Новостная лента

Маэстро конспирации

12.01.2016

Легендарного генерал-хорунжего УПА Василия Кука советские спецслужбы выслеживали почти 10 лет. За неуловимость даже нарекли «Барсуком».

 

Василий Кук после выхода из заключения (1960). Архив ЦДВБ.

 

 

Родился будущий командир УПА 11 января 1913 года на станции Красное (ныне Бусский район Львовской области), в многодетной крестьянской семье. Среди восьми детей (две дочери и шестеро ребят) Василий был вторым.

 

В 1923-1932 годах учился в классической гимназии общества «Родная школа» в Золочеве. От 1927 года принадлежал к «Пласту», в 1929-м стал членом Юношества ОУН. После окончания гимназии учился на юридическом отделении Люблинского католического университета, но обучение не закончил и с головой погрузился в дела украинских националистов. Перевозил нелегальную литературу, оружие, за что его не раз арештовуває польская полиция. «В 1933 году меня уже второй раз посажен на полгода в Золочевскую тюрьму за распространение летучек ОУН, – пишет в автобиографии. – В сентябре уволили, а в октябре того же года поляки снова меня арестовали и в 1934 году вместе с братом Ілярієм осудили за саботажные протипольські акции на два года тюрьмы».

 

Василий Кук и работница референтуры пропаганды ОУН Филя Бзова

 

 

Накануне немецко-советской войны Василий Кук организовал и возглавил бандеровский Центральный штаб походных групп ОУН для перехода в восточные области Украины. В июне 1941-го стал во главе Львовской ведущей походной группы, которая 30 июня организовала во Львове «Народные Сборы», на которых провозгласили Акт восстановления Украинского государства. Отправившись с походной группой на восток, уже 31 августа был арестован немцами в Василькове под Киевом. При транспортировке до Львова (из Луцка) сбежал из-под стражи. Весной 1942-го возглавляет Провод ОУН на Юго-Восточных Украинских землях. Имел большой авторитет среди повстанцев, поэтому с 1947 года стал заместителем Романа Шухевича на всех его должностях. 26 августа 1949 года Кука отметили высшей наградой УПА – Золотым Крестом Заслуги.

 

По смерти Романа Шухевича в марте 1950-го, журнал «Бюро информации Украинского Главного Освободительного Совета» сообщил, что Василий Кук заменил убитого «генерала Чупринки» и стал главным командиром УПА. 14 октября 1952 года постановлением УГВР ему присвоено воинское звание генерал-хорунжий. До ареста в мае 1954 года Василий Кук руководил украинским повстанческим движением.

 

Вот так можно осветить боевую биографию Василия Кука – если коротко. Потому что если попытаться более подробно, то пришлось бы исписать не одну сотню листов. Мы же сосредоточимся только на конспиративных мерах, благодаря которым он годами скрывался от советских спецслужб, и немного расскажем о его семейной жизни.

 

Василий Кук имел около сорока псевдонимов, и самые известные из них два: в УПА – «Лемиш», среди оперативников советской госбезопасности – «Барсук». Его дело – четыре тома, 1028 страниц, – до сих пор хранится в Отраслевом архиве СБУ.

«Характерной чертой «Лемеха» была та черта, что он никогда никому о себе не говорил, – рассказывала о Кука его жена Ульяна Крюченко на допросах в КГБ, в июле 1954-го. – Даже я как жена не знаю его детства, ни юности. Конспиратор «Лемех» был большой. Я как жена никогда не знала, какой пост он должен в организации, не говоря о другом».

 

Связные Василия Кука

 

 

За нарушение конспирации он не давал поблажки и самому Роману Шухевичу. Зимой 1945 года, например, отказался от личной встречи с его связной Галиной Дидик, а отправил к нему своего связного. Еще и передал им своему командиру письмо с укором, что тот нарушает правила пользования линиями связи. Кук не раз упрекал Шухевичу и за его поездки в 1948-1949 годах в Одессу на лечение. Считал, что таким образом тот сам идет в руки к чекистам, потому что советские спецслужбы собрали уже достаточно материала о Шухевиче, в частности, и снимки, так командира УПА мог кто-то случайно узнать. Этим самым он ставил под угрозу не только свою жизнь, но и дальнейшую борьбу повстанческой армии.

 

«Часто носит простую крестьянскую одежду, так же одеваются его боевики, – говорилось в чекистском ориентировании на Василия Кука от 2 сентября 1949 года, распространенном среди оперативников (составили это описание по показаниям пленных повстанцев). – При общении с населением и подпольщиками «Лемех» и его боевики ведут себя строго конспиративно, кличек и имен друг друга не называют, свое прошлое конспірують, откуда пришли и куда будут направляться тщательно скрывают. Говорит спокойно, уверенным голосом, не выговаривает букву «л», а также страдает болезнью желудка, поэтому постоянно носит при себе фляжку с настойкой полыни, а на совещаниях руководящего состава личный повар готовит для него диетическую кашу».

 

На основе этих ориентировок провели несколько спецопераций с целью задержания Василия Кука. Все – неудачные. «»Барсук» имеет большой опыт подпольной, конспиративной деятельности против существующего социалистического строя, базируясь на преданные контрреволюционные националистические кадры, – после одной из них оправдывались чекисты перед руководством. – Он не однократно, находясь в критическом положении, применял методы ухищрения, уходил из под удара органов и войск МГБ. В 1946 году «Барсук», оказавшись блокированным нашими войсками в одном из населенных пунктов, с целью ослабит бдительность поисковых групп, дал приказ выйти с повинной в этом населенном пункте 30 бандитам с оружием. В момент сдачи бандитов нашими войсками поиск в населенном пункте был временно прекращен, «Барсук», воспользовавшись этим, скрылся с района операции. В 1947 году «Барсук» во время проведения операции в течении нескольких часов находился под водой в пруду, дыша посредством тростниковой трубки».

 

Спецоперации по захвату «Лемиша» проваливались одна за другой, тогда спецслужбы решили его отравить. Весной 1951 года полковник Петр Федун (псевдо «Полтава») через курьеров передал Кукові листа, упакованного в тюбик из-под зубной пасты. Его вместе с паролями о дате и месте встречи перехватили МГБісти. Письма заменили, а тюбик начинили ядовитым горчичным газом. Встреча между курьером Кука и агентом МГБ состоялась во Львове, на Академической 16 апреля. Обменялись письмами. Кук получил смертоносного письма, находясь в укрытии. Когда начали открывать тюбик, то ему сильно начали печь глаза. Сориентировавшись в чем дело, быстро выскочил из укрытия. Спасся, хотя с тех пор стал хуже видеть.

 

На август 1951 года в поиске «Барсука» советские спецорганы задействовали 42 оперативников, 22 офицеров и 374 солдат внутренних войск. Непосредственным розыском Кука занимался 1-й отдел 4-го управления МГБ УССР во главе с Петром Свердловым и его заместителем Григорием Клименко.

 

В конце концов вычислили, что Кук находится на стыке Львовской, Тернопольской и Станиславской областей. «Место дислокации было выбрано не случайно, – пишет историк Владимир Вятрович. – Во-первых, через благоприятные природные условия (леса), во-вторых, быстрый и постоянный переход между областями создавал дополнительные трудности для чекистов, забюрократизированные структуры которых действовали в рамках конкретных территориальных единиц».

 

В Иваницкому лесу на Львовщине разоблачили тайник, где в 1947-1952 годах эпизодически находился Василий Кук. Получили информацию, что может прийти сюда снова. Ведь «Лемех», как и большинство повстанческих командиров, не сидел в одном укрытии, а время от времени менял их. Имел их несколько в разных районах, и о каждом знал очень ограниченный круг людей. О такую тактику повстанцев знали в МГБ. Поэтому, когда разоблачили одну из землянок Кука, сделали в ней засаду.

 

Операцию должен был выполнить перевербованный связной Кука «Юрко» с «агентурно-боевой группой» (АБГ) в составе спецагентов «Карпа» и «Богуна». Их направили ожидать прихода командира УПА в бункере. Чтобы Кук ничего не заподозрил, тайник специально подготовили к его приходу. Ее разминировали, высушили, побелили внутри, придавая ей обжитого вида, ведь необжита тайник вызвала подозрение у подпольщиков. За месяц до встречи со связным туда поселили АБГ.

 

Вечером 23 мая 1954 года, ничего не подозревая, к этой тайники с Рогатинского района пришел Василий Кук со своей женой Ульяной и двумя охранниками. Среди агентов, что их встретили, командир одного знал лично, поэтому ничего не заподозрил. Уже впоследствии Кук рассказывал, что его несколько насторожило дрожание рук одного из боевиков и то что другой парень, который их встретил, зашел в убежище, не сняв сапог. Также удивило, что в бункере было достаточно хорошей пищи и советских книжек.

 

Только генерал-хорунжий с женой уснули, завербованные боевики их обезоружили и связали.

 

– Сколько вам заплатили? – спросил Кук, поняв, что произошло.

 

От себя предложил им 20 тысяч рублей и золото – чтобы развязали их и отпустили. Агенты вызвали оперативную группу. Прибыл и старший группы майор Григорий Клименко.

 

– Ну, вот наконец мы и встретились, Василий Степанович! – вежливо поздоровался с Куком.

 

– Долго же вам пришлось за мной гоняться, – ответил тот.

 

Пленных обыскали и позволили привести себя в порядок. Ульяна попросила у агентов свитер, потому что замерзла. Почувствовав настороженность, поняла а почему вещь:

 

– Если вы боитесь, что приму яд, то она в пиджаке.

 

Арестованных отвезли машиной до Львова, оттуда самолетом доставили в Киев.

 

Здесь надо отклониться от последовательности и рассказать о семейной жизни Василия Кука и Ульяны Крюченко (псевдо «Оксана»). Познакомились они в начале советско-германской войны, на Днепропетровщине. Василий туда прибыл с походными группами ОУН, а Ульяна с тех краев родом. Отношения у них завязались, когда пересеклись во второй раз – в 1944 году на Волыни. Ульяна там оказался, когда перед наступлением советских войск вынуждена была покинуть Днепропетровск. Обвенчались. «Становясь его женой, я не знала ни его фамилии, ни имени», – гласила Ульяна Крюченко. После женитьбы Кук добился, чтобы она вышла из подполья и осела на легальном положении.

 

На допросах в июле 1954 года Крюченко дал весьма красноречивую характеристику своему мужу: «»Лемеха» я узнала как человека сильной воли, энергичную, выносливую и большой конспирации, также как человека простого нраву. Шумного общества не любит, оно его тяготит. Но дружескую беседу с отдельными людьми любил проводить. Шика не любит, но аккуратность – его удельный черта. С деньгами был всегда сберегательный и учил бережливости подчиненных. К своим подчиненным относился с высокой требовательностью, но по-товарищески. Любил правдомовність. Если завесит, кто ему соврет, он никогда больше к нему не имеет полного доверия и испытывает неприязнь».

 

Был у супруги сложный период в отношениях. Василий Кук, как называли его подпольщики, кроме того, что имел незаурядный талант конспиратора, имел слабость к женщинам. В конце 1944 года – начале 1945-го он имел роман с руководительницей Бережанского окружного провода Галиной Скаськів. Жена Кука знала про любовницу мужа, из-за чего между женщинами возникло соперничество. Когда Служба безопасности (СБ) ОУН заподозрила Скаскив в измене, она просила Кука взять расследование под свой контроль. Пыталась через Ульяну передать ему записку, но, по свидетельствам близких к Скаскив подпольщиков, Ульяна сожгла бумажку. После завершения расследования, проведенного СБ (вину не доказали), девушка переехала из Бережанщины до Львова.

 

Семью удалось уберечь, а уже в 1946 году Ульяна родила мужу сына, которого нарекли Юрием. 3 июля 1949-го на хуторе возле села Тростянец Золочевского района емгебісти задержали Ульяну с ребенком. Требовали, чтобы уговорила мужа к сотрудничеству, взамен обещали помилование. В крестьянской хате, где она жила, устроили засаду. Но 4 августа Ульяна сумела сбежать и добраться до мужа, хоть и без сына. Его поместили в детский дом в Мариуполе как Юрия Чеботаря, якобы уроженца города Сталино (нынешнего Донецка). Со своими родителями он встретился только в 14-летнем возрасте. Как вспоминал впоследствии сам Юрий, для него это был шок, ведь до этого он не подозревал, что у него есть родители.

 

Но вернемся в 1954 год. Пленение главного командира УПА держали в строгой тайне. Из тогдашнего руководства СССР об этом знали только трое: первый секретарь ЦК Компартии Украины, секретарь ЦК КПУ по пропаганде и генеральный прокурор УССР. В тюрьме КГБ, действовавшей на улице Короленко, 33 (возле Софийского собора в Киеве), Кук по документам проходил под кодом «узник 300», его жена – «88».

 

«Расстрелять его было слишком простым и оперативно неоправданным решением, – пишет в воспоминаниях «Большая охота. Разгром вооруженного подполья в Западной Украине» ветеран КГБ Григорий Санников. – Такого уровня лидера ОУН, который попал в руки чекистов живым, в госбезопасности еще не было. А вдруг «Лемех», убедившись в безысходности из своего положения, даст согласие и поможет в широком пропагандистском плане? Эффект был бы грандиозный: сам «Лемех» призывает к сотрудничеству с советской властью непокорных украинцев. Зарубежные центры ОУН сразу практически прекратили бы свое существование… Мертвый он превратится в мученика веры и идеи».

 

8 декабря 1954 года тогдашний председатель КГБ СССР Иван Серов поставил подпись под документом, который назывался «Соображения по использованию арестованного Кука Василия в интересах Советского государства». Главного командира УПА должны использовать «с целью морально-политического разгрома националистических центров за рубежом и разложения оуновских элементов внутри страны, чтобы компрометировать руководителей зарубежных центров ОУН и их связях с иностранными разведками, обострить вражду между ними и для демонстрации полной ликвидации подполья». Планировали также с помощью Кука наладить контакты с Зарубежным руководством Украинской главной освободительной рады, чтобы внедрять туда свою агентуру и перехватывать каналы связи с подпольем, что еще действовало в Украине.

 

Его игра с КГБ продолжалась несколько лет. Кук добился освобождения из ареста для себя и семьи и указом Президиума Верховного Совета СССР 14 июля 1960 года вместе с женой был освобожден из тюрьмы. Цена была такова: 19 сентября он прочитал по радио открытое письмо руководителей ОУН и «до всех украинцев, живущих за рубежом». Заканчивался он так: «Друзья! Не связывайтесь ни с какой деятельностью против нашего народа, не позволяйте себя дальше обманывать и использовать в чужих для вас самих и вашего народа интересах. Всю свою деятельность в эмиграции направляйте на то, чтобы не закрывать себе путь на родину! С искренним приветом и уважением, Василий Кук». Обращение опубликовали в газете «Вести из Украины», которую выдавали в Киеве для украинской диаспоры.

 

Супругам предоставили двухкомнатную квартиру на Дарнице в Киеве. Выдали 1000 рублей. для обзаведения хозяйством, а также выделили охрану «в целях недопущения возможности проведения со стороны националистических элементов провокационных действий». Находились под наблюдением КГБ. С 1961 года Василий Кук работал старшим научным сотрудником в отделах каталогизации и древних актов Центрального государственного исторического архива в Киев. Такая работа не была для него проблемной, ведь досконально владел английским, древнегреческим, польском, немецком, старославянском языках и латыни.

 

Василий Кук с женой и сыном

 

 

1964 года Кук окончил историко-философский факультет Киевского госуниверситета им. Шевченко. Сдал кандидатские экзамены, готовил диссертацию, но по указанию ЦК КПУ до защиты его не допустили. Между прочим, подобная ситуация впоследствии произошло с его сыном Юрием, который закончил факультет кибернетики КГУ, 1974-м – аспирантуру, но защитить диссертацию ему не давали через прошлое отца. Только в 1990 году Юрий получил степень кандидата физико-математических наук и до 2010-го работал в Институте кибернетики НАН Украины. Сейчас на пенсии.

 

В 1969-1972 гг. Василий Кук работал старшим научным сотрудником отдела историографии и источниковедения Института истории АН УССР. В это время написал ряд статей в «Украинской Советской Энциклопедии». Получил предложение написать историю ОУН в нужном для советской власти трактовке, но отказался, за что 17 октября 1972 года был уволен с работы с запретом в дальнейшем работать в школах и научных учреждениях. В конце 1972-го с большим трудом влаштовався на работу рядовым сотрудником в отдел снабжения «Укрпобутреклами», где работал до выхода на пенсию 8 мая 1986 года.

 

О привлечении Кука в оперативные игры с зарубежными центрами ОУН, что их вели советские спецслужбы, председатель КГБ УССР Виталий Федорчук писал в докладной записке Владимиру Щербицкому в ноябре 1974-го (тогда «органы» зафиксировали, что Василий Кук контактирует с диссидентами): «Хотя он и дал согласие на участие в них, но под всякими предлогами сразу же стал избегать выполнения своих обещаний». Поэтому «проведение оперативных игр с использованием Кука вскоре было прекращено». Федорчук сетовал также, что Кук «от выполнения заданий КГБ уклонялся, никаких материалов, что заслуживали оперативную внимание, не придавал… В процессе наблюдения за Куком зафиксирован ряд фактов, которые дают основания полагать, что он мог использовать освобождение от уголовной ответственности и последующее пребывание на свободе для продолжения антисоветской деятельности и совершения других преступлений… В последние годы связь с Куком как агентом прекращено, но из оперативных соображений ему об этом не сообщалось».

 

Однажды, уже после провозглашения независимости Украины, Василия Кука спросили о том его обращения: «Даже 1954 года мы могли бы, при желании, пополнить наши силы молодежью, преданной нам, – ответил он. – Однако в то время мы пытались уже не привлекать их в подполье, подвергая угрозе смерти, казни, а оставляли молодежь на легальном положении, чтобы они работали на будущее Украины. Это письмо было моим обращением к тех руководящих деятелей ОУН за рубежом, которые уже плохо представляли реальное положение в тогдашней Украине. Это новые ненужные жертвы, потому что подпольная работа уже исчерпала себя. Продолжать подпольную борьбу в тех условиях было нецелесообразно. И я об этом искренне говорил».

 

 

В годы независимости Василий Кук сотрудничал с редакцией «Летописи УПА». Также, был председателем научного отдела Всеукраинского братства ОУН и УПА. Написал несколько книг и воспоминаний. В 2002 году отказался от звания Героя Украины. Мотивировал это тем, что не может носить это звание, пока на государственном уровне его собратья не признаны участниками боевых действий и борьбы за независимость Украины.

 

Умер 9 сентября 2007 года в 8 утра. Похоронен в родном поселке – как завещал. Церемония прощания состоялась в соборе Святого Юра во Львове. Проститься с Куком пришло более 100 тысяч человек (Украина знала лишь один такой многолюдный похороны митрополита Андрея в ноябре 1944-го).

 

Ульяна Кук умерла в 1972 году от рака.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика