Новостная лента

Мирослав МАРИНОВИЧ: «Абсолютная правда как среднее арифметическое между многими опініями»

30.11.2015

 

За идею прав человека я заплатил десятью годами своей свободы. Человек никогда не будет отдавать годы своей жизни, если идея будет казаться искусственной или неправильной. Мне приятно принадлежать к той общности, которая платила цену за свободу.

 

Есть много мнений, откуда происходит идея борьбы за права человека. Одни ищут ее истоки с Французской революции, другие – из естественного права. Для меня все время – и в лагере, и на свободе, – естественным источником прав человека было Евангелие. Все содержание прав человека в формуле: «Люби ближнего своего, как самого себя». Или же в этих удивительных словах Иисуса Христа: «Ибо алкал, и вы накормили Меня; жаждал, и вы напоили Меня; странником был, и Меня приняли. Был наг, и Меня одели. Хромало, и вы Меня посетили. В темнице был, и вы пришли ко Мне» (Мф. 25: 35-36).

 

Евангелие – это выписана декларация прав человека, из которой четко встает христианское источник идеи прав человека.

 

Каждый правозащитник – это добрый самаритянин, который видит человека в страданиях и идет к ней. Своего времени Лешек Колаковский сказал: «Христианский дух был семинарией европейского духа». Нынешняя Европа, как западная цивилизация – это цивилизация правам человека. С одной стороны, теория прав человека оказала колоссальную вещь, вобрав в себя любовь к ближнему, лишив ее конфессиональных одежд. В теории прав человека нет ничего церковного. Для многих людей это является своеобразным спасением, что идеи человеколюбия можно подать в конфессионально нейтральный способ. Они принимают эту идею, не нарываясь на конфликты.

 

Но то, что есть хорошо, всегда имеет свою обратную тень. И часто имеем ситуацию, когда теория прав человека превращается в новую религию. Когда антропоцентричность теории прав человека вытесняет идею Бога. Если ликвидировать абсолюта, то мы оказываемся перед древней в мире проблемой. Все, что лишено абсолюта, деградирует, падает и разрушается.

 

Нам надо выбирать, как мы действуем. Надо понимать, что человеколюбие и внимание к правам человека всегда предполагает любовь к Богу. Ибо сам Бог сказал: «Любите ближнего своего как самого себя».

 

В лагерях мы дискутировали, может быть идея прав человека опасной. В свое время звучали мнения, что права человека – это внутреннее дело государства, которая сама может решать, наказывать человека или нет. Я сам стал жертвой такой идеи. С другой стороны, звучат мнения, что права человека – это иностранное влияние. Мне же сразу вспоминаются слова Владимира Мономаха, который указал на наш крупнейший обязанность: не дайте сильным погубить человека. Опять же, несколькими словами всеобщая декларация прав человека, в которой центральная мысль о том, как защитить человека от насильственного влияния государства.

 

Много говорится о том, что права человека – это протестантская идея. Но в документах Православной церкви Московского патриархата звучит та же мысль. Еще в начале своего существования Институт религии и общества УКУ собрал немало исторических материалов о том, что права человека вытекают из религиозных убеждений человека. Я счастлив, что доктрина прав человека является в Католической Церкви, в православных кругах – в работах греческих и румынских богословов.

 

Права человека являются огромным защитным инструментом. Они не дают «содрать с человека кожу». Но в то же время права человека могут быть интерпретированы в догматический, а потому ошибочный способ.

 

Нельзя абсолютизировать идею, ибо в руках грешного человека любая идея может приобретать вредоносного измерения. В последние годы мы стоим перед огромными вызовами. Признание права человека на собственное мнение является несомненно крупным достижением теории права человека. Но важно признать и то, что никто из нас не обладает абсолютной правдой. Ибо абсолютная правда просматривается как среднее арифметическое между многими опініями.

 

Когда люди обсуждают проблемы, конфликтность уменьшается. Нет носителя абсолютной правды, есть носители частичных истин, которые надо согласовывать. Эта идея прекрасно работает, когда есть люди доброй воли.

 

Что последнее время происходит в мире? Есть мощная сила – машина Путина-Суркова, которая продуцирует сознательные фейки. Такую себе абсолютно вымышленную правду». Эти фейки запускаются в западный мир и воспринимаются как точка зрения российского народа, как русский опінія. Правду определяют, учитывая эти опінії, которые вроде как надо соблюдать. Неоднократно на Мероприятии сталкивался с непониманием, когда объяснял, что это сознательно сконструированная обман.

 

В данном случае мы не можем такое видение высчитывать как среднее арифметическое между правдой и неправдой. Если правильную идею слепо догматизувати, то общество будет не в состоянии различить правду и ложь. Сможете ли вы защитить человека, если не умеете различить правду и ложь? Не сможете. Вы будете иметь инструмент, но вы его делаете недейственным, если догматизуєте, прикладывая один и тот же шаблон к разным ситуациям. В то время, когда надо просто с открытыми глазами посмотреть и чистым сердцем почувствовать, кто страдает и кого надо защитить от атаки дьявола.

 

Я радовался тому, что ценности диссидентского времени, Оранжевой революции, независимости и ценности Революции Достоинства – это одни и те же ценности. Но что произошло потом? Потом меня несколько взволновало. Некоторые из тех, которые искренне стояли на Майдане и упрекали Януковичу за унижение достоинства, сами прибегли к навозным люстрации. А давайте проанализируем этот феномен. Мол, мы не верим в справедливость суда, поэтому ты, преступнику, почувствуй народный гнев, повалявшись в помойке. А как насчет человеческого достоинства? Вы бросили человека в помойку. И здесь звучат оправдания: «человеческое достоинство – он же враг». Точно такой же логикой руководствовался Янукович, когда унижал наше достоинство, потому что мы были для него врагами.

 

Надо стремиться строить мир, в котором мы сможем добиваться наказания для преступника, но уметь уважать его достоинство. Я за надлежащее наказание чиновников, но я против унижения человеческого достоинства. Человеческое достоинство нам дает сам Господь Бог. Идея прав человека в практическом измерении не должна выражаться через эмоции или рефлексы. Философия идеи как раз и заключается в том, что мы должны уметь увидеть в другом человеке ребенка Божью. Есть вопросы, ответы на которые невозможно найти в учебниках, а только найти их, имея искреннее сердце и желание понять мир.

 

Ноябрь 2016 года.

Доклад произнесенная во время инаугурации студентов Магистерской программы УКУ по правам человека в Украинском католическом университете.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика