Новостная лента

Место рождения кн. Ольги. Фальсификация в летописи?

17.09.2015

 

1

 

Ряд косвенных данных позволяют усматривать родину святой княгини Ольги в Плиснеске, величественном городе на границе Волыни и Галичины.

 

Детинец Плиснеска – вероятно, место рождения княгини Ольги (фотография Олега Введенского).

 

Происхождение святой княгини Ольги говорится в нашем древнейшем сохранившемся летописи «Повести временных лет» (далее – ПВЛ), под фиктивной датой 903 года: «Ігореви възрастъшю. и хожаше по Ол[е]зѣ и слу[а]ше его. и приведоша ему жену от Плескова. именемь Ольгу» 1. На основе этой вести в житии святой и в более поздних русских летописях возобладало мнение о ее рождении в північноруському Пскове или в его окрестностях. Однако тождество Плєскова и позднейшего Пскова не является однозначной. Существует ряд косвенных данных, позволяющих видеть родину Ольги-Елены в Плиснеске (Плѣсньск), величественном городе на границе Волыни и Галичины.

 

Прежде всего о самом летопись. По гипотезе известного текстолога Алексея Шахматова, первую редакцию создал в 1110-1112 годах киево-печерский монах Нестор, вторую – игумен Киево-Выдубицкого монастыря Сильвестр в 1116-м, окончательная – была заказана 1118 года в той же обители новґарадським и киевским князем Мстиславом-Гарольдом Владимировичем 2.

 

Уже Алексей Шахматов указал на тенденциозность этой достопримечательности, констатировав, что «рукой летописца управляли политические страсти и мирские интересы» 3. А известный ее исследователь Михаил Прісьолков «просто писал, что летописец – это служитель придворной канцелярии князя, который не останавливается перед тем, чтобы исказить народное предание, переставит события местами, поставит ложную дату, и он недешево продал свое перо» ⁴.

 

В наше время большинство исследователей, признавая ненадежность свидетельств древнейшей части ПВЛ, продолжает безоглядно использовать приведенные в ней сюжеты и даты как достоверные документальные факты. Зато часть историков не видит в ней родниковой уенности, так как современный киевский исследователь Алексей Толочко⁵; российский историограф Іґарь Данилевский поддерживает мнение Прісьолкова об искусственности и малонадійність приведенных там сведений⁶. Они же выступают против использования сведений европейского фольклора для коррекции летописных сообщений и при реконструкции событий истоков Руси.

 

2

 

Сильвестрова редакция была, в частности, создана и для доказательства законности прав Киевского государства на болгарское Нижнее Подував’я, которое Владимир Мономах пытался захватить в 1116 году⁷. Идеологическим обоснованием этой агрессии должна служить задекларированная в памятке искусственная дунайская теория происхождения славян⁸.

 

Зато основная идея редакции Мстислава-Гарольда – доказать ведущую роль північноруських земель, прежде всего Ладоги и Новґарада, в создании Киевской / Русского государства. Воплощалась она с помощью подложных сведений. Поэтому в летописи князья Рюрик и Олег оказался на севере Руси, хоть, как выглядит, они никогда не были на землях угро-финских племен. Известный российский археолог и историк Барис Рыбаков, констатировал, что этот «новгородский князь выдвинул рядом с Киевом Новгород и поставил начало государственности на Руси в связь с приглашением в Новгород норманского конунга. При помощи генеалогических натяжек Игорь стал сыном Рюрика, Олег эго воспитателем, а Аскольд и Дир – воеводами Рюрика и варягами … Англо-саксонской бродячий сюжет о призвании трех королей из-за моря … стал главным сюжетом древней истории Руси. Легенда о Рюрике и его анекдотических братьях оттеснила на второй план легенду о Кие, Щеке и Хорыве» ⁹. Фигурирование в этой подделке трех героев, возможно, было связано еще и с тем, что в начале Х века. до Русской земли входили три скандинавские княжества, известные у арабов как Куявия, Славия и Артания.

 

3

 

Последний редактор летописи довольно ловко переделал важные для его концепции фрагменты древнейшей части ПВЛ, придавая им другой смысл. Напомню, что заключались они полтора века после времен Ольги, то есть, еще свежей была историческая память, игнорировать которую он не мог. Редактор должен был учитывать сильную эпическую традицию, ведь и после него она еще веками сохранялась в виде былин и преданий. Достаточно указать хотя бы на тот факт, что в записанных в XIX ст. былинах говорится, что Илья Муромец – эпический двойник князя Олега – взял в жены дочь придунайского правителя племени сіверів 1⁰.

 

Поскольку летописец забрал князей Рюрика и Олега с юга Руси и искусственно привязал к несуществующему в их времена Новґарада, ему нужно было «обрезать» все показания, которые указывали бы на места реального пребывания и жизни этих правителей. Поэтому в ПВЛ мы не найдем упоминания о военный поход датского правителя Фрисландії Рьоріка на земли древней Украины в 860-х годах, убийство тамошнего правителя, очевидно, Вадимира (известного в Ніконовському летописи как Вадим 11 «Тідріксазі» – как Владимир 12).

 

Не упомянут в ПВЛ и о проживании датчанина Олега на Острове Русов в Низовьях Дуная и соседнем болгарском племени северов, на Галичине и Волыни, сведения о что веками хранила народная память 13.

 

С тех самых причин он же намеренно не причислял к «Русской земле», то есть первичной Руси, Галичину и Волынь (хоть за определенными более древними восточными источниками, они в нее входили). Тем самым летописец фактически утверждал, что эти земли были неруськими / польскими. Такое заблуждение, набрав официозного характера, воцарилась в следующих летописях 1⁴.

 

Ради мифической новґарадської государствообразующей першости летописец вынужден был проигнорировать даже такой важный аргумент в обосновании права Руси на Нижнее Подунавье как законное владение этой землей еще князем Олегом. Он рассказывает лишь о его внука Святослава, который силой отобрал ее у болгар.

 

4

 

Редактор 1018 года, зглядно на летописи и народные предания о началах Руси, пошел путем корректировки соответствующих текстов в двусмысленном духе. Основным средством здесь стала манипуляция похожими по форме или содержанию топонимами, антропонімами. Хорошо об этом методе сказал Владимир Рычка, вспоминая указанную ПВЛ родину княгини Ольги: «В представлении исследователя сразу же всплывает ассоциативный ряд городов с созвучными названиями – русский Псков и Плиска – столица Первого болгарского царства. Думается, что древнекиевский книжник сознательно заложил в летописный текст такую амбивалентность, предоставил своему читателю сделать самостоятельный выбор» 1⁵.

 

 

Два разных города

 

В своей монументальной монографии о родине Владимира Святославовича Юрий Дыба обосновал основания российского Новґарада в 1044 году. Тем самым все ранние упоминания об этом городе в ПВЛ выдуманные или на самом деле касались другого поселения. Исследователь доказал, что Новгородом в Х – начале XI века. называлась волынская княжеская столица, известная впоследствии как Владимир 1⁶. Таким образом выяснилась подмена проновґарадським летописцем событий, связанных с разными городами, схожими по названию.

 

 

Месть Ольги древлянам и північноросійська река Мста

 

В ПВЛ под 947 годом записано: «Идет Олга к Новугороду. и оустави по Мьстѣ. погосты и дань. и по Лузѣ погосты и дань и оброкы. и ловища ея суть по всеи земли. и знамения и мѣста и погосты. и сани ея стоят въ Плєсъковѣ и до сего дни. и по Днѣпру пєревѣсища. и по Дєснѣ. и есть село ея Ольжичи и до сего дни» 1⁷. Вроде все понятно: Ольга идет к Новґараду, и вблизи него на реках Мсти и Лугу устанавливает погосты для сбора дани и оброков.

 

5

 

Проведя тщательный анализ этого упоминания и тогдашней исторической ситуации, Юрий Дыба доказал, что на самом деле в первоначальном летописи или предании речь шла о другом. А именно о том, что после мести древлянам за убийство мужа Игоря Ольга пошла к волынского Новгорода / позднего Владимира, расположенного при реке Луге 1⁸. И здесь, на пересечении трансъевропейских торговых путей из Балтики в Грецию (через Вислу и Буг) и с Булгару в Киев и Регенсбург, она обустроила погосты.

 

Упоминания же о ловища и перевісища, с. Ольжичи вблизи древнего Киева должны были засвидетельствовать факт проведения княгиней не только административных реформ, но и хозяйственных. По мнению редактора ПВЛ, его информация о сане княгини в Плескові / Пскове, имела подтверждать факт ее путешествия на север Руси. И действительно, так эти слова поняли позднейшие летописи и большинство историков.

 

Зато Юрий Дыба видит в них переработанную память о оставленные ритуальные сане «в песке» кургана, где был похоронен князь Игорь 1⁹.

 

Возможна и другая трактовка этого выражения. В древности слово «сань» употреблялось для обозначения змеи. А как теперь установлено, в восточнославянских заговорах достаточно часто царицей змеев выступает Ольга / Елена, то есть наша княгиня 2⁰. Такой необычный титул для нее – дочери датского конунга Олега – правдоподобно, имеет в своей основе скандинавскую традицию о происхождении датчан от небесного / летающего змея 21. В былине про Волха / Вольга Всеславича (эпического двойника реального князя Олега) отцом главного героя был змей; а в ПВЛ змея стала причиной смерти этого правителя 22. «По черногорским представлениям, именно от змея произошла почитавшаяся сербами и черногорцами российская императорская фамилия» 23.

 

Следовательно, в этом случае речь может идти о каких-то символических Ольгиных змеев, на что указывает и «Слово о полку Игореве». В пророческом сне киевского князя Святослава есть такой фрагмент: «… Всю нощь съ вечера босуви врани възграяху, в Плѣсньска на болони, бѣша дебрь[c]ки сани и несоша является къ синему морю»» 2⁴. То есть: «Всю ночь, с вечера боссу (от «бо»с – демон – И.М.) вороны большими стаями летали в Плиснеске на оболони, били змеев в дебрах и несли их к синему морю».

 

6

 

В «Слове» один из главарей кочевников – Гзак или Кончак – фигурирует как «чрьный воронъ, поганый половчине»; они же – «дѣти бѣсови». То есть, во сне віщувалась победа рода половецкого (босових врань) над родом русским (змеями). Автор привязал его к Плиснеска, потому что это была родина «праматери русских князей» Ольги, символическое гнездо, откуда вышли в мир князья.

 

Итак, имеющиеся в ПВЛ слова «сани ея стоят въ Плєсъковѣ и до сего дни» могут представлять собой подредактированный летописцем популярное выражение о аллегорических Ольгиных змеев в Плѣсньску. Таким образом и этот фрагмент текста свидетельствует манипулирования редактором похожими по звучанию или смыслу словами.

 

 

«Ошибка» известного польского историка

 

В ПВЛ князь древлян именуется Малом 2⁵, так же, как дед по матери Владимира Святославовича. Но польскому хроністу Яну Длугошу первый из них известен как Nyszkina, то есть, малый 2⁶. На вероятность именно такого имени в древлянской правителя указывают названия двух волынских сел Низкиничи, то есть собственность какого Низкині или его семьи, и расположенные рядом с ними с. Древині (Drywicze), где также жили какие-то переселенцы-древляне 2⁷. Правдоподобно, замена летописцем антропонима древлянской правителя именем-синонимом преследовала цель подспудно навязать мнение о княжеское происхождение Малуши 2⁸, которая в действительности была дочерью чешского купца.

 

 

Два несуществующих племени

 

Третий редактор ПВЛ придумал племена словен 2⁹ и полян. Первых он изобразил как балканских переселенцев на земли угро-финнов, еще во времена расселения славян. «Словѣне же овны (дунайские – И.М.) пришєдшє и сѣдоша. на Вислѣ. и прозвашеся Ляховѣ. а вот тѣхъ Ляховъ прозвашеся Поляне Ляховѣ. друзии Лютицѣ. инии Мазовшане. а инии Поморяне. тако же и тѣ же Словѣне. пришедше сѣдоша по Днепру. и наркошася Поляне… Словѣне же сѣдоша около озера Илмера. и прозвашеся своимъ именемъ. и сдѣлаша городъ. и нарекоша и Новъгородъ» 3⁰. Однако на самом деле словенами была относительно небольшая группа строителей Новґарада. Она в 1030-х годах перебралась сюда с Волыни / Славия / Словенской земле, откуда и получили свое название. Для доказательства исконной «слов’янськости» чудських земель вокруг Новґарада летописец изобразил их как автохтонное племя.

 

7

 

Населения Киевщины в те давние времена, по мнению Омельяна Прицака 31 (не замеченную исследователями ХХ ст.), называлось лендзянами (название зафиксировано Константином Багрянородным), и происходил этот этноним от слова «ляда» – необработанное поле, целина. Исследователь же сделал вывод, «что как в Польше, так и в Движении существовала двойная название для той самой племенной группы: ее члены называли себя полянами, а их соседи обрисовывали их как *lędĕn — и производными названиями от того имени» 32. Некоторые историки в этом увидели даже элемент унижения. За Алексеем Щавелєвим «поляне днепровские, так же как и поляне польские, себя называли *pol’ane, а их соседи звали их со специфическим уничижительным намеком *lędjane» 33. Ему вторил Алексей Толочко: «создается впечатление, что – в контраст со словенами – поляне прозвались» не своим, а чужим именем» 3⁴. Исследователь высказал обоснованное утверждение об искусственности названия «поляны» 3⁵.

 

На мой взгляд, летописец позаимствовал этноним поляне от неназванных им придунайских северян, правитель которых в восточнославянском эпосе именуется полянином, его дочь – поляницей (в реальности жена конунга Олега). В том регионе и в настоящее время проживает болгарский этнографическая группа полянців 3⁶.

 

Правдоподобно, что к созданию этнонима «поляне» привел и армянский эпос. Созвучен с полянами край Палунік упомянуто в прототипе киевского передачи о Кия, Щека и Хорива, то есть армянской легенде о трех братьях-основателях, которые назывались Куар, Мелтес и Хор. Присутствует она в компиляции Х века «История Тарона», древнейшие списки которой родом из XIII века. Здесь «Куар построил свою деревню и назвал своим именем Куар (это реальное село располагалось, как и Киев, на переправе – И.М.). И Мелтес построил на той же равнине поселение и назвал Мелті. А младший пошел в округ Палунік, построил свою деревню и назвал Хореанс» 3⁷.

 

Считается, что легенда попала к Русской земле через армянских купцов с Кавказа, которые торговали с Киевом в Х ст., или же через их тамошнюю колонию (зафиксирована в Киеве в конце XI века) 3⁸. На мой взгляд, был еще другой путь, юго-западный, через армян-павлокіан, поселенных 970 года в Філіпополі (современном Пловдиве), вблизи региона упомянутых придунайских си-

 

8

 

верян. Они не только оказали значительное влияние на болгарских еретиков богомилів, но и часть из них могла мигрировать вместе с балканцами в Русь 3⁹.

 

 

 

 

К слову, в связи с этнонимом лендзяни / *лядани стоит название эпического города Леденця, название которому, очевидно, оказали переселенцы-лендзяни. Есть основание усматривать в нем Переяславец, столицу Святослава на захваченных им болгарских землях (находился возле современного румынского села Нуферу⁴⁰). Ведь в итальянских портоланах на его месте отмечено несколько искаженный топоним Lodonauici ⁴1.

 

Что же касается соседнего с Киевом колена северян, то несмотря на сходство названия с придунайскими северами исследователи говорят об их общем происхождении, разъединение и миграцию в VII веке с земель древней Украины на Балканы или же наоборот, из Придунавья до Приднепровья ⁴2. Но не исключено, что процесс этот произошел в конце IX–Х в. когда на Волынь прибыло значительное количество болгарских переселенцев ⁴3. Часть из них могла осесть и на левобережье Днепра, перенеся сюда свою племенную название.

 

 

Год 981–ый

 

Под этой датой в ПВЛ видим подмену чешского социального термина «лех» на близкий по звучанию этноним «лях» / поляк. Так вот, тогда записано, что “идет Володимирь. к Ляхомъ. и зая грады ихъ. Пєремышль. Июнь. и ины городы, иже суть и до сего дне подъ Руссью” ⁴⁴.

 

Но предельные земли с ними от заката земли в то время принадлежали Чехии, и тогда не было ни одного военного похода, да еще и осуществленного князем Владимиром. Как отметил еще в 1907 году Михаил Грушевский, это упоминание, отредактирована в конце XIX века на основании связанных с украинско-польской борьбой за эту территорию более поздних событий, стилистически и логически близка к записям 1018 и 1032 лет⁴⁵. Так, за первым, польский князь Болеслав Храбрый, убегая из-под Киева, “грады Червѣнскыя зая собѣ и приде в свою землю” ⁴⁶. За вторым, Ярослав и Мстислав Владимировичи “собраста воя многы. и идоста на Ляхы. и заяста градъ Червенъскыя опять и повоєвоста Лядъскую землю” ⁴⁷.

 

9

 

Наш историк напомнил высказанное еще в 1848 году утверждение Францишка Палацкого⁴⁸, что упомянутые земли не могли тогда принадлежать Польше, потому что в то время даже Краківщина находилась в составе Чешского государства (до 999 г. – И.М.). Михаил Грушевский подметил, что поход 981 года не фигурирует в древнейшем житии святого и «Памяти и похвале князю Рускому Владимиру Иакова Мниха» ⁴⁹. То есть, если бы такая военная победа действительно была, ее бы непременно упомянули глорифікатори киевского правителя.

 

Важным для понимания этого фрагмента нашего летописи есть высказанное в 1965 году известным польским исследователем Стефаном Кучинским текстологическое наблюдение, что Владимир шел не “на ляхов”, а “до ляхов” (“к Ляхомъ”). В древнейшей части ПВЛ выражение “идти на” однозначно выражал боевые действия со страной, племенем, городом, противником, а словосочетание “идти к (к)” мало немілітарний характер⁵⁰.

 

Другие аргументы в пользу фіктивности похода 981 г. присутствуют в моей гипотезе о женщине князя Владимира Святославовича ⁵1 и в книге Юрия Дыбы о роли волынского Новгороду и административную реформу княгини Ольги на Побужье.

 

Василий Татіщєв в каком-то из несохранившихся списков ПВЛ обнаружил имя одного из двух упомянутых анонимно в ПВЛ женщин князя – чехинь. Звали ее Адиль. Зато, по чешским источникам, именно в 981 году умер чешский чиновник / лех Славнік, столицей которого был город Лібіце. Его вдова называлась Стржежислава-Adilburc / Adilea († 987). Очевидно, в трех разных источниках говорится об одном человеке, ибо имя ее там пишется одинаково оригинально, через букву “и”, а не как правильно через «е» (от немецкого – Adel). То есть, речь идет об одном человеке.

 

С другой стороны было известно, что матерью Владимира была Малуша, сестра Добрыни и дочка Мала Любечанина, «знатного гостя», то есть богатого иностранного купца. А вторым по значению городом во владении правителя Лібіц (Lubic) Славніка был Малин, богатый залежами серебра. Судя из топонима, он принадлежал какому-то Малую, правдоподобно, дед Владимира.

 

10

 

По летописи, дядькой и воспитателем Владимира Святославовича был Добрыня Малович. Он, в частности, в одной биліні выступает как сват племянника ⁵2, который привел ему дочь «короля да лёховинского» ⁵3. Такая форма прилагательного стоит ближе к термину «лех», чем к традиционному русскому этнонима «лях».

 

Утверждению о владении ляхами / поляками этими землями до 981 года противоречат и достоверная восточная упоминание 920-х гг. о трех центрах русов: Куявию / Киевщину, Славию, которую Юрий Дыба атрибутував как Волынь⁵⁴, и Артанию, которую я отождествил с Галичиной⁵⁵. За это же говорят основные вехи реконструированного жизнеописания князя Олега, то есть, бракосочетания в начале Х века с дочкой нижньодунайського болгарского правителя Будимира, господство на Галичине и Волыни («Ольванг» восточных авторов), захват власти в Киеве⁵⁶.

 

Теперь становится понятным, почему в ПВЛ отсутствуют или перенесены» на север Руси сведения о Волынь и Галичину ІХ–Х веков. Летописец не мог наводить такие данные, потому что придумал присоединения этих земель к Киевской державы в 981 году, то есть, до этой даты они не были «русскими». Такая фальсификация ему нужна была, чтобы забрать реальную историю князя Олега на Подунавье, Галичине и Волыни (о чем была сильна эпическая традиция), к несуществующему на рубеже ІХ–Х веков Новґарада.

 

Насколько достоверна летописная дата 981 год? Как доказал Виктор Лушин⁵⁷, в древнейшей части ПВЛ большинство дат придумана. В частности, редактор при хронологизация событий применял искусственные циклы в 24 и 33 года, «десятикратный» принцип подделки дат похожих событий. Поэтому историк отметил, что «поход на ляхов Ярослава и Мстислава Владимировичей (1031) случился через 50 лет после войны с тем же противником их отца (981)» ⁵⁸. Но реальность верхней даты в ПВЛ подтверждает тот факт (не известен летописцу), что именно 2 сентября того года умер правитель Галиции, венгерский принц, dux Ruzzorum Эмерик⁵⁹. Редактор или использовано им источник (древнейшая летопись, эпическая традиция) резонно связывали возвращение земель со смертями их правителей: Волыни – Болеслава Храброго († 1025), Галичины – венгерского королевича Эмерика.

 

11

 

Как свидетельствует это исследование, достоверная и нижняя дата – 981 год, то есть, летописец ее не викомбінував. Другое дело, что здесь присутствует реальная «десятикратність» интервала могла послужить ему примером для хронологизация других похожих событий⁶⁰.

 

К слову, отрицание реальности владения Польшей до 981 года Галичиной и Волынью имеет значительный политический аспект. Ведь еще и ныне польские реваншисты пытаются доказывать этой летописной подделкой свое право государства на западноукраинские земли.

 

 

Вывод

 

Приведенные примеры умышленного редактирования проновґарадським летописцем похожих по звучанию и смыслу топонимов, этнонимов и имен дают основание высказать предположение о подмене им названия Плѣсньск на Плесков с целью переместить родину княгини Ольги с просторов древней Волыни / Славии на земле Псковщини.

 

Мою гипотезу подтверждают и данные археологии. Российские исследователи широко датируют нижнюю границу возникновения на месте угро-финского села города Пскова – от Х века и до начала XI-го. Причиной этого, очевидно, является летописное упоминание (фиктивная) о пребывании там Ольги уже в 903 году. Опубликованные археологические материалы скорее говорят о началах урбанизации этого поселения лишь в конце Х века. Рядом с кривичами / славянами в нем проживали тогда и скандинавы ⁶1.

 

За вікіпедійною статье «Пліснеський археологический комплекс», интересный для нас период представлен здесь культовым центром (сер. – кин. VII – кин. X ст.; площадью 0,3 га) и городищем ІХ–Х века. По своим размерам Плиснеск, который в конце Х века. достигал 450 га, был одним из больших европейских городов ⁶2. По гипотезе Михаила Филипчука, город был уничтожен во время похода Владимира Святославича на хорватов в 992 году. Но Плиснеск мог погибнуть и во время одного из нападений Мешко И на Волынь, о которых узнаем от.Татіщєва: «воеводы Владимиры двакратъ победиша ихъ, но онъ (Мешко. – И.М.) не престая воюя земли даже до Горыни» ⁶3.

 

12

 

Концом Х – первой половиной ХІ века датирует обнаруженные здесь подкурганные погребения польский исследователь Радослав Лівох⁶⁴, которые, вероятно, принадлежат варягам.

 

Ярослав Пастернак 1940 года в первой слое детинца обнаружил уникальную для наших просторов ліпну керамику конца IX – первой половины Х века. полабців вільців / лютичів⁶⁵. Уникальная для древней Украины и тамошняя семивальна оборонительная система, построенная на образец оборонительных сооружений этого же племени (много валов, каменная кладка в конструкции и личковання каменными плитами); характерные для него размещение в культовом центре тел врагов. Поэтому не случайно наш летописец называет лютичів среди ляських племен (рядом с полянами, мазовшанами и поморяне) ⁶⁶.

 

Появление западнославянской полабської керамики объясняет «Тідріксага» (бл. 1250 г.). В ней рассказывается, что «Илья из Греции» (то есть, наш князь Олег) имел родного брата, который правил в полабському племени вільців⁶⁷. Он же, правдоподобно, сначала жил при нем и впоследствии какую-то группу сыновей брата подданных забрал с собой на Волынь.

 

Вид Плиснеского городища с семью валами.

 

13

 

Эти данные, название соседнего с Пліснеськом Олеська, которая происходит от имени Олег, ряд оригинальных пліснеських легенд о киевской царицу / княгиню Ольгу / Елену, намек в «Слове о полку Игореве» на Плиснеск дает право говорить о происхождении нашей правительницы с этого огорода⁶⁸. А это в свою очередь свидетельствует о намеренную подмену проновґарадським редактором ПВЛ места рождения княгини Ольги Олеговны с Плесньска на Плєсков, то есть, российский Псков.

 

© Игорь Мицко

17 июля 2016 года

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Полное собрание русских летописей. – С.-Петербург, 1908. – Т.2. – Ствп.20-21. В древних текстах храню букву ѣ, которая украинцами читается как «и», русскими – «е». Недействительные древние буквы заменяю современными, выносные – возвращаю в строку, пропущенные – восстанавливаю в квадратных скобках.

2 Приселков М.Д. История русского летописания XI–XV вв. – C.-Петербург, 1996. – С.82, 84.

3 Шахматов А.А. Повесть временных лет. Петроград, 1916. – Т. 1. – С. XVI.

⁴ Данилевский И. Почему «Повесть временных лет. – ненадежный исторический источник»? Москва, 2015. – [Электронный ресурс]

⁵ Толочко А. Очерки начальной Руси. – Киев, С.-Петербург, 2015.

⁶ Данилевский И. Почему «Повесть временных лет» — ненадежный исторический источник»? Москва, 2015. – [Электронный ресурс]. Его же. Повесть временных лет: герменевтические основы источниковедения летописных текстов. – Москва, 2004.

⁷ Толочко А. Очерки… – С. 55.

⁸ Мицко И. Новые монографии про древнюю Украину. – Львов, 2015 – [Электронный ресурс]

 

14

 

⁹ Рыбаков Б.А. Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи. – Москва, 1963. – С.298.

1⁰ Мицко И. Болгарское корни Владимира Святославовича. – Львов, 2015. – С. 5-17. – [Электронный ресурс]

11 Года 864-го «оскорбишася Новгородци, глаголюще: «яко быти намъ рабомъ, и много зла всячески пострадать отъ Рюрика и от рода его… Того же лѣта уби Рюрикъ Вадима храбраго, и иныхъ многихъ изби Новогородцевъ съвѣтниковъ эго» (Полное собрание. – С-Петербург, 1862. – Т. 9. – С. 9).

12 Мицко И. Генеалогическое дерево наших древнейших правителей // Збруч. – Львов, 2015. – С. 9-12. – [Электронный ресурс]

13 Мицко И. Болгарское корни…

1⁴ Полное собрание… – Ленинград, 1927. – Т. 1. – Ствп. 311-1144 г., ствп. 338-1152 г., ствп. 417-1202 г.; Там же. – С.-Петербург, 1908 . – Т. 2. – Ствп. 315-1144 г., ствп.455, 461 – 1152 год.

1⁵ Рычка В. М. Была ли святая равноапостольная княгиня Ольга уроженкой Пскова (Источниковедческий этюд) // Псков в российской и европейской истории (К 1100-летию летописного упоминания). – Москва, 2003. – Т. 1. – С. 118.

1⁶ Дыба Ю. Родина святого Владимира. Волынская земля в событиях Х века. (Междисциплинарные очерки ранней истории Руси-Украины). – Львов, 2014. – С. 208-305. – [Электронный ресурс]

1⁷ Полное собрание… – Т. 2. – Ствп. 48-49.

1⁸ Дыба Ю. Родина… – С. 129-181.

1⁹ Там же. – С. 183-207.

2⁰ Мицко И. Пліснеський сюжет «Слова о полку Игореве» // Четвертые «Ольгины чтения» Плиснеск. 16 мая 2009 года. – Львов, 2010. – С. 26-34.

21 Там же. – С. 27.

22 Там же. – С. 26.

 

15

 

23 Слащев В.В. Змей // Славянская мифология. Энциклопедический словарь. – Москва, 1995. – С. 197.

2⁴ Ироическая пѣснь о походѣ на половцовь… Игоря Святославовича. – Москва, 1800. – С. 25-26. Реконструкцию соответствующего фрагмента даю за.Перетцем: Слово о полку Игореве. Памятник феодальной Украины-Руси XII века / Вступление, комментарий.Перетца. – Киев, 1926 // Украинская академия наук. Сборник историко-филологического отдела. – №33. – С. 111, 251-254.

2⁵ Полное собрание… – Т. 2. – Ствп. 43-44.

2⁶ Joannis Dlugossii Senioris Canonici Cracoviensis Opera omnia. – T. 10. – Historiae Polonicae libri 12. – T. 1. – Cracoviae, 1873. – P. 63.

2⁷ Дыба Ю. Родина… – С.60-61.

2⁸ Взгляд Юрия на Дыбы возникновения имени Нискеня см.: Дыба Ю. Родина… – С. 54-60.

2⁹ Толочко А. Очерки начальной Руси. – Киев, С.-Петербург, 2015. – С.82-85; Мицко И. Легендарное племя словен // Збруч. – Львов, 2016 [Электронный ресурс]

3⁰ Полное собрание русских летописей. – С.-Петербург, 1908. – Т. 2. – Ствп. 5 «Полями же прозвашеся. занеже в полѣ сѣдяху» (Там же. – Ствп. 20).

31 Прицак Е. Lenze-nin Константина Порфирородного // Сборник в честь проф. д-а Юрия Шевелева. Symbolae et honorem Georgii Y. Shevelov. – Украинский свободный университет. Научный сборник. – Мюнхен, 1971. – Т. 7. – С. 351-359.

32 Там же. – С. 355.

33 Щавелев А.С. Еще раз об идентификации и локализации славянского «племени» λενζανῆνοι / λενζενίνοι / *lędjane // VI Международный Византийский семинар ΧΕΡΣΩΝΟΣ ΘΕΜΑΤΑ: Империя и полис. Севастополь, 2-6 июня 2014 г. Тезисы докладов и сообщений. – Севастополь, 2014. – C. 49. Последние Пшемыслав Урбаньчик высказал гипотезу об искусственном создании ок.1000 г. польского этнонима поляне (Urbańczyk P. Trudne początki Polski. – Вроцлав, 2008. – S. 359-360).

 

16

 

3⁴ Толочко А. Очерки… – С. 83 См. еще: Щавелев А.С. Славянские «племена» Восточной Европы Х – первой половины ХІ века: автентификация, локализация и хронология // Studia Slavica et Balcanica Petropolitanum. – С.-Петербург, 2015. – №2. – Июль–декабрь. – С. 110-113.

3⁵ Толочко А. Очерки… – С. 82-85.

3⁶ Мицко И. Болгарское корни Владимира Святославовича // Збруч. – Львов, 2015. – С. 16-17. [Электронный ресурс] . Фетисов А.А., Щавелев А.С. «Племя» полян по летописным известиям и данным археологии // История и практика археологических исследований. – С.-Петербург, 2008. – С. 369-373. Скиба В.М. Две легенды об основании Киева (к вопросу об участии хазар в основании Киева) // История и археология: материалы международый научной конференции. – С.-Петербург, 2012 г. Ноябрь – С.-Петербург, 2012. – С. 59-62.

3⁷ Арутюнова-Фиданян В.А., Щавелев А.С. Очерк истории изучения легенд об основаниях городов в древнерусской «Повести временных лет» и армянской «Истории Тарона: Кий и Куар // Древнейшие государства Восточной Европы. 2011. Устная традиция в письменных текстах. – Москва, 2013. – С.27; Отдельного исследования требует вопрос схожости имен героев этого эпоса Ваан и Смбат (Арутюнова-Фиданян В.А. Время компилятора // Древнейшие государства Восточной Европы. 2006. Пространство и время в средневековых текстах. – Москва, 2010. – С. 316) с зафиксированным в восточных источниках городом Вантіт и упомянутой Константином Багрянородным киевской крепости Самбатас.

3⁸ Яйленко В.П. Киевская легенда о Кие, Щеке и Хорыве как результат полемики Киева и Новгорода и влияние на нее таронского предания в Куяре, Мелтее и Хореане // Историко-филологический журнал АН Армении. – Ереван, 1988. – №4 (123). – С. 178-179.

3⁹ Косвенно на это указывает т. зв. новґарадська цера с павлокіанськими материалами (Зализняк А.А. Проблемы изучения Новгородского кодекса XI века, найденного в 2000 г. // Славянское языкознание. XIII Международный съезд славистов. Любляна, 2003 г. Доклады российской делегации. – Москва, 2003. – С.207).

 

17

 

⁴⁰ Коновалова И.Г., Перхавко В.Бы. Древняя Русь и Нижнее Подунавье. – Москва, 2000. – С. 53-69, 203.

⁴1 Гордеев А.Ю. Топонимия побережья Черного и Азовского морей на картах-портоланах XIV–XVII веков. – Киев, 2014. – C. 266. Менее вероятно, что здесь говорится о господствующем группу среди варягов – Forsderen Liudi, лудана – упомянутую в соответствии Географа Баварского (860-е гг.) и Ал-Масуди (940-е гг.) (Войтович Л. «Баварский географ»: Проблемы идентификации славянских племен // Третьи «Ольгины чтения». Плиснеск 31 мая 2008 года. – Львів, 2009. – С. 4; Древняя Русь в свете зарубежных источников: Хрестоматия. Восточные источники / Составители Т.М.Калинина, И.В.Коновалова, В.Я.Петрухин. – Москва, 2009. – Т. 3. – С. 114).

⁴2 Мавродин В.В. Очерки истории Левобережной Украины (с древнейших времен до второй половины XIV) . – С.-Петербург, 2002. – С. 68. См. еще: Поляков А.Н. В граде Игореве. Новгород-Северский в конце Х – начале ХІІІ веков. – С.-Петербург, 2001. – С. 95-98; Щавелев А.С. Славянские «племена» Восточной Европы Х – первой половины ХІ века: автентификация, локализация и хронология // Studia Slavica et Balcanica Petropolitanum. – С.-Петербург, 2015. – №2. – Июль-декабрь. – С. 105, 107, 115-116.

⁴3 Дыба Ю. Родина… – С. 312-318, 324-335; Мицко И. Болгарское корни… [Электронный ресурс]

⁴⁴ Полное собрание… – Т. 2. – Ствп. 69.

⁴⁵ Грушевский М. История Украины-Руси. – Киев, 1991. – Т. 1. – С. 488-492.

⁴⁶ Полное собрание… – Ствп. 131.

⁴⁷ Там же. – Ствп. 137.

⁴⁸ Palacký Fr. Dějiny národu českego v Čechach a na Moravĕ, dle původnich pramenů. – Praha, 1848. – Dil 1. – Čast 1. – S. 260-261.

⁴⁹ См.: Зимин А.А. Память и похвала Иакова Мниха и Житие князя Владимира по древнейшему списку // Краткие сообщения Института славяноведения АН СССР. – Москва, 1963. – Вып. 37. – С. 71.

⁵⁰ Kuczyński S. O wyprawie Włodziemierza I ku lachom na podstawie wzmianki z r. 981 w Opowieści lat doczesnych // Kuczyński S. Studja z dziejow Europy Wschodniej X–XVII w. – Warszawa, 1965. – S. 60-61.

 

18

 

⁵1 Мицко И. Украинско-чешские связи и история Подгорье Х–ХІ века // Пятые Ольгины чтения. Плиснеск, 7 мая 2010 г. – Львів, 2011. – С. 67-68.

⁵2 Грушевский М. История украинской литературы. – Киев, 1994. – Т. 4. – Кн. 1. – С. 100-101; Онежские былины, записанные Александром Федоровичем Гильфердингом летом 1871 года. – С.-Петербург, 1873. – Ствп. 671-676; Беломорские былины, записанные А.Марковым. – Москва, 1901. – С. 391, 393, 395.

⁵3 Беломорские былины, записанные А.Марковым. – Москва, 1901. – С. 391, 393, 395. В ее переделках, где главным героем выступает уже богатырь Дунай, речь идет о дочери «во Цяхови (то есть в Чехии – И.М.), во Ляхови до того ли короля Ляховинського» (Добрыня Никитич и Алеша Попович / Издание подготовили Ю.Ы.Смирнов и В.Г.Смолицкий. – Москва, 1974. – С. 129, 122, 123, 124, 126, 135, 136, 145). Реальный деятель воевода Дунай попал к новых вариантов былины случайно, правдоподобно через схожие факты биографии – он водил на поляков войско волынского князя Владимира Васильковича и был 1287 года послом от него же до польского князя Конрада. За билиною, когда Дунай служил у польского короля (Миллер В.В. Очерки русской народной словесности. Былины. – Москва, 1897. – Вып. I–XVI. – С. 131-142).

⁵⁴ Дыба Ю., Мицко И. Несуществующий поход 981 г. князя Владимира на ляхов / Старый Луцк. – Луцк, 2015. – Вып. 11. – С. 33.

⁵⁵ Мицко И. Болгарское корни Владимира Святославовича. – Львов, 2015. – С. 6-19 – [Электронный ресурс]. Мицко И. О болгарское происхождение. – С. 12. Артания идентична скандинавской Ґардаріці.

⁵⁶ Мыцько И. Датское происхождение князя Олега // Международная интернет-конференция «Скандинавские чтения 2010». – С.-Петербург, 15.09 – 1.10.2010. – [Электронный ресурс]

⁵⁷ Лушин В.Г. Некоторые особенности хронологической сегментации ранних известий Повести временных лет // Историко-археологические записки. – Зимовники, 2010. – С. 22-32; Его же. Симметричность летописных дат IX – начала XI вв. – Там же. – С. 33-38; Его же. 882-862-852. – Там же. – С. 39-44.

 

19

 

⁵⁸ Лушин В. Некоторые особенности… – C. 26.

⁵⁹ Дыба Ю. Венгерские факторы на политической и культурной карте Центральной Европы X–XI вв. // Украино-венгерские этюды. – Львов, 2010. – Вып. 1. – С. 43-60.

⁶⁰ По нашим летописям, походу «на ляхов» 1031 году предшествовали такие события предыдущего года, как смерть Болеслава Храброго и возвращения Ярославом Мудрым волынского Бэлза. Имеющиеся в ПВЛ известия о эти две военные экспедиции уникальны. Но на самом деле польский король умер в 1025 году. Только после этого Ярослав уже мог осуществить свой поход на Белз. Замирившись с братом Мстиславом (по ПВЛ – в 1026 году), они вместе отвоевали остальных захваченных земель (Полное собрание русских летописей. – С.-Петербург, 1908. – Т. 2. – Ствп. 137).

⁶1 Малышева М.М. Древний некрополь Пскова X – начала XI в. (Основные итоги исследования) // Псков в российской и европейской истории (К 1100-летию летописного упоминания). – Москва, 2003. – Т. 1. – С. 103-111; Белецкий С.В. Когда возник Псков? // Там же. – С. 11-117.

⁶2 uk.wikipedia.org/wiki/Пліснеський_археологічний_комплекс[Электронный ресурс]

⁶3 Татищев В. История Российская… – 1768. – Кн. 1. – Ч. 1. – С. 38.

⁶⁴ Ливох Г. Большие курганы летописного Плеснеска // Славяно-русское ювелирное дело и его истоки. – С.-Петербург, 2010. – С.486-492.

⁶⁵ Пастернак Я. Летописный город Плиснеск и проблема варягов в Галичине // Научный сборник Украинского свободного университета. – Мюнхен, 1948. – С. 146-147.

⁶⁶ Полное собрание… – С.-Петербург, 1908. – Т. 2. – Ствп.5.

⁶⁷ Мицко И. Генеалогическое дерево наших древнейших правителей. – Львов, 2015. – С. 6-7. – [Электронный ресурс]

 

20

 

⁶⁸ Мицко И. Плиснеск – родина княгини Ольги // Конференция «Ольгины чтения». Плиснеск. 10 октября 2005 года. – Львов, 2006. – С. 61-81; Его же. Родословная княгини Ольги по европейским эпосом // Вторые «Ольгины чтения». Плиснеск–Львов. 14-15 июня 2007 года. – Львов, 2007. – С. 18-34; Его же. Святая Ольга в эпосе Украины // Третьи «Ольгины чтения». – Плиснеск, 31 мая 2008 года. – Львів, 2009. – С. 27-39; Его же. Венгерские сюжеты в биографии княгини Ольги // Украино-венгерские этюды. – Львов, 2010. – Вып. 1. – С. 28-42; Его же. Пліснеський сюжет «Слова о полку Игореве» // Четвертые «Ольгины чтения». Плиснеск, 16 мая 2009 года. – Львов, 2010. – С. 26-34; Его же. К истории распространения в Европе преданий о княгине Ольге // Пятые «Ольгины чтения». Плиснеск. 7 мая 2010 года. – Львов, Броды, 2011. – С. 3-12; Его же. Волынский Олесько: этимология названия и времени основания / Старый Луцк. – Луцк, 2012. – Вып. 8. – С. 16-25; Его же. Мужчины княгини Ольги Олеговны // Прошлое и современное Волыни и Полесья. Христианство в истории и культуре Владимира-Волынского и волынской области. – Луцьк, 2013. – Вып. 47. – С. 227-235; Его же. Древнейшее житие святой Ольги // Збруч. – Львов, 2014. – [Электронный ресурс]; Его же. Генеалогическое дерево наших древнейших правителей // Збруч.-Львов, 2015 . – [Электронный ресурс]; Его же. Болгарское корни Владимира Святославовича // Збруч. – Львов, 2015. – [Электронный ресурс]

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика