Новостная лента

«Меня привлекает создание чего-то нового»

17.09.2015

Разговор с джазовой певицей Лаурой Марти – первая из цикла бесед с украинскими джазовыми музыкантами.

 

Лаура Марти – «Я такой человек, что меня привлекает создание чего-то нового» одна из самых заметных вокалисток на украинской джазовой сцене и стремительно продвигается своим путем в джазе. Карьеру джазовой певицы она начала еще в студенческие годы, создав собственную группу Lela Brasil Project, выполнявший бразильскую музыку. Потом было обращение к армянской музыкальной традиции. Вместе со своей сестрой Кристиной Марти они записали два альбома Krunk (Журавль) и Chanapar (Дорога) с преимущественно авторской музыкой. А последний год отмечен участием в целом ряде интересных проектов, к тому же некоторые из них международные. Прежде всего это совместная программа и совместные выступления с немецким трубачом Гансом Петером Салентіном. А на последнем Альфа Джаз Фесте Лаура выступила сразу в трех проектах: в «Лемковской сюите» саксофониста Антона Пивоварова, в проекте пианиста Вадима Неселовского с симфоническим оркестром и в дуэте со звездой европейского джаза, нидерландским пианистом Міхілом Борстлапом.

 

 

10 сентября в Киеве состоялся первый фестиваль Equi Jazz Fest, на котором Лаура Марти представила новую совместную программу с Jazz in Kiev Band и выступила на одной сцене с трио Чика Корії. А 11 сентября эту же программу Лауры с партнерами уже смогут услышать львовские любители джаза в новом клубе Libraria.

 

 

«Музыка не терпит лжи. Тем более джазовая».

 

– Расскажите, пожалуйста, как вы впервые познакомились с джазом и как, собственно, пришли к джазу?

– Музыкой мы с сестрой занимались с детства: хор, музыкальная школа, уроки композиции. Я с детства писала музыку. Конечно, это были очень простенькие песни, совсем не джазовые. Мы пели в известном харьковском детском хоре «Весенние голоса». Играли на фортепиано. То есть получили такую общую всестороннюю музыкальное образование. А уже после окончания музыкальной школы я хотела пойти на вокал. В Харькове был эстрадно-джазовый вокал. Но у меня началась мутация голоса, и чтобы не тратить время, я поступила на фортепиано и композицию. Ездила на международные конкурсы, даже получила два гран-при. Первые места, вторые, третьи. Так что все было. Теперь фортепиано осталось для себя. Не могу сказать, что я уже такая пианистка, говорю честно. Я хотела бы быть в ранге честных музыкантов. Ведь музыка не терпит лжи. Тем более джазовая. Этим мы отличаемся от поп-культуры, где, если ты не придумаешь себе какую-то интересную историю, то и музыка твоя тоже долго не будет интересной. Ты должен постоянно шокировать. А у нас есть такое преимущество: мы можем быть честными и открытыми и просто играть свою музыку.

Когда закончила харьковское музыкальное училище, то вспомнила про свою давнюю мечту стать певицей и решила поступать в Киеве. Эстрада тогда была уже мне не интересна. Хотелось чего-то другого и большего. И в конце я пришла к джазу уже на втором курсе, когда создала собственный проект Lela Brasil Project. Можно даже сказать, что я полюбила джаз за бразильскую музыку. Вот когда я действительно почувствовала, что хочу петь и жить без этого не могу. Это произошло через известную бразильскую исполнительницу Таня-Мария. Заслушала до царапин все ее альбомы.

Еще очень важно, с кем ты играешь. Джазовый музыкант растет через общение, через влияние тех, кто рядом с ним. Мне очень повезло расти и создавать музыку с Натальей Лебедевой. Произошло это так. Я позвонила ей, сказала, что хочу играть бразильскую музыку и предложила сыграть вместе. Она сразу согласилась. Это яркий пример того, что джазовые музыканты открытые люди. Важно не то, сколько тебе лет, а то, что ты делаешь, чего тебе хочется. Вопрос прежде всего честности и музыки. И это стало такой важной отправной точкой. После этого был первый фестиваль, во время которого я, стоя на сцене, поняла, что я жить без этого не могу. И когда я стою на сцене и пою такую музыку – это же верх счастья. То был Tribute to Tania-Maria на Джаз Коктебеле. Потом меня долго воспринимали как исполнительницу бразильской музыки, но ты, конечно, двигаешься дальше. Кажется, на четвертом курсе мы вместе с Натальей Лебедевой и моей сестрой Кристиной Марти начали армянский этноджазовый проект. Много гастролировали, выступали на фестивалях. Записали два альбома Krunk (Журавль) и Chanapar (Путь).

А потом было очень интересное сотрудничество с немецким трубачом Гансом Петером Салентіном. Это были замечательные гастроли: четыре концерта в Украине, и каждый был неповторим – и эмоционально, и познавательно.

 

Лаура Марти и Jazz in Kiev Band во время репетиции

 

– А кто еще повлиял на Ваш джазовый мировоззрение, кроме Тани-Марии и Натальи Лебедевой?

– Сара Она. Очень люблю эту певицу. Как она чувствует музыку. Ведь у нее оперный голос. Ей пророчили успех в опере. Но она очень любила джаз. И это настоящий показатель того, что если ты действительно что-то любишь, то обязательно добьешься успеха. Правда, песен она, кажется, не писала, но то, как она выполняла, тоже можно считать истинным творчеством. Это тоже своеобразная композиция. Кроме того, у нее нестандартный голос. Очень такой мясистый, даже отчасти мужской, глубокий, бархатный. Конечно, я также люблю очень и Эллу Фицджеральд и Билли Холидей, Аниту о’дей, Эла Джерро, Мария Джоао. Трудно ограничиться.

Кстати, если говорить про первое знакомство, то это была пластинки именно Билли Холидей. Я еще тогда училась в музыкальной школе. Не могу сказать, что сразу решила петь джаз, но она меня очень впечатлила. Потом была Элла Фицджеральд. Но вот исполнительница, которую я пропустила через себя, влюбилась в ее голос, ее мастерство, – это была Сара Она. Даже песню помню – Bye Bye Blackbird. Я и поступала с этой песней, а также с композицию Lush Life Билли Стрейхорна, которую исполняла Натали Коул. А первая моя песня, которую я пела со сцены, – была песня на французском, песня Эдит Пиаф «Я ни о чем не жалею». Я до сих пор люблю французские песни.

 

 

Участие в международных проектах

 

– На прошлом Альфа Джаз Фесте вы приняли участие сразу в нескольких проектах, в частности, с иностранными музыкантами. Расскажите об этом сотрудничестве.

– На Альфа Джаз Фесте мы выступили вместе с Міхілом Бортслапом, исполнили две моих песни: одна под названием «Птичья молитва», которую мы исполнили в дуэте, а другая была специально написана для этого фестиваля, для сотрудничества с Борстлапом. Она называется People. Это обращение к людям, попытка сказать, что мы, люди, имеем в себе много силы, мудрости, внутренней красоты. Эта красота – это чувство любви. Поэтому это призыв к тому, чтобы мы не забывали о главном, то есть, о любви друг к другу, которая дает нам силы преодолевать препятствия, сложности. Любовь делает нас лучше, добрее, более открытыми, и, наконец, проблем становится меньше.

Сотрудничество с Борстлапом была очень легкой и интересной. Он меня сразу спросил, о чем песня. То есть, его интересовала не только название или одну строку. И меня просто восхитило то, как он глубоко прочувствовал смысл этой песни «Птичья молитва». Он сыграл ее так, как она еще не звучала. Его интро (вступление) звучало как шепот птиц. Меня саму это поразило. Он чрезвычайно глубокий и тонкий музыкант и человек. Кстати, возможно, нам снова удастся поспівпрацювати. Ведутся переговоры о том, что он приедет в Киев и мы снова сыграем вместе.

Также у нас состоялась сотрудничество с пианистом Вадимом Неселовським, который уже десять лет живет в США, преподает в Беркли. С ним мы выполнили его композицию December Almost (Почти декабрь). С нами также играл Львовский симфонический оркестр INSO. И во время фестиваля мы успели записать пластинку. Через это мы, увы, пропустили концерт Ларса Даніельсона, поскольку только этот день был свободен в студии и мы в течение целого дня записывали пластинку. И хотя я пела всего одну песню, но все равно осталась в студии на весь день и с интересом наблюдала за процессом записи. Это напоминало волшебную сказку.

И третий проект, в котором я принимала участие, это «Лемковская сюита» Антона Пивоварова. Мы недавно записали альбом. Он вышел буквально за несколько дней до Альфа Джаза, поэтому мы привезли на фестиваль и альбом, и живой проект.

 

– А как сложился Ваш первый международный проект с Гансом Петером Салентіном?

– Чрезвычайный музыкант, потрясающий человек. Умеет играть во всех жанрах. Мы познакомились позапрошлым летом на мастер-классе в Польше, где он преподавал, а мы с сестрой приехали как студентки. Завязалось знакомство, общение. Обменялись дисками. Ему очень понравилась наша армянская музыка. И родилась идея сыграть вместе. Мы предложили ему совместный проект уже в письме, когда вернулись в Киев. Он с радостью согласился. И за полгода это удалось сделать, в чем нам очень помогли продюсерский центр Jazz in Kiev и особенно Владимир Каминский.

И это очень важно, поскольку это, можно сказать, открывает наружу двери для украинского джаза. К сожалению, международные связи украинских джазовых музыкантов слабые. И эти двери пока трудно открываются. Надо в них настойчиво стучать, чтобы мы общались гораздо чаще с зарубежными музыкантами. Ведь у нас много чего интересного для них. А в них много чего интересного для нас. Они всегда с удовольствием играют что-то украинское, авторское. А для нас это важный и интересный опыт.

 

– Вы говорили мне, что имеете записать вместе с ним альбом?

– Так-так. Вот уже известны даты, куплены билеты на самолет. Это должно произойти в конце октября. 26-го и 27-го мы будем записывать вместе с Натальей Лебедевой, моей сестрой Кристиной Марти, Игорем Закусом, Виктором Павелко, Романом Яковчуком этот проект и еще один проект Натальи Лебедевой по мотивам композиций Шопена.

 

– Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что все эти проекты вместе – это определенный прорыв в международный джазовый пространство?

– Можно и так сказать, но для меня прежде всего это опыт интересной сотрудничества, это новые знакомства, которые побуждают тебя к дальнейшему творчеству.

 

 

Новый фестиваль и новая программа

 

– Ваш путь в джазе преимущественно продвигался в рамках этно-джазу. Вы начинали с бразильской музыки, затем была армянская, потом украинская. А что представляет собой Ваш новый проект, который вы будете представлять на Equi Jazz Fest?

– Это авторский проект Лауры Марти, и он выходит за рамки этно. Однако это и не би-боп. Скажем так, это современный джаз, но, возможно, несколько более понятен для людей, которые тянутся к джазовой музыке, но речь бопа кажется им несколько сложной. То есть, видимо, можно сказать, что это новая Лаура Марти, ведь такой музыки я раньше не пела. Конечно, это не есть нечто полностью новое. Мир такой большой, и в нем столько музыкантов, и даже иногда пишутся одинаковые песни в разных уголках мира. Но для меня это новая музыка и шаг вперед.

 

– А как родился этот проект? Был ли это сознательный поиск нового?

– Да. Мы с моим менеджером Владимиром Каминским задумались над тем, чтобы создать что-то непохожее на то, что я делала раньше. Я поехала в Германию на две недели для обучения, и там родилась первая песня. Конечно, я слушала много разной музыки, думала, пыталась услышать то, чего бы мне хотелось.

На Equi Jazz фестивале мы отчасти представляем эту новую программу. Я играю с замечательными музыкантами. Это Наталья Лебедева на клавишных и рояле, музыкант, сотрудничеству с которой я всегда радуюсь. Это Владимир Лихошва на гитаре, Валерий Волков на барабанах и Максим Гладецкий на контрабасе. Вместе Jazz in Kiev Band. Надеюсь, что этот новый проект, который пока носит рабочее название Shine, в конце зимы удастся записать на пластинку.

Также прозвучат мои авторские португальские песни, одна композиция Владимира Каминского в моей аранжировке и с моими словами и композиция Натальи Лебедевой, для которой я тоже написала слова. Будет также песня People, которую мы играли с Міхілом Борстлапом на Альфа Джазе, но уже в другом аранжировке, кстати, Владимира Каминского.

 

Лаура Марти с дизайнером Ольгой Стельмаховою

 

– А в Львове вы будете выполнять эту самую программу?

– Да, но этот концерт будет длиннее. Мы добавим еще одну новую мою композицию и одну совершенно новую композицию Натальи Лебедевой. 6 октября мы снова играем с Вадимом Неселовським. Еще планируем записать альбом с Игорем Закусом Bass Song. И до конца зимы получится три или четыре альбома. Поэтому впереди плодотворные полгода. Так обычно бывает. Долго накапливается материал, а потом появляется возможность все это записать.

 

– На джазовой карте Украины появляется новый фестиваль. И Вы будете выступать на одной сцене с Чиком Корією, Авішаї Коэном, Маркусом Гилмором. Какие мысли, чувства возникают в связи с этим?

– Я отвечу очень коротко. Я счастлива. Больше здесь не о чем говорить. Это для меня большая честь, большая ответственность, большая гордость. Но ничего такого вроде: Вот я выступаю на одной сцене с… Просто есть такое спокойное, тихое счастье и радость, ответственность и благодарность за то, что так случилось.

 

– Вы будете играть во Львове. Давайте про Львов. Что для вас значит это город, в котором Вы часто выступаете? Есть ли у Вас какое-то особое отношение к нему и выступления в нем?

– Есть! Есть! Есть! Львов я очень люблю. Во Львове раньше мы часто выступали. Понятно, не так часто, как в Киеве. Но Львов – второй город после Киева, который всегда нас очень тепло принимает, и часто зовет на концерты. И во Львове мы имеем много хороших друзей, и любимых кафе, где очень вкусная еда. И это тоже не последнее дело, ибо иногда вкусные блюда тоже побуждают к написанию песни.

До Львова мы едем на этот раз к «Лібрарії». Это новый интересный клуб, открывшийся этим летом накануне Альфа Джаз Феста. Его открыл наш дорогой друг, известный ресторатор Вардкес Арзуманян. Фишка этого заведения в том, что здесь большое количество древних и редких книг, которых собирали по всей Европе, а может, и не только. В этом клубе есть рояль, и это очень радостное событие для музыкантов.

 

«Чтобы услышать музыку, сначала нужна тишина»

 

– Вы выполняете много собственной музыки. Расскажите, собственно, как создаются песни?

– Очень по-разному. Иногда у тебя очень хорошее настроение. Внутри все звучит и звучит. Ты приходишь и записываешь это в ноты, или даже уже в дороге записываешь на клочке бумаги. А иногда песня рождается, после того как тебя обидели. И хорошие, и плохие чувства требуют выражения. Но сначала нужно услышать, а потом удается написать. Ты пытаешься заглушить тот шум, что вокруг, войти в себя и как будто выше, туда, к небесам, и услышать это, а потом уже музыка пишется. Чтобы услышать музыку, сначала нужна тишина.

 

– Есть ли среди Ваших песен любимые или такие, которые для Вас особенно ценны?

– Каждая песня любимая, потому что, пока ты ее создаешь, что-то переживаешь. Она для тебя чрезвычайно важна. Ты пишешь ее не просто так, чтобы она была. Ты словно проживаешь целую жизнь. Но в то же время я не принадлежу к числу тех музыкантов, вокалисток – каким это, наверное, больше свойственно – что влюблены в себя и свое творение. То есть, конечно, в процессе создания я очень радуюсь, бесконечно радуюсь, даже выкрикиваю, когда что-то удается: Спасибо, Боженька, что позволил мне так написать! Однако, когда песня написана, можно сказать, уже родилась, понемногу успокаиваешься, начинаешь думать о выполнении. Как сделать так, чтобы слушатель пережил такую же радость.

Песня рождается заново на каждом концерте. Джаз такой, слава Богу! По-новому может звучать мелодия, даже слова могут меняться от концерта к концерту. Но бывает и так, что в процессе репетиций песня звучит не так, как она задумывалась. Что-то не то, и ты испытываешь внутренний конфликт, и приходится – как бы тебе не хотелось ее выполнить – отложить, чтобы вернуться к ней позже.

 

– Первое представление песни, даже нескольких песен, целой программы – это волнующий момент?

– Конечно, волнующий. С одной стороны, это приятно волнующий, а с другой, так сказать, волнующий-волнительный. Приятно, поскольку всегда радуешься новой песни, которую ты создала, которая звучит, которую ты можешь выполнять, дарить людям. И я не из тех музыкантов, которые годами могут выполнять одно и то же и довольствоваться этим. Я очень люблю новое. К сожалению, песни пишутся не так быстро. Концертов всегда больше, и когда ту же песню исполняешь третий раз, я начинаю чувствовать, что мне уже хочется чего-то нового. Хотя, конечно, джаз всегда звучит по-новому благодаря импровизации, новым музыкантам в бенди, которые вместе с тобой играют на следующем концерте. Они привносят свой собственный стиль, и песня звучит по-новому. Я такой человек, что меня всегда привлекает создание чего-то нового.

 

Фото Олега Панова

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика