Новостная лента

Миграция в Венеции

30.05.2016

С середины мая Венеция начинает жить насыщенной туристической жизнью. Разнообразные аттракционы, карнавалы, биеннале, фестивали на все вкусы и кошельки. Нынешнее биеннале-старейшая художественная выставка мира, традиционно сопровождается многими параллельными или независимыми программами. Они органично перетекают друг в друга, продолжая и дополняя непрерывный праздник жизни, которым живет город в летний сезон. Среди остальных международная выставка «Персональные структуры: Открытые границы» интересна для нас тем, что в этом году единственный, кто представлял Украину (из более двух сотен участников проекта), был житель ивано-франковска Ростислав Котерлин с проектом «Мигрирующая душа».

 

 

Чтобы ехать в Венецию (!) с масками, нужно иметь на то особые причины. Ведь город переполнен киосками и магазинчиками с традиционной венецианской карнавальной продукцией. Любой – веселой, страшной, сказочной. Но сейчас речь идет о художественный проект. Еще в 2009 специально для львовского Недели актуального искусства Котрелін подготовил перформанс «Плач». Художник непосредственно перед публикой рисовал углем на бумаге рисунки-парафразы известных работ Малевича, Ван Гога, Бойса, Дюшана, Пикассо, Уорхола, поочередно сжигал эти рисунки, а потом втирал остатки пепла в собственные руки, виски, участки тела вокруг сердца, солнечного сплетения и т.п. В момент, когда уставшая монотонным действом сеанса рисования публика начала расслабляться, из разных углов зала неожиданно прорезались причитания девушек-плакальщиц в платках (одна в шляпе) и упомянутых только масках на лицах. Девушки ходили и громко завывали вокруг, оплакивая память, пока автор отмывался от пепла, будто очищаясь от достояние прошлого, для создания теперь.

 

 

«Просматривая в одном из старых номеров «Декоративного искусства» фотопортреты известных художников авторства Эдди Наварры, я заметил одну важную вещь. Несмотря на антропологические различия черт, индивидуальность и неповторимость характеров, лицо Бойса, Уорхола, Пикассо, Мура, Де Кунинга, многих других ярко выражали определенное сходство, родство. Это можно было бы объяснить тем, что фото сделаны рукой одного автора. Но та роковая родство присутствует также в портретах этих художников, сделанных другими фотографами. Несмотря на внешнюю непохожесть, их лица одинаково сосредоточены, они выражают какой-то особый, исключительно глубокий, таинственный жизненный намерение», – вспоминает Г. Котерлин.

 

На открытии выставки в Татарове

 

Перформанс состоялся, маски остались, поэтому реализация базовой идеи нашла продолжение в их демонстрации в роли самостоятельных артефактов. Оформленные в черные фанерные боксы, маски начали путешествовать выставками. «M ∞ PSYCHE» в «Я Галерее» и «Независимые» в Мыстецком арсенале в Киеве (2011), «Домашний просмотр» в ЦСИ в Ивано-Франковске (2014), «Чеч. Индивидуальная артикуляция» в Татарове (2017), откуда отправились в Венецию. Ибо в конце прошлого года Ивано-Франковский ЦСМ получил приглашение к участию в международном проекте «Personal structures: Open border», куда и было решено делегировать проект Ростислава Котерлина.

 

Масштабная выставка, которая экспонируется до конца ноября в трех palazzo и на территории двух парков, содержит произведения более 200 художников, в том числе таких звезд как Nobuyoshi Araki, Joseph Koshuth, Jeff Koons, Herman Nitsch, артефактами преодолевает коммуникационные границы. И это только небольшая доля того, что можно увидеть сегодня в Венеции.

 

В мире нет ничего «совсем нового», все рожденные частицы жизни родственны между собой, рассуждал Пифагор-мистик примерно в середине 500-тых годов в Г.Х.. Как исповедник культа Орфея он верил, что человеческая душа бессмертна и перевоплощается в бесконечных круговертях жизненных циклов. Это учение имело название «метемпсихоз» (с греческого – переселение душ). Пифагору также приписывают идею разделения людей на три категории. К низшей относятся те, которые приходят в этот мир покупать и продавать. Чуть выше те, что пришли соревноваться, а самое высокое те, кто приходит просто смотреть.

 

 

Маска находится в черной коробке, глазными провалами молча спрашивает того, кто ее созерцает, что-то значимое и непознанное. Кроме семи масок, в экспозиции представлено семь ч/б постановочных фото. В процессе трансформации масок от реквизита для перформанса в выставочных объектов созрела идея сделать фотосессию с ивано-франковскими художниками, которые перевоплощались в роли звезд искусства, позируя в соответствующем антураже в масках. Ярослав Яновский был Ван Гогом, Мирослав Яремак – Казимиром Малевичем, Ростислав Шпук – Марсель Дюшана, Анатолий Звижинский – Пабло Пикассо, Кардаш Назар –Александром Архипенко, Ростислав Котерлин – Йозефом Бойсом, Евгений Самборский – Энди Уорхолом. Фотографии в масках перемещают внимание зрителя в сферу игры, манипуляций, смещение акцентов. От театральной застылости к фокусированию движения. Сюжеты на фото перемещают внимание зрителя к историческим фигурам, к антуражей, с которыми ассоциируются выдающиеся имена, к предметной среды в котором жил тот или иной художник.

 

«В молодые годы мифы Ван Гога, Малевича, Дюшана, Пикассо, Бойса, Уорхола, Архипенко зажигали во мне энергию дальнейшего движения в искусстве. Я всматривался в их работы, вчитывался в концепты, учился, позже критически переоценивал много вещей и снова учился. Сегодня для меня важно не столько созданное ими, сколько непосредственно человеческая природа этих фигур. Значительно важнее черты лица этих художников, проявление их характеров в окружении публики, перенос их жизненной философии, поступков в современное измерение. Вглядываясь в их лица,понимаешь, что эти люди сполна выплакали наш мир. Они оплакивали не только своих современников, но и нас и следующие поколения рода человеческого. Этого никто мог и не знать, об этом никто мог и не догадываться, но для них это необходимо должно произойти, чтобы получить право видеть ясно. Чистый, надежный взгляд в бесконечность», – написал Котерлин в экспликации к выставке.

 

 

Сделанные из папье-маше маски умышленно лишены излишней детализации и фактурно выглядят несколько грубо. Но художник не преследовал фотографически точной передачи образов, хотя все персонажи угадываются (особенно Воргол). В Венеции было решено выставить их без подписей. Монотонная монолитность создает уверенность и отстраненность. Очень часто у этих работ у зрителей возникает желание фотографироваться, сделать селфі, сопоставить себя с художественными образами, с выдумкой, с фантазиями художника. В них есть что-то магнетическое, завораживающее. С другой стороны – это своеобразное исследование времени, анализ его текучести, где фото становится попыткой имитации действительности, превращается в поэтическое обращение.

 

Видимо не зря эта серия работ продолжает путешествовать по миру – так и задумывалась их судьба. Венеция, город карнавалов, фестивалей, биеннале, город постоянного праздника и бойкой торговли тепло и радушно приняла «странствующие души» художников. Однозначно, на этом их приключения не закончатся. Выставка продлится до конца ноября, а те, кто не сможет побывать в Венеции, оценят ее размах за роскошно изданным каталогом почти на 600 страниц. Кого же заинтересует творчество Г.Котерлина, смогут увидеть его работы в июне на «Show promise» от 13 июня во Львове, с 14 июня – на «ПОРТОФРАНКО» в Ивано-Франковске. Или на биеннале «Ostrale» в Дрездене (Германия) с конца июля.

 

Ростислав Котерлин «Психе-Воргол»

 

Удивило огромное количество посетителей выставки, очереди, неспешные хождения по залам. В то время, когда художественные концепции и стратегии утомили многих, а реалии жизни стали намного острее и парадоксальнее за палпфікшн, – посещение выставок, концертов или спектаклей представляется, по крайней мере в Украине, необязательным и неинтересным. Но это для тех, кто отстает от него и не верит в силу искусства. Не тупую военную или бандитскую, а ту, что прогнозирует, провоцирует, моделирует ситуации и ментальность грядущего. Открывайте миры. Перевоплотитесь. Так интереснее.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика