниматься как президент. И я лично не думаю, что он будет это делать. Потому, что в этом нет никакой логики – и это слишком сложные процессы. Поэтому не стоит паниковать. Я думаю, что в течение следующих месяцев, когда будет происходить передача власти, и Трамп будет видеть много процессов из глубины – он научится занимать позицию, которая не будет вредить нам, вам, или любому другому… Вопрос также в том, как теперь работать с Россией. Я была и сегодня убеждена, что то, что делает Россия в Сирии – это все лишь для того, чтобы мы забыли о том, что Россия делает в Украине. Но есть вещи, с которыми Россия действительно могла бы помочь в Сирии, поскольку они имеют влияние на Асада. Они могли бы давить на него. Определять конкретные цели для бомбардировок, чтобы не убивать гражданских людей. Но спрогнозировать наверняка, что будет делать Трамп, это сейчас вряд ли возможно.»

 

«То, что осложняет отношения – это то, что происходит сейчас внутри России. Еще в 1991 году я, будучи профессором, изучала актуальные ситуации и события в странах на восток от берлинской стены. И когда мы были в Москве, один человек мне сказал: «Мне несказанно стыдно. Мы были супердержавой, а теперь мы как Бангладеш». Путин теперь считает, что эту российскую идентичность нужно вернуть. И вернуть ее можно таким образом, что он будет вмешиваться в конфликты по всему миру. На самом деле – это кризис идентичности. На самом деле им нужен психиатр. И это самая большая проблема. Вопрос в том, что Россия хочет. И насколько хорошо действительно смогут объяснятся Трамп с Путиным. Я убеждена, что Америка в любом случае должна в дальнейшем работать в привычном русле. И для этого мы должны искать партнеров. Если есть какие-то вещи, которые мы можем делать совместно с Россией – это хорошо. Но если Россия делает что-то, что мы считаем недопустимым то, что в них происходит с правами человека, или то, что они делают в Украине – мы должны об этом говорить и противостоять этому.»

 

Про Украину и Крым:

 

«Я думаю, что действительно важным должно быть решение Евросоюза о продлении санкций. Это будет важным сигналом о том, как вообще Европа планирует сотрудничать в этом вопросе. Если вместо Трамп собирается «договариваться» о аннексирован Крым – это было бы ужасной новостью. Я не знаю, почему он об этом говорил. Но тем не менее, он действительно это утверждал, и мы должны очень внимательно к этому отнестись. Потому, что это не вопрос Крыма – это вопрос всей системы международного права. От Второй мировой войны не было прецедентов, что одна страна просто забрала себе кусок другой страны. То есть это вопрос того, как мы вообще сможем жить в мире и вести какие-то переговоры, если у нас таким образом заберут любые принципы, на которые можно опереться. Я надеюсь, что вокруг Трампа найдутся люди, которые ему объяснят, что наоборот – мы должны больше работать и углублять «минске» систему. И так же внедрять более жесткие санкции»

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика