Новостная лента

«Минский» блеф

06.10.2016

Если бы Авраам Линкольн смотрел телевизионную трансляцию из Верховной Рады в четверг, 5 октября, то в очередной раз имел случай убедиться в правильности своих слов: «Можно обманывать всех некоторое время. Можно все время обманывать немногих. Но нельзя обманывать всех все время».

 

 

Минский процесс – это растянутый во времени блеф. Ожидаемо, что позже или скорее он должен был понести лопнуть.

 

«Особый статус», крики, пинки, поломанные микрофоны… Перипетии с законопроектом о деоккупацию Донбасса в Верховной Раде перекликаются с историей рассмотрения проекта изменений к Конституции в 2015 году. Между проектами является общей не только тема (собственно, «особый статус»), но и механика рассмотрению: в обоих случаях Президент предлагал парламенту авторский, несогласованный проект, а впоследствии, почувствовав сопротивление сессионного зала, сломя голову отозвал из парламента старую версию проекта и регистрировал новую, уже с определенными поправками.

 

Офис Президента снова повторяет одиозные практики. Законопроект «О восстановлении государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей» попал к аппарату Верховной Рады в среду. Профильному комитету по вопросам национальной безопасности и обороны дали считанные часы на то, чтобы утвердить законопроект, а в сессионном зале – полсуток, чтобы подготовиться к голосованию. Не удивительно, что это закончилось взрывом. Не таким – на счастье! – как 31 августа 2015 года, и все же ощутимым.

 

Петух никого не клевал: над текстом законопроекта работали как минимум четыре месяца, поэтому заинтересованные лица имели достаточно запаса, чтобы избежать спешки и посмешища. Еще 13 июня агентство «Интерфакс-Украина» опубликовала интервью с секретарем СНБО Александром Турчиновым, в котором он сказал яркую фразу, которая стала лейтмотивом множества заголовков в украинских медиа: «Настало время перейти к новому формату защиты страны». Тогда господин Турчинов анонсировал появление законопроекта, призванного регламентировать статус военной операции на Донбассе вместо заскорузлой АТО и прописать способы деоккупации захваченных Россией территорий. 15 июня пресс-служба СНБО сообщила, что концепция законопроекта (кстати, его название дословно сохранилась по сей день) обсуждалась на экспертном заседании в Совбезе.

 

Проект крутили и перекручивали на протяжении нескольких месяцев, дискутируя его в нескольких замкнутых средах, в том числе и с иностранными партнерами, но за то время забыли об основном – о том, что закон должен приниматься парламентом. А также о том, что было бы не лишним, если бы с текстом инициативы могла ознакомиться и общественность. Но нет. Опять грабли влупили по короне.

 

«Отдельно большой привет Администрации Президента и СНБО, которым миллион раз предлагалось не играть в пасочки, а попытаться обсуждать свои инициативы с обществом и парламентом», – написал народный депутат Мустафа Найем после того, как оборонный комитет «забраковал» первую редакцию президентского проекта.

 

Что мы слышали все время от июньского заявления Турчинова? Разрабатывается законопроект, который назовет агрессором Россией, будет предусматривать механизм деоккупации Донбасса, регулирующего применение Вооруженных сил Украины в зоне конфликта, будет регламентировать права переселенцев. При этом авторы старались не выносить на публику факта, что одна из задач предлагаемой инициативы – пролонгировать действие закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», потому что 18 октября исполняется три года со дня вступления его в силу – а именно такой «срок годности» для него предусмотрел законодатель. Подобно того, не разглашали и факта, что в украинском законодательстве впервые в теле закона (а не заявления и прочее) будет фиксироваться упоминание о минские соглашения.

 

Разбудите посреди ночи Ивана Винника (фракция БПП, секретарь оборонного комитета ВР) – и он вам скажет, что основной целью законопроекта является провозглашение России государством-агрессором. Зато, если прислушаетесь к тому, что говорят о «деокупаційний закон» внешние партнеры Украины, то услышите нечто другое – они ждут пролонгации «особого статуса». Очень красноречивый факт: посольства Соединенных Штатов Америки, Германии и Франции перед рассмотрением законопроектов почти одновременно опубликовали на своих страницах в твиттере заметки, в которых «приветствовали усилия Верховной Рады для продолжения действия «особого статуса», что сделает мир для востока Украины». Таким образом, миссия этих проектов была отмечена достаточно прозрачно. Никакие упоминания о государстве-агрессоре, неправомочности решений оккупационных администраций или вроде этого шила в мешке не прикрывали.

 

Жизнь показала, что обещать западным партнерам одно, провозглашать внутри государства что-то другое, имея в виду нечто совершенно иначе – не получается. You cannot fool all the people all the time.

 

Некоторые президентской команды пыталась донести мысль, что на самом деле Петр Порошенко не намерен бросаться с головой в «Минск», и что старый закон «Об особом порядке местного самоуправления…» будет исполняться так же, как и в прошлые годы – то есть никак, ибо это тоже блефування – но их аргументы не действовали.

 

«Три года назад говорили, что так называемый «особый статус ОРДЛО – тотальная измена, – апеллировал Владимир Арьев, член БПП, глава украинской делегации в ПАСЕ. – Что легализуют террористов, «обезьяны» с оружием будут прощены, а в ВР будут Гиви-Моторолы. Ну, где последние двое, – все знают, а 18 октября действие прошлого закона об особенностях самоуправления заканчивается. У меня вопрос: хоть что-то из тех страшилок произошло? И теперь, когда нужно переходить к новому этапу, согласован с нашими союзниками компромисс по продлению особенностей самоуправления еще на год, у мыслящих людей не может вызывать сопротивления, который пытаются организовать безответственные политики».

 

«Закон пассивно действовал три года, и вреда от него не было, а польза все еще есть, и она в санкциях против России», – отмечал политтехнолог и спичрайтер Порошенко Олег Медведев.

 

Впрочем, каким бы добрыми не были намерения авторов проекта, и каким бы «вылизанным» не казался этот законопроект с точки зрения международного сообщества, его содержательное наполнение неизбежно перекреслювалося бы формой подачи. Потому что имеем в сухом остатке то, что Верховная Рада все равно занялась гневом, она все равно выбивает из законопроекта сомнительные пункты, компенсируя отсутствие дискуссии рвением ультиматума, – но это делается со скандалом, с топтанием на обломках политического доверия и, в конце концов, с расшатыванием позиций верховного главнокомандующего.

 

Четверговый провал – это проявление недоверия к пучина минских переговоров, до гибридной войны длительностью в три с половиной года, визг современников, которые хотят видеть в этом процессе немного больше ясности и честности. Тот импульс может быть губительным – как оказалась губительной и акция против «торговли с оккупантом», зимняя попытка экономической блокады Донбасса. Мы давно знаем, что благими намерениями можно проложить себе дорогу в места весьма неприглядные – но если намерения добрые, то как же их сдержать?

 

В то же время, это проявление недоверия к Президенту Украины и правительству. Если отследить историю прохождения «минских» законопроектов через Верховную Раду, то сразу видно, что их судьба прямо пропорционально зависела от уровня поддержки главы государства, а также от уровня непересвареності Банковой с депутатским корпусом. Теперь это плата за «кулуарную» дипломатию, «теневые» переговоры, заигрывание с «Оппозиционным блоком» (который, несомненно, должен сыграть важную роль при голосовании). Это – вотум доверия/недоверия к Президенту. Поэтому на «Минске» и отрываются все – и карьеристы, и недруги, и оскорбленные. И даже партия «Народный фронт», Порошенко коалицианты, играет не ясную игру: сначала один из их лидеров Александр Турчинов выступает как промоутер закона, а затем партия «надгризає» проект в сессионном зале, выражает автору законодательной инициативы замечания.

 

И именно из-за того, что на «минский процесс» экстраполируют отношение к Президенту в общем, он страдает от чрезмерной политизации и чрезмерной политиканства. Текст законопроектов не является таким страшным, каким его выдают. И ничего «предательского» в сравнении с законами, принятыми в 2014 и 2015 годах, в нем нет. Оказалось, для ряда «семенченків» подобные акции с видиранням микрофонов и перекрикуваннями – то единственный способ политического бытия. Ну, но для того, чтобы аргументы «семенченків» выглядели бздурами, то надо было самому обойти бздур…

 

Остановимся подробнее на содержании предлагаемых Президентом «деокупаційних» инициатив. Итак, глава государства подал в парламент два проекта – «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» (№7163) и «О создании необходимых условий для мирного урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (№7164).

 

Второй из перечисленных проектов, №7164 – очень короткий. В первоначальной редакции он имел единственный «рабочий» абзац, предлагая изложить статью 1 старого закона «Об особом порядке местного самоуправления…» в следующей редакции: «На срок, истекающий через один год со дня вступления в силу Законом Украины «О создании необходимых условий для мирного урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» внедряется особый порядок местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, к которым принадлежат районы, города, поселки, села, которые определяются решением Верховной Рады Украины (далее – отдельные районы Донецкой и Луганской областей)».

 

Напомним, этот закон одобряли на фоне открытой российской агрессии против Украины в 2014 году, после первых «минских» переговоров с участием Петра Порошенко и Владимира Путина. Документ предусматривает «недопущение уголовного преследования… участников событий на территории Донецкой, Луганской областей», гарантирующий проведение местных выборов на Донбассе и создание отрядов «народной милиции», укрепляет статус русского языка. За три года ни один из проблемных пунктов закона не был воплощен. Более того, весной 2015 года парламент внес дополнения к этому документу, провозгласив, что базовые его нормы не могут быть воплощены до «выведения всех незаконных вооруженных формирований, их военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины». Тогдашние поправки, которые предусматривали условия проведения выборов на Донбассе, поддержала и фракция «Самопомочі», которая в четверг выступила флагманом протеста против «деокупаційного» пакета.

 

Зато законопроект №7163, который «настаивался» в СНБО и Администрации президента в течение четырех месяцев, шире: определяет статус захваченных территорий Луганской и Донецкой областей, называя их оккупированными; провозглашает Россию государством-оккупантом; называет деятельность административных и военных формирований на Донбассе незаконной, а выданные ими акты – недействительными; снимает с украинского правительства ответственность за то, что творится на Донбассе, перекладывая вину на Россию и ее локальные оккупационные администрации; предоставляет Президенту право автоматически (без согласия парламента) применять Вооруженные силы в мирное время; предусматривает создание Объединенного оперативного штаба Вооруженных сил, который должен был бы руководить всеми вооруженными подразделениями на Донбассе (в том числе и подразделениями МВД и Национальной гвардии, которые сейчас стоят на вертикали, возглавляемой Арсеном Аваковым).

 

Первая часть статьи 7 этого законопроекта гласила: «При осуществлении органами государственной власти, их должностными лицами политико-дипломатических мероприятий по восстановлению территориальной целостности Украины в пределах международно признанной границы Украины обеспечивается приоритетность безопасности выполнения положений Минского протокола от 5 сентября 2014 года, Минского меморандума от 19 сентября 2014 года и «Комплекса мер» от 12 февраля 2015 года с целью создания необходимых условий для политического урегулирования в соответствии с нормами и принципами международного права и законодательства Украины».

 

На заседании оборонного комитета Верховной Рады «короткий» законопроект №7164 решили скорректировать, дополнив его пунктом о том, что особый порядок местного самоуправления в ОРДЛО вступает в силу «после вывода всех незаконных вооруженных формирований, их военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины». Фактически, то же самое уже давно предусмотрено и самим законом «Об особом статусе…» – ну, но депутаты захотели перестраховаться. В обед офис Президента отозвал из парламента первую редакцию законопроекта и предложил новую, с упоминанием о необходимости вывести все незаконные формирования. Банковой все равно пришлось исправлять «неприкасаемый» текст, который она так боялась потерять, когда вынашивала документ тайком от дискуссии.

 

Относительно законопроекта №7163, то в нем самым большим раздражителем была упоминание о минские соглашения, которые, на взгляд оппонентов Президента, легализировались в украинском законодательстве за представленный проект. На заседании комитета решили обойти эту память, использовав ссылку на резолюцию ООН, которая призывает к выполнению «Минска».

 

Следовательно, до вечера четверга президентский законопроект претерпел ряд корректив. Во время своего выступления в сессионном зале председатель фракции «Народный фронт» Максим Бурбак объявил: его партия требует исключить из первой части статьи 7 законопроекта №7163 ссылки на минские бумаги, чтобы «не допустить легализации незаконных подписей российских наемников под этими так называемыми соглашениями». Также «НФ» выступил за то, чтобы в законодательстве появился инструмент верификации факта вывода российских войск. Согласно словам Бурбака, таким инструментом должен быть указ Президента, объявлен на основании представления министра обороны и министра – ну как же без Авакова?! – внутренних дел.

 

В момент, когда в четверг Максим Бурбак завершал свое выступление в парламенте, то противники проекта уже начали акцию блокирования трибуны, а на площади перед ВР националисты – «Национальный корпус» Андрея Билецкого и «Свобода» Олега Тягнибока – зажгли болельщицкие «файеры».

 

«Я в Минске не боюсь боевиков. Вас я тем более не боюсь! На место сели! Сели на место!», – кричала оппонентов вице-спикер Ирина Геращенко.

 

После вечернего совещания председатель ВР Андрей Парубий заявил, что из проектов изымут ссылки на минские соглашения – впрочем, на депутатский протест это никак не повлияло, и пленарное заседание пришлось закрыть.

 

Законопроекты остаются в повестке дня Верховной Рады – в пятницу будет новая попытка голосования. Закон, который мог бы пройти через сессионный зал значительно спокойнее, который имел потенциал быть поддержанным – снова повлечет метание громов и молний.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика