Новостная лента

Мафия как элемент гибридной войны

03.05.2016

После оккупации Крыма Москва потеряла некоторые существенные рычаги влияния на Запад. Россию выгнали из «Большой семерки», НАТО, ЕС и другие международные организации заморозили сотрудничество с ней. Впрочем Кремль что-то не слишком этим озабочен, он успешно усиливает воздействия на других направлениях. И один из них – русская мафия за рубежом.

 

 

 

Поклонники современных скандинавских детективов (впрочем, не только скандинавских) должны были бы неоднократно наталкиваться на типичный сюжет о захвате в каком городе рынка сбыта наркотиков. Начинается с того, что кто-то на удивление профессионально истребляет всех предыдущих наркодилеров включительно с их «крышами». Полиция даже немного радуется тому, поскольку за нее фактически сделано ее работу. В городе стабилизируется кріміногенна ситуация, прекращаются нарковойны. На рынок выходит новый наркотик, который на первый взгляд является менее вредным. Его распространение происходит «цивилизованнее». До полицейского начальства наведываются посредники с «предложениями, от которых нельзя отказаться»… А потом выясняется, что новый наркотик гораздо опаснее и привыкание к нему на порядок сильнее. Потом оказывается, что рынок в руках русской мафии и что она уже контролирует весь город, потому что купила все начальство оптом.

 

Вряд ли кто из европейских политиков воспринимал эти романы как предупредительные сигналы. А еще меньше привязывали русскую мафию до геополитики Кремля. А зря.

 

«Российское государство чрезвычайно криминализирована. Взаимопроникновение мира организованной преступности и политической верхушки привело к тому, что режим время от времени использует преступников в качестве инструмента власти», – утверждает в своем исследовании о русской организованной преступности в странах Запада Марк Ґалеотті – старший исследователь в Пражском университете международных отношений и координатор в Центре европейской безопасности, профессор Нью-Йоркского университета, специалист по военным и политическим вопросам. Международная преступность и проблемы безопасности, связанные с Россией – центральная тема его исследований.

 

Недавно Международный аналитический центр «Европейский совет по международным отношениям» (ECFR) опубликовал труд профессора Ґалеотті о деятельности российских криминальных сетей в Европе под названием «Крімінтерн: как Кремль использует сети российского преступного мира в Европе» (Crimintern: How the Kremlin uses russia’s criminal networks in Europe). По данным исследования, российская организованная преступность держит под собой треть рынка героина в Европейской Унии, она причастна к большинству случаев торговли людьми, контролирует нелегальную торговлю оружием. «Причем европейские правоохранительные органы бессильны в борьбе с этими бандами, потому что не представляют реальных масштабов проблемы», – констатирует автор.

 

А корень проблемы заключается в том, что русская мафия – это не только чисто криминал, она представляет собой угрозу для безопасности Европы. Поскольку существует четкая и тесная связь между бандами и российскими силовыми структурами, например, ФСБ, СВР и ГРУ. А главное: роль преступников в выполнении задач Кремля в последнее время стремительно растет.

 

Российская власть использует банды как дополнительные рычаги влияния на политиков, для получения разведывательной информации и подрыва единства Западного мира в целом. Таким образом, эту опасную сеть можно рассматривать как один из элементов гибридной войны, которую Россия ведет против европейских стран.

 

«Мы получаем лучшее из обоих миров: от России – силу и безопасность, от Европы – богатство и комфорт», – цитирует Ґалеотті одного из своих собеседников – выходца из России, который живет в Европе и связан с криминальными кругами. Он не называет, по понятным причинам, своего имени.

 

Автор исследования отмечает, что Европа в последние годы сталкивается с качественно новым феноменом, который он назвал RBOC – Russian-based organized crime (базирована в России организованная преступность). «С помощью этого инструмента, Москва осуществляет в Европе «деликатные» операции, вплоть до убийств», – утверждает Ґалеотті.

 

Связка между преступными группировками и властными структурами в России сформировалась в лихие 90-е. Правда тогда криминальные авторитеты оказывали влияние на представителей власти с помощью денег, шантажа, запугиваний.

 

С приходом в Кремль представителя спецслужб Владимира Путина ситуация начала меняться, и сейчас выглядит диаметрально противоположной. На протяжении нескольких лет в начале двухтысячных подавляющее большинство бандитов были вынуждены сделать выбор: попасть под контроль государственных органов или вообще исчезнуть. В преступном мире появилось понимание, что нормальное функционирование возможно только при условии признания силы государственного аппарата. Постепенно криминальная деятельность эволюционировала. Теперь российская власть диктует свою волю криминальным структурам, заставляя их выполнять те или иные задачи. На смену уличному бандитизму пришли политические убийства.

 

Следовательно, спецслужбам Кремля вовсе нет необходимости иметь в своем штате местных Джеймсов Бондов «с лицензией на убийство», вполне хватит иметь действенные рычаги влияния на криминальные структуры. Запугивание, избиение или убийство непокорных журналистов, оппозиционных политиков, бизнесменов, которые не торопились ложиться под государство – для всех этих грязных дел ангажувалися штурмовики и киллеры из преступного мира. При этом часто преступники, выполняя определенные мелкие распоряжения по приказам Кремля, даже не догадывались на кого именно они работают.

 

Когда же русская мафия начала выполнять заказ Кремля за рубежом? Попробуем поразмышлять. Еще в тех самых 90-х влиятельные банды, такие как «солнцевская» или «тамбовская», достаточно активно продвигались в Европе, прежде всего в «канонических зонах влияния Москвы», то есть странах СНГ и государствах Балтии. Но также в Польше, Чехии, Болгарии, Угорщин, то есть бывших советских сателлитах. Пытались они сунуться и в Западную Европу. Впрочем ощутимого успеха там не добились. Через несколько лет их выгнали оттуда совместными усилиями правоохранительных органов и местного криминалитета, который не желал конкуренции.

 

А вот с начала «нулевых» тактика российских мафиози кардинально изменилась. Вместо «войны ґанґів» и грубой силы они начали прибегать к изысканной, почти дипломатической игры. И здесь уже четко прослеживается рука профессионала-гебиста. Вместо убийств грабежей и похищений российские преступники на Западе занялись торговлей и предоставлением услуг. Спектр деятельности был весьма широким – от продажи афганского героина или российского метамфетамина к киберпреступности и отмыванию денег.

 

И здесь россиянам, что называется «пошла карта». Сейчас, как утверждает Ґалеотті, банды под «кришою» Кремля функционируют практически во всех странах Европы. Как пример он приводит преступная группировка, деятельность которой удалось пресечь в результате проведения операции «Матрешки» в Португалии 2016 году. Это группировки инвестировало деньги, полученные преступным путем в проблемные футбольные клубы Европы, чтобы позже «отмыть» средства через нелегальные букмекерские операции в Португалии, Австрии, Эстонии, Германии, Латвии, Молдавии и Великобритании.

 

Российская мафия имеет свои особенности. В отличие от, например, итальянских «коллег» новейшие преступники из РФ не формируют сложной иерархической системы семейного клана. Чаще всего речь идет об разветвленную сеть разного уровня, от отдельных людей до многочисленных группировок. Важное значение для закрепления на определенной территории имеет наличие русскоязычного населения или выходцев из бывшего СССР. Ведь, кроме потенциальных кадров для пополнения рядов мафии, это также позволяет интегрироваться в легальную экономику, скрывая преступную деятельность.

 

Особенно активно Кремль начал привлекать криминальные структуры для реализации своих целей на Западе уже после 2014 года, когда вследствие так называемого «украинского кризиса» отношения Москвы с Европейской Унией и Соединенными Штатами стремительно ухудшились. Российские власти через санкции и замораживание сотрудничества на многих направлениях потеряла много рычагов влияния в Европе и Америке. Именно с этого времени начинается «золотой век» для русской мафии.

 

Об этой опасности предупреждал неоднократно известный немецкий журналист-кремлезнавець Борис Райтшустер. В частности в своей книге «Скрытая война Путина» (Putins verdeckter Krieg) он четко дает понять немецкому читателю в том числе и европейском общем, что гибридная война Кремля отнюдь не ограничивается Украиной. Не ограничивается она и территорией бывшего СССР, которую западные политики уже чуть ли не были готовы признать «приоритетной зоной российских интересов». И для реализации своих целей Путин активно использует криминальные элементы российского происхождения, которым удалось «зацепиться» на Западе. Причем именно за последние несколько лет в эту криминальную «армию Путина» происходит очень интенсивное рекрутирование.

 

Специфику деятельности российской мафии по заданию Кремля Марк Ґалеотті объяснил в одном из своих интервью: «Для государства такие связи – это расширение (по необходимости) своих разведывательных возможностей. В целом российские спецслужбы – многочисленные, мощные, неплохо подготовленные и агрессивные. Но именно потому, что масштабы их деятельности в Европе, да и не только, очень большие, иногда в них возникает необходимость в проведении каких-либо специфических операций с помощью людей, непосредственно с ними не связанных. Здесь и могут пригодиться бандиты. Что я имею в виду? Ну, например, несколько лет назад агент российских спецслужб был тайно вывезен из Кипра – с помощью членов местных криминальных группировок, связанных с Россией, которые имеют богатый опыт контрабандных операций. Есть вещи, на первый взгляд непосредственно не связаны с госструктурами России. Например, это пополнение российскими криминальными кругами в Европе “черной кассы”, средства с которого могут использоваться затем для финансирования политических кампаний в европейских странах – но доказать непосредственную причастность официальной Москвы к этим действиям очень непросто».

 

Марк Ґалеотті частности описывает участие российских уголовников в дестабилизации ситуации в отдельных странах. Например в Болгарии, где, по его информации, благодаря большому количеству криминальных группировок и их заметному влиянию на экономику страны (около 25% процентов ВВП Болгарии так или иначе имеет отношение к Кремлю) к власти удалось привести нужных Москве политиков. Например, в ноябре прошлого года президентские выборы там удалось выиграть Руменові Радеву, который открыто декларировал свою приверженность к России. Впоследствии выяснилось, что его президентская кампания курувалася из Кремля. Возросла криминальная и экономическая активность россиян и в Венгрии, где премьер-министра Виктора Орбана тоже считают приверженцем Москвы.

 

Уважительных успехов российские преступники на Западе добились в области гакерських атак. Кремлевский след выявлено в таких гакерських группах, как Cozy Bear, Fancy Bear, Tsar Team, АРТ28, АРТ29 тому подобное. Группы имеют своих кураторов в спецслужбах РФ, прежде всего в ФСБ, СВР и ГРУ. Впрочем, обычные киберпреступники, входящих в эти группы, связанные с мафией. Для Кремля это такой себе аутсорсинг для выполнения грязной работы (взлома информационных ресурсов, диверсий и шпионажа в интересах государства. Мы уже знаем о взломах серверов Демократической партии в США, Бундестага Германии, Министерство обороны Дании, польского правительства и тому подобное.

 

Обдумав все сказанное, попробуем задать для себя вопрос: выполнение каких целей добивается Кремль, используя русскую мафию? Можно ответить несколькими тезисами:

 

1) усиливает свои геополитические влияния в странах деятельности этих мафиози;

 

2) Пытается дестабилизировать ситуацию в этих странах;

 

3) Старается вывести из игры «неудобных» политиков и привести к власти «полезных»;

 

4) Пытается спровоцировать соперничество между западными державами, максимально дезинтегрированным ЕУ;

 

5) Пытается лишить Запад привлекательности.

 

Это вот основные, но далеко не исчерпывающие тезисы использования мафиози Кремлем. В любом случае, понимание этого поможет по новому взглянуть на ту же такую острую в последнее время для Запада проблему терроризма. Или до последних террористических атак во Франции, Бельгии, Германии или Большой Биртанії может быть причастна русская мафия, а через нее – Кремль? По крайней мере теперь уже сложно со скептической улыбкой воспринимать такой тезис, даже несмотря на то, что она навевает некую конспирологию.

 

Но мы уже точно знаем, что в руках Кремля есть весь инструментарий, чтобы такие террористические атаки организовать. А дальше пусть уже думают над этой проблемой МИ-6, BND, DRM и тому подобное. По крайней мере в последнее время в руководстве западных стран появилось понимание важности борьбы с российской организованной преступностью как элементом гибридной войны Кремля. Об этом свидетельствует принятие Советом ЕУ «Плана действий по борьбе с международной организованной преступностью на 2016-2020 годы».

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика