Новостная лента

Ми(мими)и Шевченко

08.03.2016

 

Великие люди потому и велики, что становятся частью тебя самого. Разрастаются, выходят за пределы контурных карт собственной жизни, оказываются в твоей биографии и становятся полноценными членами твоей семьи. Потому что семьей, по моему глубокому убеждению, нас делает не столько кровь, как дух, то есть общие ценности и совместные переживания – такие, чтобы мороз по коже.

 

Поэтому в моем семейном фотоальбоме – не только мои предки, но и, к примеру, Ивасюк, ибо его “мороз_по_шкірі” песни я пела в своих детских сольниках “на стульчике”; Богдан Лепкий, над рождественскими новелками которого хохотала и плакала, зачитывая их ежегодно в сочельник, Леся Украинка — от сказки “Лелія” про больную девочку я сама зцілювалась, когда лежала с высокой температурой. И, конечно, Шевченко. Не підручниковий, а родной мимими-и Шевченко.

 

Листая свое жизнеописание, хочу отыскать записи под тегом #шевченко.

 

#шевченко 1

 

Мой прадед Дмитрий Дучинський был сечевым стрелком. Попал в российский плен, работал на шахте в Юзовке. И возвращаясь из плена, заехал в Канев. А потом завещал потомкам: если ты не был в Каневе, то не можешь считать себя украинцем. И вот недавно мой папа, внук Дмитрия и сын Марии, совершил MISSION IMPOSSIBLE — посетил Канев, где нашел в книге отзывов запись, оставленную прадедом 1919 года. Его миссия оказалась выполнимой.

 

#шевченко 2

 

У нас с бабушкой была своя цель-язык – только нам понятные шутки и цитаты. Мы с ней любили почитывать “Кобзаря». Особенно любили романтично-мистические истории вроде «Большого погреба» или “Тополя». И потом если я хотела что-то у бабки выпросить, всегда обращалась к ней цитатой из Шевченко: “бабусенько-голубушка, сердце мое, ненько, скажи мне правду…”. И всегда получала то, что просила.

 

#шевченко 3

 

В школьных Шевченковских вечерах участвовала с того возраста, когда стихотворение «Ревет и стонет” был о страшной таинственное существо «ревету», которая постоянно стонала. Среди любимой песенной Шевченкианы — «Садок вишневый», «Думы мои”, «По дубраве ветер воет». Впоследствии «Антоныч был хрущем» Виктора Морозова и «Суботов» Андрея Середы. Перепела все, однако так никогда и не смогла спеть «Завещание» на полную грудь — мне всегда почему-то перехватывало дых и крутило на слезы. “Как умру, похороните” – фраза-архив: любовь к Украине, интеграция собственной смерти, призыв к неповиновению – все это в четырех словах…

 

#шевченко 4 Иконы под рушниками – неотъемлемый атрибут традиционной украинской хаты. Впрочем, украинцы смогли дополнить христианский пантеон своими “народными” святыми. Казак Мамай, фотографии предков и Шевченко часто оказывались рядом с иконами под полотенцами (а на Западной Украине – еще и Франко). Я также имею семейную реликвию: резные деревянные иконки Шевченко и Франко в нео-гуцульском стиле 50-60-х годов прошлого века.

 

#шевченко 5

 

Последние несколько лет основала свой собственный ежегодный весенний ритуал – 9 марта снимать с книжной полки «Кобзаря» и читать наугад то, что открылось. Вообще, на «Кобзаре», можно гадать как на Кастанеде, Ницше или любой другой book of wisdom”. Это такая себе украинская «Книга перемен И-цин»: 78 страница 9 строка сверху – «гнівиш Бога, мое сердце – лучшей нет»… вот и думаю теперь…

 

#шевченко 6

 

Если ехать экспрессом из Львова до Киева, можно хорошо рассмотреть Украину за бела дня. Эта 5-часовая поездка, как мучительная очистительная процедура, унаявнює существования двух Украин – не так пророссийского Востока и национально сознательного Запада, как Украины профанной и мифической. Мифическая Ук-рай-ина, с “раем” в названии, аккуратными домиками и вишневыми садами, существует лишь в виртуальной коллективном сознании граждан. А реальность за окном требует вливания невероятных доз патриотизма. Потому как иначе полюбить замусоренные лесопосадки, серый шифер, покосившиеся плетни, а вместо маков и васильков – цветной пластик в полях. Реальная Украина – какой-то сплошной плохой фэн-шуй за окном и в головах.

 

“Садок вишневий коло хати, хрущі над вишнями гудуть” — это эпиграф к большого украинского мифа. Сад как украинская Шамбала, которую все ищут и никак не найдут. Как наша версия «земли обетованной». Только в тени тех вишен сможем мы обрести покой и душевное равновесие. А может это эпиграф к великой стратегии национального развития? «Посади вишню и убери придомовую территорию!»

 

#шевченко 7

 

Шевченко и современная психотерапия созвучны в трактовке любви к родителям-щины ( mother-land”), как продолжение любви к отцу и мамы. Известный немецкий психотерапевт Берт Геллінґер напомнил всем «хорошо забытое старое» — пятую заповедь Божию: отношения с родителями и своим Родом, со всеми нашими «и мертвыми, и живыми и нерожденными» — решающая составляющая психического здоровья и предпосылка успешной жизненной реализации. Чтобы не оказаться «по підтинню сиротой». Дорога к исцелению лежит через принятие собственной матери – иного пути не существует.

 

Поэтому Шевченко афоризмы надо повторять многократно как лечебные мантры — может тогда до нас дойдет: “и чужому научайтесь и своего не цурайтесь”, «обнимитесь же, братья мои, молю вас, умоляю”, обнимитесь же, братья мои, обнимитесь же, братья мои»…

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика