Новостная лента

Макрон

07.05.2016

Национализм и популизм в последние годы приблизили Францию к бездне, и ныне с поражением Национального фронта она может начать свое восстановление

 

 

Эта статья появится как раз 7 мая, когда французы будут голосовать во втором туре президентских выборов. Я хочу верить, что – как говорят опросы – Эмманюэль Макрон разгромит Марин Ле Пен и спасет Францию от того, что могло бы стать одной из крупнейших катастроф в ее истории. Потому что победа Национального фронта не только означала бы приход к власти в крупной европейской стране движения несомненно фашистского происхождения, но и выход Франции из зоны евро, кончину в ближайшей перспективе Европейской Унии, воскресение деструктивного национализма и в конце концов – к господству на старом континенте возрожденной имперской России под управлением нового царя Владимира Путина.

 

Несмотря на то, что прогнозировали опросы, победа Емманюеля Макрона – или скорее того, что он представляет, – является неким чудом во Франции наших дней. Потому что не обманюймо себя: универсалистская и либертарианская тенденция, тенденция Вольтера, Токвиля, части Французской революции, Декларации прав человека, Рэймона Арона, была ужасно ослаблена возрождением другой – традиционалистское и реакционной, националистической и консервативной (характерным представителем которого было правительство Виши и эмблемой и знаменосцем которой является Национальный фронт), которая клянет глобализацию, мировые рынки, открытое общество без границ, большую предпринимательскую и технологическую революцию наших дней и которая хотела бы отмотать хронологию назад и вернуться к великой и неувядающей Франции de la grandeur, иллюзии, что ей заразительна воля и обольстительная риторика генерала де Голля дали короткую жизнь.

 

Правда заключается в том, что Франция не модернизировалась и что государство остается непреодолимой преградой для прогресса – с ее парализующим вмешательством в экономическую жизнь, закостенелой бюрократией, удушающей налоговой системой и обеднением социальных услуг, которые в теории являются чрезвычайно щедрыми, и на практике все менее эффективными из-за все большую неспособность страны их финансировать. Франция приняла огромную імміґрацію, которая в значительной мере происходит с ее исчезнувшей колониальной империи, но не умела и не хотела ее інтеґрувати, поэтому последняя теперь является источником недовольства и насилия в маргинальных кварталах, где вербовщики исламского терроризма находят столько прозелитов. А неизменное недовольство рабочих, что его вызывают устаревшие производства, которые закрываются, а на смену им не приходят новые, привело к тому, что старый красный пояс Парижа, где коммунистическая партия была хозяином еще десять лет назад, теперь является оплотом Национального фронта.

 

Все это Эмманюэль Макрон хочет изменить, он это говорил с почти самоубийственной ясностью на протяжении своей кампании, ни разу не сделав популистских уступок, потому что он хорошо знает, что если он их сделает, то завтра, придя к власти, не сможет осуществить реформы, которые вытянут Францию с ее исторической закостенелости и превратят в современную страну, действенную демократию и на еще один локомотив Европейской Унии, каким уже является Германия.

 

Макрон является сознательный того, что построение объединенной, демократической и либеральной Европы является необходимой не только для того, чтобы старые страны Запада, колыбель свободы и демократической культуры, и дальше играли ведущую роль в завтрашнем мире, но и потому, что без нее они все больше будут отходить на марґінес и зубожітимуть – на планете, где Соединенные Штаты, Китай и Россия, новые гиганты, будут оспаривать мировую гегемонию, – пятясь к отсталой Европы des anciens parapets Рэмбо. И пусть Бог или дьявол спасут нас от планеты, где вся власть будет поделена между Владимиром Путиным и Си Цзиньпином и Дональдом Трампом!

 

Европеизм Макрона является одной из его лучших верительных грамот. Европейская Уния является самым амбициозным и впечатляющим политическим проектом нашей эпохи, она уже принесла огромную пользу двадцати восьми странам, которые в нее входят. Брюссель можно очень критиковать – для того, чтобы содействовать реформам и адаптациям, которые являются необходимыми в новых обстоятельствах, и даже так — благодаря этому объединению страны-члены впервые в своей истории так долго наслаждались мирным сосуществованием и все они чувствовали бы хуже – говоря экономически, – если бы не было прибылей, которые им принесла интеграция. И я не думаю, что пройдет много лет, пока это обнаружит Объединенное Королевство, когда станут ощутимыми последствия бессмысленного Брекзиту.

 

Быть либералом, и заявлять об этом, как Макрон сделал во время своей кампании, означает быть настоящим революционером во Франции наших дней. Это означает вернуть частному предприятию его функции основного инструмента создания рабочих мест и двигателя развития, признать предпринимателя – несмотря на идеологические карикатуры, которые выставляют его на посмешище и унижают, – его положение пионера новизны и облегчить ему его задачу, уменьшая вес государства и сосредоточивая его на том, что действительно входит в ее компетенции – на управлении юстицией, государственной безопасностью и порядком, – позволяя, чтобы гражданское общество конкурировало и действовало, чтобы получить благосостояние и решить экономические и социальные вызовы. Это задача уже неподвластно изолированным и герметизованим странам, как этого хотелось бы националистам; в глобализированном мире наших дней необходимыми являются открытость и сотрудничество, и это поняли европейские страны, сделав счастливый шаг к интеграции.

 

Франция является богатейшей страной, ее плохая политика этатизма, за которую были ответственны как правые, так и левые, довела до обнищания, до все большего отставания, в то время как Азия и Северная Америка, которые лучше осознавали возможности, что их создавала глобализация для стран, которые открывали свои границы и приобщались к мировым рынкам, покидали ее все дальше позади. С Макроном впервые за долгое время открывается возможность того, что Франция наверстает потерянное время и начнет смелые – и конечно, дорогие – реформы, которые уменьшат вес этой опасистої государства, которая, как гидра, тормозит и регулирует вплоть до истощения ее продуктивную жизнь, и покажет своей найблискучішій молодежи, что не административная бюрократия является наиболее подходящим миром, чтобы развивать свой талант и креативность, а другой, значительно шире, котором ежедневно добавляют новых возможностей фантастическая научная и технологическая революция, которую мы сейчас переживаем. На протяжении многих веков Франция была одной из стран, которая благодаря уму и смелости своих интеллектуальных и научных элит возглавляла продвижения прогресса не только в мире идей и искусств, но также в мире науки и техники, и за это заставила культуру свободы двигаться вперед шагами великана. Эта свобода дала свои плоды не только в сферах философии, литературы, искусств, но также в политике – благодаря Декларации прав человека, которая стала решающей границей между цивилизацией и варварством и одним из наиболее плодотворных наследий Французской революции. Дремлют на этих лаврах, живя в ностальгии по давним расцветом, етатизмі и меркантильной уступчивости, Франция все эти годы приближалась к чудовищной бездны, в которую ее чуть не толкнули национализм и популизм. С Макроном она могла бы начать восстановление, оставив только для литературы опасную привычку упорно и с ностальгией смотреть в прошлое, которому нет возврата.

 

 

Mario Vargas Llosa
Macron
El País, 6.05.2017
Зреферувала Галина Грабовская

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика