Новостная лента

Маркони, Красуцкий, Шредель, Гарасимович, Солтыс и другие

07.05.2016

 

Львовская скульптура второй половины XIX века. Лекция.

 

***

 

Вы можете делать сравнения и проводить определенные ассоциации между древней скульптурой, современной и той скульптурой, о которой я буду говорить, то есть, скульптурой Львова второй половины XIX века – частично начала ХХ века.

 

Некоторые скульпторы, возможно, продолжили традиции Лоренцо Бернини. Этот скульптор был очень моден в конце XIX века – особенно это касается течения необарокко. Необарокко было очень популярным направлением в архитектуре и декоративно-монументальной скульптуре на Западной Украине в последних двух десятилетиях XIX века – частично в первом десятилетии ХХ века.

 

Особенно большую дань дал этом направлении Петр Вийтович. Те скульпторы, о которых я сегодня буду говорить, также работали в этом направлении. Во второй половине XIX века скульпторы, украшавшие дома (сегодня я буду говорить преимущественно о таких художниках), приспосабливались под архитектурные направления.

 

В это время господствовали направления историзма. Историзм как комплекс различных ретроспективных течений в это время, во второй половине XIX века, такие направления, как неоренессанс, неоготика, средневековые стиле (неороманські, неовизантийские), а также необарокко и неорококо. И наши львовские скульпторы все в той или иной степени работали в этих стилях. Но еще были направления, не характерные для архитектуры, а характерные для изобразительного искусства: академизм (тогда господствующее направление в мировом изобразительном искусстве) и реализм. Эти два направления между собой взаимодействовали. Можно говорить о развитии в это время скульптуры академического реализма или реалистичного академизма (а кое-где и барочного академизма). Это понятно, потому что все эти скульпторы заканчивали одну академию. Они пытались часто подробнейшим образом передать и анатомию человека, и движение, в композиции, в объеме также применяли академические приемы. Так что это было общераспространенным явлением.

 

Сегодня буду говорить о Маркони, о его современников и последователей 1. Он имел очень большую мастерскую и школу. Также про другого скульптора-монументалиста, который фактически также вышел из школы Маркони, – это Петр Герасимович. И такие скульпторы, связанные с Герасимовичем и Маркони, как Вуйцик, Плишевский и Солтис.

 

 

Итак, сначала о Леонарда Маркони.

 

Начнем от истоков его деятельности. Происходил он из семьи скульптурной, ведь его отец, итальянец по происхождению, также был скульптором. И, наверное, Леонардо учился у него, в мастерской Ферранте Маркони. Затем он учился в Варшавской школе изобразительного искусства, в Академии святого Луки в Риме, и итальянский неоклассицизм, который тогда был популярен в Риме, оказал влияние на ранний период его творчества (это 1860-1870-е годы).

 

 

Среди его ранних монументальных работ в 1871 году, когда Маркони работал в Варшаве, отделка дворца Кроненберга, в частности, известные кариатиды в неоклассическом стиле, которые он выполнил для этого дворца. Этот дворец был сильно разрушен во времена Второй мировой войны, затем Польша хотела его восстановить, это тянулось до конца 1950-х годов. Тогда, наверное, была сделана эта фотография кариатиды, но в конце концов его разобрали. И эти скульптуры Маркони известны только по фото.

 

 

Зато сохранился такой скульптурный фонтан. Он стоял на Банковой площади, сделан был в 1866 году. После Второй мировой войны был реставрирован и перенесен на улицу Генерала Андерса.

 

 

С января 1874 года Маркони работает уже во Львове. Его пригласили из Варшавы в Львовской политехники. Он сначала был, как сейчас мы говорим, внештатным профессором скульптуры и орнаментального рисунка. С 1893 года стал «обычным» профессором. Был даже деканом строительного или архитектурного факультета в 1885-1886 годах. Известен был как хороший педагог, имел способности к преподаванию и очень много у него было учеников, потом известных скульпторов.

 

Его имя было известно и за пределами Галичины, в частности, в Италии он был избран почетным членом Академии Пантеона в Риме.

 

Его скульптурная творчество главным образом была связана с архитектурой. Он воспринял идею своего очень близкого друга Юлиана Захарєвича. Захарєвич часто приглашал Маркони украшать свои постройки.

 

Фактически с приездом Маркони, от 1874 года начинается активное развитие декоративно-монументальной скульптуры в Львове. В 1870-1880-х годах скульптор работает в стилях неоренессанс и неоготика.

 

Первые украшенные им львовские дома – это корпуса Политехники. Прежде всего была построена химическая лаборатория (химический институт). Там Маркони создал рельефы на фасаде (видим их на иллюстрации в актовом зале). Затем строится главный корпус, и Захарєвич поручает Маркони украсить фасад главного корпуса. Это, в частности, аллегории в высоком рельефе, они расположены в архівольтах над окнами. В частности, видим две аллегории – это «Слава» и «Наука». И, безусловно, известная трифігурна группа на аттике, которая символизирует инженерную науку, архитектуру и механику – то есть, три основные факультеты или отделы тогдашней Политехники.

 

Фотография Игоря Мельника

 

 

Маркони жил тогда в доме, нынешний адрес которого – Гоголя, 8. Он был построен в 1874 году и, вероятно, Маркони украсил фасад этого дома статуями атлантов.

 

Фотография Игоря Мельника

 

 

Он тогда пробует разные техники, разные материалы. В 1876 году отливает в гипсе разные произведения и делает модели деревянных скульптур, которые были расположены в библиотеке Львовской политехники. В актовом зале Политеха он проектирует (в дереве) большую раму портрета императора Франца Иосифа, имя которого носила тогда Политехника.

 

В настоящее время – это первые годы его деятельности во Львове, а именно в 1874, 1875, 1876-й – Маркони пытается усовершенствовать технологию своих монументальнгих скульптур и создает собственную строительную смесь, в которую входили измельченные гидравлическая известь, измельченный известняк и так называемый романский цемент. И эту свою строительную смесь Маркони делает на собственной фабрике. Он основывает небольшую фабричку в селе Велдіж (ныне это село Шевченково Долинского района Ивано-Франковской области). И сразу, уже в 1876 году, несколько своих скульптур в этом материале Маркони дарит Художественно-промышленному музею во Львове.

 

В этом новом материале выполняет тогда же, в 1876 году, кариатиды на фасаде городского казино на улице Академической (теперь это библиотека на проспекте Шевченко, эти статуи не сохранились).

 

Образцы своих скульптур Маркони экспонирует в 1877 году, когда во Львове состоялась первая большая краевая аграрно-промышленная выставка. Маркони тогда критикует программу скульптурного убранства галицкого парламента, Краевого сейма. Печатает эти статьи в львовской прессе, и его взгляды были учтены. Архитектор сейма Гохбергер перерабатывает эту программу скульптурного убранства. Проводится конкурс в 1879 году, первый масштабный скульптурный конкурс во Львове, в котором Маркони участвует. Он не получает права на основные скульптуры, но делает кариатиды на главном фасаде, скульптурный декор в интерьере, в частности, в главном зале А на наружной стене главного зала сохранился круглый барельеф в стилистике позднего неоренессанса авторства Маркони. Внутри главного зала заседаний сейма были выполнены по проектам Маркони (не сохранены) сиденья кресла маршала (спикера) сейма и депутатов, а также трибуна. Это был вырезан в дереве.

 

Лестничная клетка Галицкого наместничества

 

 

В 1879 году, когда украшается сейм, Маркони начинает декорировать лестничную клетку Галицкого наместничества (теперь Львовская областная государственная администрация). И делает – уже в алебастрі – балюстраду.

 

Он в алебастрі активно работает от 1879 года. В частности, в этом материале выполняет главный алтарь костела францисканок. Проект непосредственно реализовывали Маркони и Захарєвич. Этот алтарь имел форму евхаристического трона, с большим куполом-балдахином на арках, и еще было пять мраморных статуй ангелов. Алтарь до нашего времени не дошел.

 

Массовое производство скульптур из алебастра Маркони развернул с 1870 года в селе Берездовцы (ныне Николаевский район Львовской области). Он открывает свою фабрику изделий из алебастра.

 

И эти коммерческие успехи позволили ему построить собственный дом. Он одноэтажный, но все же там была большая комната для его мастерской. Это сейчас дом на углу улиц Антоновича и Русовых. Здесь он поселился вместе с многочисленной семьей (Маркони имел семеро детей – пять дочерей и двое сыновей).

 

В июне 1880 года он получает консенс, то есть юридическое подтверждение, право на скульптурные работы, скульптурный промысел, как тогда говорили в Львове. Но он не получил аналогичный архитектурный консенс, что было его ошибкой. Надо было ему все же сдать тот экзамен и тогда бы он не имел таких проблем, которые потом у него возникли.

 

Этим заведением алебастра в Берездовцы Маркони владел до 1889 года. В это время он исполняет в стиле неоготики скульптуры химер на главном фасаде приходского костела в Стрые. Этот костел строится тогда за проектами Захарєвича и Долинского. После того, как был большой пожар, Стрый сильно пострадал, в частности, надо было совсем перестраивать старый костел. Внутри Маркони выполняет в своем собственном алебастрі амвон, который дошел до нашего времени.

 

Но в 1889 году наступает финансовый кризис. И после этого затруднения Маркони закрывает свою алебастровую фабрику в Берездовцы. Не оставляет работать в этом материале, но пользуется уже алебастром села Колоколин Рогатинского района (этим заведением владела Елена Бармільська). Из этого алебастра он вырезает в 1891 году балюстраду лестничной клетки Галицкой сберегательной кассы, нового тогда дома (теперь это Музей этнографии). Также выполняет в алебастрі алтарь приходского костела в городе Горлицы (теперь это Польша), а также пьедестал бюст Франца Иосифа I в львовском Дворце правосудия.

 

Кроме алебастра, он работает в керамике, фаянсе и терракоте. В 1887 году учреждается краевая станция керамических опытов при Львовской политехнике. Там в соавторстве Захарєвича, Маркони проектирует многочисленные вазы. Две такие вазы с неоренесансним декором сохранились в собрании Львовского музея этнографии.

 

В 1880-1890-х годах Маркони украсил статуями со штюковою лепниной многочисленные львовские здания. Он имел дарование архитектора, делал чертежи фасадов, пытался превратить их в самостоятельные художественные произведения. Коллега художника, архитектор Тадеуш Мюніх о нем писал, что Маркони – архитектурный скульптор, но ему было недостаточно украшать сооружения, он, как сам говорил, «баловался архитектора», принимал участие почти во всех архитектурных конкурсах тогда в Галичине. Писал Мюніх также, что в его художественном хисті сочетались три направления: архитектурный, рисовальная и скульптурный.

 

На загальнокрайовій выставке во Львове в 1894 году Маркони получил похвальный лист за архитектурные проекты. Но до сих пор он не сдал этот экзамен и не постарался, чтобы получить консенс архитектора.

 

Балкон музея Крушельницкой

 

 

Такими синтетическими архитектурно-скульптурными произведениями Маркони можно считать фасады домов на нынешней улице Крушельницкой, которая была основана как улица Крашевского. Почти все дома здесь не только декорированы скульптурами Маркони, но он принимал участие и в проектировании фасадов вместе с архитекторами. В частности, дом под №7 (это балкон со скульптурой орла), дом №15 с различными аллегориями, дом с атлантами на этом же доме и дом №19а с атлантами. На балконе здания музея Крушельницкой сохранились большие аллегорические статуи – также, возможно, авторства Маркони (это 1884 год).

 

Вместе с архитектором Винцентом Равським-младшим Маркони выполняет неоренессансный декор фасада дома на улице Панской (ныне улица Ивана Франко, 2). Это типичный поздний неоренессанс, 1882 год. Этот декор долгое время был в плохом состоянии. И наконец в 2015 году его удалось восстановить, реставрировать и теперь он имеет обновленный вид.

 

Характерные орнаментальные мотивы и формы фигур указывают на отделку Маркони ряда каменных домов, построенных архитектором Гарматником. В частности, это современная улица Лепкого, две спаренные каменные дома 10 и 12. Там есть аттик скульптурный и различные аллегории, связанные с искусством, на фасадах.

 

Дома по улице Гребинки, прямая кариатида под №8.

 

 

А в сентябре 1880 года Маркони делает большую композицию на портике львовской ратуши. Это было сделано для приветствия императора Франца Иосифа, который тогда, в сентябре 1880 года, приехал во Львов. Кроме Маркони, там участвовали Захарєвич и масса других художников и скульпторов. И была такая композиция – это аллегория патриотизма, гостеприимства и мужества. Скульптура сфотографирована была в начале ХХ века, когда она уже имела многочисленные потери. Окончательно она была демонтирована в конце 1920-х годов, когда была основательная перестройка интерьеров ратуши.

 

В 1885 году Маркони работает над домом по улице Третьего Мая (теперь Сечевых Стрельцов), 3. Это первый дом дирекции Львовской железной дороги. Фасад он проектирует вместе с архитектором Равським-младшим, а самостоятельно разрабатывает программу скульптурного декора. Это многочисленные аллегории: аллегория электричества, аллегория железнодорожного движения и другие символы. А также большой масштабный скульптурный аттик с большой статуей Меркурия, высота – 3,5 метра. Вероятно, большое влияние на создание этой статуи имели скульптуры, которые Маркони изучал. Знал, в частности, скульптуру в маньєристичному стиле Джамболонья, которая изображает Меркурия, а также статуя, которая изображает не Меркурия, а человека, который бежит с петухом на руках. Эта скульптура называется «Победитель в боях петухов», скульптура Александра Фальєра, француза, которую Маркони, вероятно, видел. Сейчас она экспонируется в музее XIX века д’орсэ в Париже. В частности, я сфотографировал эту скульптуру с тыла, чтобы сравнить подобную композицию уже Маркони на улице Сечевых Стрельцов. Несколько лет назад, как вы знаете, скульптура, к счастью, была отреставрирована http://savemercury.org.ua. Зато внутри, возможно, также следует реставрировать большое количество барельефов, орнаментальных композиций авторства Маркони, находящихся в вестибюле этого дома, на лестничной клетке. Это все в стиле позднего неоренессанса. Очень хороший есть скульптурный плафон, на котором сохранилась полихромия.

 

 

Также в настоящее время выполняются две статуи на портале дома на улице Ґроттґера (ныне Смольского), 8. Это 1889-1890 годы. Они имеют сходство со скульптурами на фасаде Дирекции железной дороги, также две аллегории.

 

И в это время Маркони активно сотрудничает с Иваном Левинським, продолжает сотрудничество с Захарєвичем. Возникают первые виллы на Кастелівці. И, в частности, одна из первых таких вилл строится на улице Марии Магдалины (теперь Кольберга, 6). Там есть две скульптуры, аллегории в нишах, вероятно, авторства Маркони.

 

Для мастерской (фабрики) Левинского Маркони проектирует многочисленные статуи Богоматери, которые Левинский выпускает в терракоте, майоліці, гипсе. Они экспонируются на выставке 1894 года. А большая такая статуя от 1899 года стояла перед костелом Святой Марии Магдалины. До нашего времени не дошло.

 

Также на фабрике Левинского выполняют в цветовой майоліці медальон в стилистике Луки делла Роббиа, итальянского скульптора XV века. Это такой чистый неофлорентизм или неоренессанс. Проект этого медальона Маркони выполняет в 1892 году. Он монтируется на фасаде большого дома на улице коперника м, 16.

 

 

Наиболее монументальные, связанные с архитектурой скульптуры Маркони были выполнены в 1890-х годах. В 1891 году он завершил трифігурну группу – «Бережливость, промышленность и земледелие» на аттике Галицкой сберегательной кассы. Центральная фигура Бережливости с факелом в руке была создана под влиянием нью-йоркской статуи Свободы скульптора Бартольди. Статуя Свободы Нью-Йорке – это 1886 год, а 5 лет назад Маркони исполняет свою композицию. Но это не статуя Свободы, как иногда ошибочно ее называют, а аллегория Бережливости в соответствии с бывших функций этого дома. Сейчас собирают деньги на реставрацию этой композиции, потому что она находится в довольно сложном состоянии, особенно эта бестолковая рука самой Бережливости.

 

Фасады этого же дома Маркони украшает вырезанными в теребовельському камне барельефами. Это аллегория «Наук, Ремесел и Искусств» (среди них есть и портрет создателя этого дома – Захарєвича). В вестибюле за его проектами выполняются рельефы и фигуры грифонов в начале лестницы.

 

Композиция группы «Бережливости» симметрична, она заперта в классическом треугольнике. И эту композицию Маркони решил повторить, точнее развить далее в следующем 1892 году, когда он делает большую каменную группу – «Триумф Справедливости» на аттике Дворца правосудия по улице Батория (ныне Князя Романа, 1/3). Сегодняшнее ее состояние хуже, чем композиции «Бережливости» и также требует немедленной реставрации, ведь там имеются многочисленные механические разрывы, потери и в целом эта группа нуждается в стабилизации.

 

Дворец справедливости (фотография 1890 года)

 

 

Те скульптуры, что были наружу, они сейчас очень страдают. Тогда, в конце XIX века, они были в нормальном состоянии, но в XX века кардинально меняется атмосфера: многочисленные бензиновые испарения, атмосферные выбросы. Поэтому эта технология, которой пользовался Маркони, сейчас кажется рискованной. И, возможно, поэтому есть такие многочисленные потери тех фасадных скульптур.

 

Зато те скульптуры, которые он делал в интерьере, хорошо сохранились поныне, в частности, комплекс скульптур в Преображенской церкви во Львове. Работал он над ними 6 лет – с 1890-го по 1896 года. Там есть под центральным куполом 12 каменных статуй, это апостолы, в частности апостол Симон Кананит, апостол Марк и другие.

 

От 1893 года в стилистике скульптур Маркони происходят изменения. Он постепенно переходит от неоренессанса до необарокко. Необарокко тогда становится очень модным во Львове. К примеру, в этой стилистике были сделаны каменные атланты «Гранд-отеля» авторства Маркони, а также 8 статуй, что украшали электрический фонтан на загальнокрайовій выставке 1894 года. Здесь можно вспомнить и статуи Бернини (так называемый «Фонтан четырех рек» в Риме на Пьяцца Навона, другие каменные фонтаны в стилях флорентинського необарокко). Здесь также, как и в Бернини, в Маркони эти статуи символизируют разные реки Галичины. Они были сделаны в цементе. Разобраны они были, когда демонтировали этот фонтан в 1906 году.

 

 

Также в стилистике необарокко проектирует Маркони 4 статуи отеля «Жорж». Делает он их в гипсе. Эти гипсовые модели были небольшие, где-то высотой 50-60 см. Он стремился правдиво передать обнаженное тело в движении, то, что свойственно для необарокко. Не успел реализовать эти статуи в более длительном материале. Его модель использовал Антоний Попель, когда отлив в цементе эти четыре скульптуры, и как дань Маркони статуя Европы Попеля держит бюст, портрет Леонардо Маркони.

 

На фасадах гостиницы «Жорж», а также филиала Австро-Венгерского банка на улице Сечевых Стрельцов, 9 Маркони выполняет женские и мужские маскароны.

 

Ул. Ив. Франко, 117

 

 

Присущие его позднем творчестве технические приемы, иконографические мотивы видим также на фасадах домов в стиле неорококо в конце 1890-х годов. Это статуя Богородицы с малышом Христом на фасаде виллы (нынешний адрес – Ивана Франко, 117), лепнина и бюст Мицкевича на фасаде дома по улице Ивана Франко, 104 и также большая статуя этого же поэта на доме по улице Ивана Франко, 28 (там, где было женское учебное заведение имени Мицкевича).

 

Фотография Богдана Скаврона

 

 

Свой талант скульптора и архитектора в одном лице Маркони применял также в памятниках и нагробках. Так он еще в 1875 году проектирует надгробие Гославського на кладбище в Станиславе. Теперь это один из немногих памятников, который сохранился в центре Ивано-Франковска на старом кладбище.

 

В 1877 году создает проект памятника Софии Хшановської возле замка в Теребовле. Этот памятник был реализован в 1900 году скульптором Бохенеком. Вероятно, он использовал эту модель Маркони.

 

Выполняет также проект мраморной мемориальной таблицы Фредерика Шопена для варшавского костела Святого Креста.

 

И обращается к кладбищенской скульптуры, причем одновременно работает и как архитектор, и как скульптор. В частности, этот неоренессансный склеп барона Адама Гайдля, что имеет чисто архитектурную композицию. Это стилизованный античный храм около 1887 года.

 

Зато фигуративная памятник – это так называемая «Дзюня», вероятно портретная статуя девочки у креста, 1881 год.

 

К мемориальной скульптуры следует отнести также мраморный памятник поэтессы Марии Бартус во львовском костеле доминиканцев, совместная с Захарєвичем работа 1888 года.

 

 

Наиболее плодотворные времена для создания памятников в Маркони это были 1890-е годы XIX века. Самая известная его работа – памятник писателя Фредра во Львове. Он победил на конкурсе проектов в 1892 году. Долгое время прорабатывал гипсовую модель, затем она была отлита в бронзе и торжественно открыта в 1897 году. Так выглядел этот памятник в конце улицы Академической (так называемой Академической площади). На том месте сейчас стоит памятник Грушевскому. Сам памятник Фредро сейчас содержится во Вроцлаве.

 

Второй крупный проект Маркони – это был памятник Костюшко в Кракове, над которым он долго работал, начиная от 1893 года. Если монумент Фредра более статичный, спокойный, то в данном случае Костюшко приветствует народ, скульптор представил его в динамике как всадника, на задержанном в движении лошади. Перед смертью Маркони успел закончить только гипсовую модель, которая имела четверть натуральной величины. А работу над монументом завершил его зять Антоний Попель. Сам памятник имел высоту 5 м 60 см. Был отлит в бронзе и установлен в 1901 году. Сначала он стоял на площади Рынок, Мариацкий площади. Потом, когда был уничтожен немецкими оккупантами, был реконструирован и перенесен на Вавель, где он сейчас и стоит.

 

Меньше внимания Маркони уделял штамповій скульптуре. Делал портретные бюсты, плакетки (в частности, портрет Юлиана Захарєвича был выполнен в серебре, бронзе и меди). Также был сделан медальон Фредра, отлитый в бронзе.

 

В последние годы жизни (это 1897-1899 годы) Маркони встретился с враждебным отношение к себе со стороны художественных критиков и некоторых коллег, особенно Баронча, хотя Баронч был очень состоятельным человеком и он еще и получил заказ на памятник Яну ІІІ Собескому. Но он постоянно конфликтовал со всеми львовскими скульпторами, в частности, с Маркони. Он жаловался на Маркони в львовские газеты.

 

Юлиан Захарєвич

 

 

Тяжелым ударом для Маркони стала смерть Захарєвича в декабре 1898 года. И тогда же, в декабре 1898 года, закончился судебный процесс между Маркони и архитектором Яновским. Речь шла об авторстве архитектурного проекта здания художественно-промышленного музея. Когда они, Маркони с Яновским, выиграли конкурс, это был конец 1880-х годов, все было спокойно. Но когда в 1898 году началась реализация этого проекта, нашлись деньги, то Яновский неожиданно сказал, что он является единственным автором этого проекта, а Маркони здесь ни к чему. Это скульптора возмутило, он судился. Но за то, что он не имел архитектурного консенсу, он не мог ничего доказать. И это было его ошибкой, которая сильно на него повлияла. Когда произошел проигрыш в суде, Маркони начинает сильно болеть, а затем в ночь с 1-го на 2 апреля 1899 года, он умирает. Был похоронен на Лычаковском кладбище. На могиле художника есть надгробие. Вероятно, что он сделан по его собственному проекту, в неоренессансном стиле, мраморный медальон с головой Богоматери. Установлен был за средства его зятя Попеля и семьи.

 

Фотография Игоря Мельника

 

 

Маркони имел многочисленных последователей, учеников – скульпторов, которые работали в его мастерской. Среди них можно вспомнить забытого ныне скульптора Гавриила или Габриэля Красуцкого. На самом деле его зовут не Габриэль, а Феликс. Он учился скульптуре в Варшаве, как и Маркони учился в Риме. Одновременно с Маркони работал в Варшаве в 1860-х годах как монументальный скульптор и был одним из самых активных участников январского восстания 1863 года, в частности, он совершил покушение на российского генерала Теодора Берга. После этого был арестован, находился в ссылке в Сибири. Но оттуда сбежал и в 1871 году приехал во Львов. Чтобы избежать преследований и депортации в Россию, Красуцкий принял псевдоним Габриэль Шмайдель (Gabriel Schmeidel). Он имел некоторое время собственную мастерскую, но финансово не смог ее удержать и начал работать в мастерской Маркони, а также в заведении Леопольда Шимзера. Работал преимущественно как декоратор домов.

 

 

В 1882 году ремонтировался известный «Дом времен года» на улице Армянской, 23. Ремонтировался он в связи с приспособлением здания для украинской школы имени Чайковского. И Красуцкий выполнил на фасаде композицию «Четыре времени года».

 

 

Другие скульптуры относятся к эпохе ампира, это скульптуры мастерской Шимзеров. Скульптуры Красуцкого одновременно приспособлены к названию дома, но они выделяются своим реализмом. Видно, что это не ампир, а вторая половина XIX века. Здесь он в оживленной жанровой характеристике представляет сцены из народной жизни, наверное, это украинские крестьяне из окрестностей Львова.

 

Работает также Красуцкий над рельефами на фасаде дома на площади Рынок, 8. Там он также перерабатывает ампирные рельефы в верхней части фасада.

 

Занимается он также резьбой надгробий на Лычаковском кладбище и выполняет три памятника, в частности, памятник Ядвіні Вагнер. Это фигура девочки с цветами в руках у креста.

 

Это был последний его произведение. Он умер в крайних нищете в общем госпитале во Львове в 1885 году и был похоронен на Стрыйском кладбище, которое ныне не существует. Но только после его смерти обнаружили его настоящую фамилию и то, что он был повстанцем. И поэтому его гроб была перенесена на Лычаковское кладбище на холм январских повстанцев, где он и сейчас находится.

 

Одновременно с Леонардо Маркони в 1870 годах работает во Львове австрийский скульптор Эмиль Шредель. Он фактически составляет конкуренцию Маркони. Особенно остро они сталкиваются при отделке главного корпуса Политехники. Маркони выполнил скульптуры на фасаде, но он также хотел делать скульптуры внутри. Но брат Эмиля Шределя – Виктор Шредель получил заказ на все каменярські работы для Политехники. И он решил поручить эти работы не Маркони, а Шределю – отделка интерьеров. И Шредель стал автором всех статуй и барельефов на лестничной клетке, где различные аллегории искусств и наук. В частности, кроме барельефов, есть две статуи, которые также символизируют науку и искусство. С некоторыми различиями они повторены как кариатиды в актовом зале.

 

 

Работает Шредель также на Лычаковском кладбище. В 1876 году он вырезает медальон с головой Христа на неоготичній въездных воротах Лычаковского кладбища. Это архитектор Гохбергер.

 

Далее, на фасаде общей народной школы имени Святого Антония (ныне это школа на Лычаковской 38, архитектор Яновский) – там Маркони устанавливает каменные бюсты трех образовательных деятелей, в частности, Онуфрия Копчинского. Сегодня только два бюсты сохранились.

 

Продолжает он также работать на Лычаковском кладбище и выполняет общий склеп семьи Равських и Садловських. Там на высоком архітраві есть каменная статуя плакальщицы, что лежит возле урны. Находим там и авторскую подпись, и дата – 1877 год. Характерно, что Шредель подписывается не «Львов», потому что считает себя не львовским, а венским скульптором.

 

Есть на Лычаковском кладбище еще одна работа этого скульптора в барельефе с изображением крылатого ангела. Он находится на фасаде часовни Кісельків и Струйновських.

 

Во второй половине 1881 года брать Шределі покидают Львов и возвращаются в Вену, почему Маркони, наверное, был только рад. Потому что уже такой монументальный конкурент ему не препятствовал получать другие заказы.

 

Зато появляется в Львове Петр Гарасимович. И создает конкурентный также для Маркони заведение.

 

Фрагмент фасада бывшего военного казино (вул. Фредра, 1)

 

 

Петр Гарасимович был учеником Маркони. Он учился в его мастерской до 1879 года. Затем три года учился во Флоренции и вернулся во Львов в 1884 году. И сразу же в этом году он становится очень модным скульптором в Львове. Его засыпают многочисленными заказами. Особенно тесно он работает с архитектором Яном Шульцем. Выполняет многочисленный декор домов в неоренессансном стиле, в частности, строится военное казино на улице Фредра, 1 (в наше время – «Дворец шахмат», теперь здание принадлежит Львовскому университету). Скульптуры как на фасаде, так и в главном зале этого дома, имеют военную атрибутику, и не зря здесь изображен Марс как бог войны.

 

Фотография Игоря Мельника

 

 

Герасимович также декорирует по проектам архитектора Шульца жилые дома на улице Браєрівській (ныне Богдана Лепкого). В частности дом №6 – там видим над воротами барельефы гениев музыки и литературы. А выше есть развитая архитектурная композиция со скульптурными произведениями, является бюст Марса, Минервы, фигурки грифонов и в вестибюле есть интересные медальоны на античные сюжеты. Четыре таких медальоны – работы Гарасимовича.

 

Фотографии Игоря Мельника

 

 

Отделка дома по вул. Браєрівській (ныне Богдана Лепкого), 14. Фотография Игоря Мельника

 

 

Декорирует Гарасимович также дома на этой же улице №14, а также №22. Это уже угол улицы Ноябрьского Чина. До нашего времени дошла на углу этого дома каменная группа «Марс и Венера», сделанная в 1891 году Гарасимовичем. Я еще видел архивное чертеж этого фасада, там уже на фасаде была спроектирована эта скульптурная группа, то есть, уже архитектор Шульц был в процессе размышлений над фасадом этого дома и предусматривал привлечь скульптора Гарасимовича.

 

Фотография Ярослава Янчака

 

 

Реминисценция ренессанса и классицизма преобладала в творчестве Гарасимовича в 1880 годах. В том же достаточно насыщенном трудом 1884 году он выполняет декор на углу дома по проспекту Шевченко, 20. В программе декора – изображения деятелей польской культуры – Мицкевича и Словацкого.

 

 

Свойственные Гарасимовичу тогдашние приемы встречаем также на фасаде дома органобудівника Сливинский (это улица Коперника, 16). Дом строил Иван Левинский в 1888 году. Барельефы на музыкальную тематику согласно профессии заказчика, бывшего владельца этого дома, который имел фабрику органов и других музыкальных инструментов.

 

Бывшая аптека Миколяша

 

 

В 1890 годах Гарасимович продолжает активно работать с архитектором Яном Шульцем, и вместе они создают доходный дом Миколяшей, в частности, Юлиуша Миколяша (это улица Коперника, 1). В партере на первом этаже открылась (вернее, она и раньше существовала и была переделана) знаменитая аптека Петра Миколяша, основателя этой аптеки, а на балконах Гарасимович поставил 4 аллегорические статуи, которые не дошли до нашего времени.

 

Ян Шульц заказывает в Гарасимовича и отделку своего собственного дома на нынешней улице Богдана Хмельницкого, 56. Декор здесь стилизует мотивы маньеризма и северного возрождения (немецкого, нидерландского). Это декор на фасаде, а также внутри этого дома. Дом братьев Шульців, Яна и Карла.

 

Соседнее здание также принадлежало братьям, это 58-й номер на улице Богдана Хмельницкого. И там сохранились неорокальні 2 каменные вазоны также авторства Петра Гарасимовича.

 

В 1891 году Гарасимович украшает фасад здания художественно-промышленной школы, которая тогда была на улице Театральной, 17. Там были также бюсты из терракоты, которые не дошли до нашего времени, зато сохранились майоликовые барельефы с эмблемами искусств и ремесел. А если заходить в этот дом со стороны улицы Театральной, то на лестничной клетке есть неорокальні каменные вазоны, подобные тем вазонов на доме братьев Шульців.

 

 

Продолжает работать Гарасимович также с архитектором Яновским. Тогда они были друзьями, еще не было того судебного процесса. И они вместе создают дом Владислава Губриновича. Это угол улиц Театральной и Павла Беринды. Это книжный магазин Губриновича. И на просьбу этого книгоиздателя Гарасимович располагает здесь такую своеобразную галерею бюстов разных писателей, в частности, Красинского. Здесь есть монограмма Гарасимовича, его подпись. Это бюст Словацкого и других писателей, в частности Крашевского и Асника.

 

Бывшая фабрика Ивана Левинского

 

 

Свои скульптуры Гарасимович также изготавливал на фабрике Ивана Левинского. Он сотрудничает с Левинським от основания этой фабрики в 1888 году. В бюро Левинского был главный проектант Ян Томаш Кудельський. Потом Кудельський открыл самостоятельное бюро и пригласил к сотрудничеству Гарасимовича. Это сотрудничество проявляется при сооружении дворца графа Вильгельма Сємінського-Левицкий на Пекарской, 19. Гарасимович выполняет здесь необарокові рельефы в 1892-1893 годах.

 

Вместе с Кудельським он работает над главным алтарем костела Воскресенців (это улица Пекарская, 59). В главном алтаре стояла статуя воскресшего Христа. Она была после закрытия этого костела (уже советской властью) вывезена в Польшу, а сейчас сохранена в костеле Воскресенців в Кракове. Костел Святого Сердца был неоготический, что было редкостью для 1890 лет, потому что преобладало тогда необарокко, это костел середины XIX века. Итак Гарасимович проектирует в этой же стилистике главный алтарь для этого костела, это 1892 год. Архитектор Кудельський переделывал апсиду этого костела. Сам костел и главный алтарь не дошли до нашего времени.

 

Фотография Игоря Мельника

 

 

Совместная работа Гарасимовича и Кудельського в стиле неоготики дала свою реализацию также в скульптурах неоготической часовни Кшижановських и Цетнеров на Лычаковском кладбище, это 1891 год. Стиля сооружения соответствуют такие скульптуры Гарасимовича, как Богоматерь над входом, а также химеры на водосточных трубах.

 

О активность Гарасимовича в области декоративной скульптуры показал его персональная экспозиция на строительной выставке во Львове в 1892 году. Он был уже тогда реноме скульптора-монументалиста. Активно подтверждает это реноме на протяжении всех 1890-х годов. А в начале ХХ века уже переходит к сецессии в своих монументальных произведениях. Уже от 1900 года, когда сецессия становится модным направлением в Львове, Гарасимович выполняет скульптуры в этом духе. Характерны такие капризные растительные орнаменты, женские головки. Он декорирует в таком стиле дома на улице Драгоманова, 48, Руданского, 5 и на проспекте Свободы, 29.

 

Фотография Игоря Мельника

 

 

Видим, собственно, вход с пассажа этой бывшей каменицы Оранжа, такая гротескно-каменная голова на портале, она как будто приглашает пройти вглубь пассажа.

 

Выполняет также несколько статуй Богоматери для фасадов львовских домов. Из них сохранилась лишь подобная скульптура на углу улиц Юлиана Дороша и Зеленой. Это уже скульптура 1905 года.

 

 

Одна из последних его сецессийных скульптур – это изображение двух лебедей на аттиках здания музыкального общества Галиции, ныне филармония на Чайковского, 7. Скульптуры отлиты в металле по проекту Гарасимовича, а в стюках, гидравлической извести и цементе он выполняет другие сецесійні орнаменты на главном фасаде этого дома. Это были одни из последних его произведений. Он тяжело болен в последние годы жизни и умирает в Львове 20 июля 1914 года. Был похоронен на Лычаковском кладбище.

 

В мастерской Гарасимовича несколько лет работал скульптор Бронислав Марьян Солтис. Он был родом со Львова. Учился не только в Гарасимовича, но и у Юлиана Белтовського. Открыл собственную мастерскую во Львове в 1894 году. Преимущественно его деятельностью было убранство тогда новых львовских домов в стиле необарокко, неорококо, в частности на проспекте Шевченко, 28 такая большая угловая каменица, которая принадлежала тогда инженеру Ріхтману и была построена в 1898 году. Там есть очень обильный декор, особенно интересные есть композиции под балконами в таком развитом необароковом стиле.

 

Проспект Т.Шевченко, 26. Фотография Виктора Гуменного

 

 

Соседнее здание под №26 на проспекте Шевченко в том же 1898 году получила скульптурные украшения, в частности, лепнину – статуи атланта и кариатиды. Это архитектор Юлиан Цибульский.

 

Фотография Виктора Гуменного

 

 

А по поручению этого же архитектора Солтис в том же году выполняет подобный декор на фасаде другого дома – ныне Ивана Франко, 43.

 

Фотография Виктора Гуменного

 

 

Многочисленные такие необарокові архитектурные декорации 1890-х годов также принадлежат резцу этого скульптора. В частности, лепной декор в салоне дома Лозинского (сейчас это галерея искусств на улице Стефаника, 3). Лучший зал этой галереи, так называемый «салон», имеет такие неорокальні украшения 1896 года.

 

Собственно среди других работ этого времени – атлант и кариатида на улице Пекарской, 24 (это 1898 год).

 

Статуя Святого Иосифа с младенцем Иисусом в нише дома на улице Лычаковской, 16 (архитектор Боублік, 1899). С этим архитектором в это время очень активно начал сотрудничать Солтис. А подобная статуя Святого Иосифа есть и на фасаде костела кармелитов. Она стилистически очень отличается от барочных скульптур ХVII века. Вероятно, была установлена Солтисом во время реставрации этого костела в 1906 году. На рубеже ХІХ–ХХ веков, можно даже сравнить эти две скульптуры – на Лычаковской и на костеле кармелитов – и увидеть работу одного скульптора – Солтыса.

 

В самом конце 1890-х годов Солтис продолжает работать в неорокальному, необароковом стилях и активно взаимодействует с архитектором Карелом Боубліком. Декорирует почти все дома, которые ставит этот архитектор, в частности, так называемый «Дом Шопена» на улице Дорошенко 11.

 

Затем две спаренные дома на улице Котляревского 22, 24 (так называемые каменные «Под павой», потому что на аттике изображены павлины), а также многочисленные сецесійні женские головки. Такие мотивы видим на фасаде домов по улице Парковой (в частности, на Парковой, 6 видим женские маскароны и сецесийного лепнину). Это также Боублік заказал у Солтыса.

 

Но, кроме Боубліка, Солтыса приглашают и другие архитекторы, в частности, Зигмунт Кендзерський. Когда он ставил дом на улице Яґеллонській (то есть, Гнатюка), 8, 10, то заказал Солтису выполнения этих двух аллегорических фигур – это Живопись и Музыка.

 

В новом тогда стиле сецессии Солтис декорирует также дом на улице Руданского 1. Это такие женские сецесійні головы.

 

На заказ Юлиана Цибульского он выполняет также модерністичну лепнину на фасадах домов на улице Потоцкого (теперь Генерала Чупринки), в частности, видим маскарон на улице Чупрынки, 28.

 

Фотография Виктора Гуменного

 

 

Занимался он также кладбищенской пластикой. Среди поздних его работ (это 1937 год) выделяется бронзовый барельеф – рыцарь перед гробом Христа в Иерусалиме. Есть там авторская подпись Солтыса. А находится барельеф на памятнике Закрейсів и Трушковських. Фигуру плакальщицы выше на этом постаменте делал Ян Нальборчик.

 

На могиле архитектора Зигмунта Кендзерського и его жены Солтис расположил статую милосердия. Очень детальное там резьба, моделирование в песчанике. Возможно, следует датировать эту статую 1903 годом, когда умерла жена архитектора Болеслава.

 

Значительное место в наследии этого скульптора занимают также портреты, плакеты, медальоны в абсолютно разных материалах. И он работает реалистично, детально показывает разные черты лица людей, в частности, это видим в бронзовом портрете Тадеуша Рутовського, тогдашнего президента Львова (это 1915 год).

 

Рядом с Солтисом в заведении Гарасимовича в 1890-х годах работал скульптор Станислав Вуйцик. Вуйцик также получил профессиональное образование. Он закончил Венскую академию искусств. В 1892 году переехал во Львов и показал на выставке строительной промышленности цементную статую, изображавшую шахтера.

 

А на загальнокрайовій выставке 1894 года был такой павильон, который назывался «императорский» или «императорский», и там были такие статуи рыцарей, которые держали большие копья. И это была работа Вуйцика.

 

Он не имел собственной мастерской, пользовался мастерской Гарасимовича. Гарасимович очень похвально о нем отзывался и ценил, в частности, рекламировал его в львовских газетах в 1898 году. Возможно, именно эта реклама подействовала, и Вуйцика пригласил в Новый Сонч архитектор Ян Перось). Это на самом деле львовский архитектор, который переехал в Новый Сонч. И там Вуйцик декорирует бюстами городскую школу имени Мицкевича, а также ставит памятник Мицкевичу.

 

После возвращения во Львов он получает заказ на исполнение памятника Яну Килиньскому в Стрые. Этот заказ он получил в результате конкурса, потому что его проект победил в 1898 году. Памятник он вырезает в камне. И открывается памятник в 1900 году. В 1919 году, во время польско-украинских столкновений он был уничтожен и через 10 лет заменен другим, уже авторства Войтовича. То есть, известен этот памятник работы Солтыса только на фотографиях.

 

Декорирует также этот скульптор фасад нового львовского театра (теперь театр оперы и балета), в частности, в архівольтах окон на фасаде он выполняет аллегорические скульптуры – Комедия и Трагедия.

 

В завершение расскажу еще про одного скульптора-монументалиста, который был связан с мастерской Гарасимовича, Маркони и очень был популярным в Львове в 1890-х годах (особенно значительно повлиял на этого скульптора Маркони). А звали его Эдмунд Плишевский. В 1892 году на выставке строительной промышленности в Львове он создает фонтан, который состоял из аллегорических гипсовых фигур, а вазы были из алебастра. Известен он по этой архивной фотографии. Этот фонтан находился возле павильона фабрики Франца, это была известная фабрика гипса. И семья Франца, в частности, Юзефа Франц пригласила Плішевського украсить новый дом, новую виллу Франца на Коновальца, 47, где сейчас располагается медицинское учреждение. Архитектор Ян Перось (тот самый, что сотрудничал с Солтисом) делал с Плішевським этот фонтан в 1892 году.

 

Вилла Юзефы Франц была завершена в 1893 году. Она имеет очень пестрый и даже преувеличенный декор в стиле необарокко или неорококо. Среди лучших работ – две аллегорические статуи над главным входом. А также каменные скульптуры грифонов скорее в средневековом духе. Вообще этот дом имеет комбинированную, пеструю стилистику. Там когда-то были два грифоны. После того, как я дал большую иллюстрацию одного из тех грифонов в путеводителе по Львову в 1999 году, когда был напечатан этот путеводитель в издательстве «Центр Европы», то там была полосная иллюстрация этого грифона. И уже через несколько месяцев одного из тех грифонов срезали и вывезли в неизвестном направлении. Поэтому такая активная реклама скульптуры иногда имеет негативные последствия.

 

Другие работы Плішевського в 1890-х годах в стиле необарокко или неорококо. Например, в 1897 годом был датирован барельеф с изображением головы льва и гения у картушу. Это жилой дом, ныне улица Ноябрьского Чина, 3.

 

В 1898 году Плишевский украшает фасады и интерьеры дома на улице Лепкого, 20. Этот дом имеет изысканные неорокальні формы и эти формы подчеркнуты скульптурами, в частности, угловая композиция (там была большая статуя Богоматери авторства Плішевського). Сейчас она отсутствует.

 

В ґроні лучших львовских скульпторов Плишевский декорирует новый городской театр, начиная от 1899 года. Особенно высокого уровня здесь есть четыре барельефы. Они имеют фигурные композиции, расположенные на боковых частях аттику. В частности, авторства Плішевського есть эта композиция «Вакханалия» и второй барельеф «Гомер, что читает свои поэмы».

 

В начале ХХ века Плишевский был очень активным скульптором-монументалистом, популярным в Львове. Выполняет он многочисленные декорации доходных (или «чиншових») домов, в частности, такие дома в начале улицы Нечуя-Левицкого (некогда она называлась Ленартовича). Поэтому Плишевский в начале улицы Ленартовича (то есть, Нечуя-Левицкого, 3) монтирует такие два бюста поэта.

 

Подтвержденной является также участие Плішевського в убранстве дома Польского политехнического общества (ныне улица Дудаева, 17). В 1906 году на фасаде этого дома Плишевский выполняет эмблемы техники – это камень, майолика. А в вестибюле до сих пор сохранена такая сецесійна председатель (изображен мифический бог природы).

 

Активно работает Плишевский даже в возрасте 70 лет. Он умер после 1925 года. Точная дата и место его смерти еще не установлены.

 

Итак, на этом я, пожалуй, остановлюсь.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Эта лекция является продолжением предыдущей, в которой п. Юрий Бирюлев рассказывал о львовских скульпторов Дикаса, Блотницького, Марковского и Левандовского.

 

2 Неорокальні – созданные в стиле неорококо.

 

 

* * *

 

Лекцию “Львовская скульптура второй половины XIX века“ было прочитано 4 июня 2016 года во Львовской областной организации Уоопик в рамках серии відчитів Художественного потребительского общества «Арт-Ключ».

 

 

ОБ АВТОРЕ

 

Юрий Александрович Бирюлев – историк искусства, кандидат искусствоведения. Доцент кафедры дизайна и основ архитектуры Национального университета «Львовская политехника», главный научный редактор издательства «Центр Европы». Исследует архитектуру и изобразительное искусство западноукраинских земель, особенно Львова, XVIII – первой половины ХХ века. Автор многочисленных статей по этой тематике и монографий, посвященных стилю модерн (сецессии) во Львове, львовской скульптуре XVIII-XX вв., архитектуре Львова 2-й пол. ХІХ – начала ХХ вв., львовской открытке 1890-1944 лет, а также нескольких путеводителей по Львову, Львовской области и других регионах Западной Украины.

 

 

* * *

 

 

Подготовили Оксана МАТВИЙЧУК и Андрей КВЯТКОВСКИЙ

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика