Новостная лента

Между идеей и формой: межвоенная арт-пресса Галичины.

05.11.2015

 

На фоне непростых политико-экономических условиях межвоенного двадцатилетия художественная пресса галицкого украинства предстает своеобразным социокультурным феноменом. Процесс ее становления как отдельного сегмента тогдашнего медиа-рынке произошел в основном благодаря активизации общественно-культурной жизни края в первые годы ХХ века, зарождению национальной художественной критической мысли и популяризации художественного творчества как важного фактора культурного самовыражения негосударственной нации.

 

 

 

Первые попытки выпуска самостоятельных украинских художественных журналов в Галичине восходят к началу ХХ века, когда в культурной среде Львова наблюдалось общее национальное подъем и постепенно происходил перелом в сознании украинцев в сторону притяжения к новационных поисков в искусстве. До этого проблемы украинского художественной жизни фрагментарно освещались в периодических изданиях «Дело», «Заря», «Руслан» и «Литературно-Научный Вестник», но большинство публикаций имели популярно-полемический характер и давали профессиональную оценку лишь выборочных художественных явлений, а, следовательно, не отражали полной картины художественного движения на территории Галичины.

 

 

В течение 1903-1904 годов украинские музыкальные деятели Иосиф и Николай Кишакевичі, Владимир Садовский, Александр Бережницький, Филарет Колесса и Остап Нижанковский пытались реализовать в Перемышле художественный прессовый проект «Музыкальный Вестник», но эта попытка оказалась неудачной. Заполнить лакуну специализированной музыкальной прессы взялся Ромуальд Зарицкий, композитор и отец оперной певицы Евгении Зарицкой, который в 1904-1908 годах издавал во Львове периодические «Иллюстрированные Музыкальные Календари-Альманахи».

 

 

В январе 1905 года издательская союз, организованная при Союзе співацьких и музыкальных обществ, начала выдавать в Львове «Артистический Вестник» – первый в Украине журнал, посвященный «основном музыке и плястичним штукам», который выходил сначала под редакцией Александра Бережницького, а впоследствии Ивана Труша. Свет увидело только 10 чисел журнала (среди них три двойные) – галицкий читатель, который воспринимал живопись как «штукарство», а музыку как приятную «розривку», не был готов к такому типу издания. В то же время именно художественно-критическая деятельность.Труша положила начало нового искусствоведения и в Галичине.

 

 

Прошло почти десятилетие, прежде чем во Львове начали появляться журналы, в которых традиционно доминантный блок общественно-политических, научно-популярных и просветительских публикаций был уравновешено значительным количеством статей культурологической и художественной тематики. Это были восстановлены после перерыва львовские литературно-художественные месячники «Пути» (1915-1918) и «Мир» (1917-1918), » станиславский литературно-художественный журнал «Брешь» (1919). Эти издания заложили основу для становления в Галичине художественной прессы как полноценного отдельного тематического направления, которая бы отвечала на общественно-политические и культурные вызовы в условиях Польского государства.

 

 

После поражения в украинско-польской войне и военной оккупации Восточной Галиции Польшей в жизни галицких украинцев наступил тяжелый этап неопределенности их политико-правового статуса и жестких притеснений со стороны польского правительства. Для обуздания бушующих государственнических амбиций украинства в Галичине польские вельможи взялись прежде всего за закрытия украинских культурно-просветительных учреждений, издательств, редакций газет и журналов – почти на полгода галичане были полностью лишены собственного печатного слова. Несмотря на пессимистичные настроения и острые политические противостояния с польскими властями в Галичине с конца 1919 года наблюдалось постепенное возрождение различных участков культурно-образовательной жизни. Создавались общественные, литературные и художественные объединения, организации, кружки, союзы. Преодолевая административные ограничения и цензурные притеснения, с сентября 1919 года во Львове возобновила деятельность и украинская пресса, которая постепенно расширяла свой тематико-типологический диапазон.

 

 

Когда в начале 1920-х годов Надднепрянщиной прокатилась волна политической миграции на Запад, немало эмигрантов остановило свой выбор на Львове, в котором чувствовался мощный культурный потенциал и благоприятная для модерных веяний атмосфера. Сюда прибыли выдающийся общественный деятель и художник Петр Холодный с сыном (тоже Петром), конструктивист Константин Мацкевич, графики Николай Бутович, Павел Ковжун и Роберт Лисовский, маляры Василий Крыжановский и Леонид Перфецкий, архитектор Сергей Тимошенко, историк искусства Владимир Сичинский и др.

 

 

Именно на это время приходится и становление художественной прессы в Галичине, которая, учитывая тогдашние реалии, ставила перед собой задачу прежде всего пробуждать национальные идеи среди украинства и заботиться о культурный прогресс нации, а уже впоследствии – формировать эстетические ценности рядового украинца и способствовать інтеґруванню украинского искусства в западноевропейское культурное пространство. Искусство в то время «стало оружием борьбы украинцев Галичины за национальное самоутверждение».

 

 

Характерной особенностью Галичины второй половины 1920-х годов было появление журналов радянофільського направления – под влиянием политики украинизации, развития художественного и литературного жизнь на востоке Украины и афиширования «независимости» УССР. А уже в начале 1930-х годов в крае наблюдалось общее оживление художественной жизни и рост интереса новаторскими тенденциями в мире, количество художественных журналов начала динамично расти.

 

 

Определяющей чертой этого периода были оживленные дискуссии в художественной прессе между представителями трех направлений художественной критической мысли – либерально-модернистского, националистического и радянофільського (католический направление не было настолько представленным, как в литературной критике). Самые ожесточенные споры велись между националистами и либералами: полемика между ними возникла исключительно в плоскости актуальности тезиса «искусство для искусства» при тогдашних общественно-политических условий, доминирование идеи или формы в украинском искусстве и путей его развития. Идеологически ангажированное искусство пропагандировали журналы радянофільської ориентации, в основном нивелируя понятие индивидуального художественного процесса и отрицая эстетическое и духовное начала художественного творчества.

 

 

 

 

Художественная периодика смогла достойно занять отдельную нишу на медиа-рынке Галиции и постепенно расширяла свой тематический диапазон (от журналов широкого спектра художественных проблем к изданиям с очерченной художественной проблематикой).

 

Учитывая межвоенные реалии, самую многочисленную группу составляли литературно-художественные журналы, которые часто, по требованиям времени, переходили в общественно-литературно-художественные или общественно-литературные, поскольку такой тип изданий имел больше шансов удержаться на прессовом рынке Галичины. Среди них: «Жизнь и Искусство» (1920), «Митусе» (1922), «Литературные Вести» (1927-1928), «Окна» (1927-1932), «Литература и Искусство» (1928-1931, недельный приложение на страницах «Нового Времени»), «Новые Пути» (1929-1932), «Мир» (1931), «Литература. Искусство. Наука» (1931-1932, бесплатный недельный приложение на страницах католической газеты «Цель»), «Дажбог» (1932-1935), «Вестник» (1933-1939), «Критика» (1933), «Навстречу» (1934-1938), «Горизонты» (1936-1937), «Крест Меча» (1937), «Накануне» (1937-1938), «Весть» (1938), «Мы и Мир» (1938-1939). Эти печатные органы освещали широкий диапазон художественных проблем и имели цель не только отражать художественную жизнь края, но и формировать его, культивировать украинское искусство среди рядовых галичан.

 

Фото 14

 

Во вторую группу можно выделить журналы из изобразительного и декоративно-прикладного искусства, как «Новая Хата» (1925-1939), «Украинское Искусство» (1926), «Стежка» (1929), «Искусство и Культура» (1930), «Искусство» (1932-1933, 1935-1936), «Зарубки» (1933), «Летопись Национального Музея» (1934-1938), «Искусство и Культура» (1939), которые должны были способствовать активным творческим поискам и інтеґруванню достижений украинских художников в западноевропейскую культуру, а также повышению уровня художественно-критической мысли в Галичине.

 

 

 

С постепенным возрождением украинского театра на территории Галичины начинались и удачно функционировали специализированные театральные журналы – «Театральное Искусство» (1922-1924), «Любительский Театр» (1925-1927), «Театр» (1925), «Вертеп» (1930), «Живая Сцена» (1930), «Массовый Театр» (1930-1932), «Театр» (1935), которые популяризировали украинское театральное искусство, помогали его реформированию и профессионализации, распространяли специальные сценические знания и практические навыки, решительно отстаивали (за исключением изданий радянофільського направления) требование незаангажированности сценического искусства и ориентацию на новые тенденции мирового театрального процесса.

 

 

 

Бурный прогресс кинематографа и фотодела в Европе побудил украинских издателей к созданию периодических изданий по кино — и фотоискусству, которые конкурировали бы с польскими специализированными журналами и «отвоевывали» украинского читателя (следовательно, потенциального зрителя). Речь идет о журналы «В Фильмовом Царстве…» (1928-1929, недельный приложение на страницах «Нового Времени»), «Кино» (1930-1936), «Рекорды: Кино-Фото-Радио-Спорт-Шахматы» (1931), «Радио-Кино-Фото» (1931-1932), «Свет и Тень» (1933-1939), которые имели целью углублять интерес широких масс украинства фотографией и киноискусством, поощрять к созданию национального кинопроизводства на западноукраинских землях.

 

 

 

Функцию популяризаторов украинского музыкального искусства и очагов формирования музыкально-критической мысли на просторах Галичины приняли на себя музыкальные журналы «Музыкальный Вестник» (1921), «Музыкальный Листок» (1925), «Боян» (1929-1930), «Музыкальный Вестник» (1930), «Музыкальные Вести» (1934), «Украинская Музыка» (1937-1939), «Музыкальные Вести» (1938). Они ставили перед собой четкую задачу – заботиться о общий подъем украинской музыкальной культуры, бороться с дилетантизмом и провинциальностью в музыке, способствовать построению профессиональной музыкальной школы.

 

 

 

Больше половины межвоенных художественных прессовых проектов прекратили свой выход уже на первом или втором году существования, к чему привело несколько весомых факторов (неподготовленность галицкого читателя, недостаточное количество подписчиков, финансовые возможности редакции, цензурные притеснения). Большинство журналов существовала за счет меценатов, творческих объединений, обществ, отдельных художников и неравнодушных граждан, за исключением журналов радянофільської ориентации, часть из которых имела финансовую поддержку из УССР. Эта тенденция отражена в накладе пресодруків: абсолютными рекордсменами были радянофільські журналы (2-4 тыс. прим.), независимо от их тематического направления, а вдвое–вчетверо меньшими тиражами выходили литературно-художественные журналы (1000 экз). и в разы – специализированные журналы (500 экз). Благодаря удачной редакционной политике и актуальности тематики максимально охватить галицкий прессовый рынок удалось месячникам «Новая Хата» и «Кино» (в благоприятные годы их тиражи могли достигать 5000 прим.).

 

 

 

По типу издания преобладали журналы, которые выходили ежемесячно и имели лучшие, по сравнению с газетами, возможности для полиграфии и художественно-технического воплощения художественных замыслов издателей.

 

 

Украинская художественная пресса Галичины межвоенного двадцатилетия, активно добывая себе право на существование в условиях польской оккупации, прошла этап активного становления и развития, объединяя вокруг себя лучшие творческие силы украинской интеллигенции и выступая мощным средством национального самоутверждения и самовисловлення в крае. Украинские художественные журналы пытались выполнять возложенную на них высокую миссию – лелеять национальные идеалы и искусство, культивировать новое творческое мышление, направленное на продвижения его собственных культурных достижений и інтеґрування их в западноевропейское пространство.

 

Стоит также отметить, что важной чертой украинской художественной журналистики 1920-1930-х гг., которая формировалась бок о бок с польской художественной публицистикой и критикой, было стремление утвердить свою автономность в рамках общей художественной мысли Галичины и подчеркнуть самобытность украинского искусства. Функции тогдашней журналистики уже не сводились лишь к регистрации художественных событий и явлений, наблюдалось активное введение галицкого читателя, который обычно находился в стороне от культурологических дискуссий, в художественный контекст, преодоление непонимания между ним и художником, побуждение их к конструктивному диалогу.

 

 

Источники:

 

 

Лупий Т. Украинская художественная критика и литературно-художественные издания Львова первой трети ХХ века. // Искусствоведение Украины : зб. наук. пр. – К., 2001. – Вып. 2. – С. 91-96.

 

Рипкен А. В поисках казненного прошлого: Ретроспектива художественной культуры Львова ХХ века. – Львов, 1996. – 286 с.

 

Среда А. Художественная пресса Галичины 20-30-х гг. ХХ ст.: типологический анализ // Украинская периодика: история и современность : докл. и сообщ. десятой Всеукр. наук.-теорет. конф., Львов, 31 окт. – 1 нояб. 2008 г. – Львов, 2008. – С. 213-220.

 

Сницарчук Л.В. Украинская пресса Галичины (1919-1939 гг.) и журналістикознавчий дискурс. – Львів, 2009. – 416 с.

 

Украинские журналы Львова 1848-1939 гг.: ист.-библиогр. исслед.: в 3 т. / уклад. М.М.Романюк (рук. проекта), М.В.Галушко. – Львов, 2003. – Т. 3, кн. 1: 1920-1928 гг. – 912 с.; Т. 3, кн. 2: 1929-1939 гг. – 928 с.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика