Новостная лента

Молчаливая речь

15.03.2016

 

На фоне очередных споров относительно языка все больше думается о молчание. Избыток всегда заставляет искать пристанища в протилежности. Размышляю над тем, что много людей, чьи друзья оказались в других городах и частях мира, почти не ведут других разговоров, кроме виртуальных. Мы живем в эпоху доминирования визуальной культуры, когда несколько лет подряд самыми популярными книгами страны становятся раскраски, когда говорить необязательно. И порой все это приводит к курьезам. Иногда неприятных, а иногда просто веселых, как тот, что случился однажды со мной.

 

Произошло то в Трускавце, возле кассы в супермаркете. Перед нами как раз рассчитывался какой-то мужчина. Для себя почему-то решил, что он, вероятно, азербайджанец. Господин сложил купленные продукты в пакет и уже двинулся к выходу, когда я заметил в корзинке, которую он оставил под кассой, ключи от камеры хранения. И пока мозг лихорадочно пытался решить, на каком языке окликнути мужа, и как к нему обратиться, мой рот отреагировал куда быстрее и издал протяжное и позорное «Е-е-е-е!». Реципиент моего посыла, слава Богу, не услышал, но ключи ему вернули.

 

Мы до сих пор прикалываемся с меня, вспоминая этот случай. С моего псевдоінтелігенства, иллюзия которого мгновенно развеялась с появлением того протяжного «э». Воистину: «э-Э-э-э» – вместо тысячи слов. Эта речь неудачного доброго жеста от человека письма – достаточно показательный пример того, как атрофируется способность к речи, когда значительная часть твоего общения – это разговоры в сети.

 

Мишель Монтень в своих «Опытах» писал: самое «плодовитое и самое естественное упражнение ума, как на меня, разговор… Если бы мне пришлось выбирать, я скорее бы согласился потерять зрение, чем слух или язык» (пер. Анатоля Перепади). И штука заключается в том, что разговоры становятся все візуальнішими. И если потерять зрение в современном мире, то можно сильно себя ограничить в способности разговаривать.

 

Во времена популярности icq и чатов целые диалоги происходили исключительно смайлами. Сейчас значительная часть разговоров в сети идет с помощью эмодзи, наклеек, анимаций, картинок и снимков, а каждый текст должен оснащаться визуальными материалами, чтобы увеличить количество просмотров (заметьте, не прочтений). Этому всему способствует клиповое сознание, а алгоритмы соцсетей действуют так, что чаще показывают в ленте изображения и видео, чем текстовые посты. При этом 85% просматривает видео в фейсбуке беззвучно. На пике популярности інстаґрам и снепчат. Языковеды бьют тревогу, потому что у людей сокращается словарный запас.

 

Несколько лет подряд найтиражнішими книжками становились раскраски. За ними в топ ворвались дневники, которые нужно уничтожать, то есть совершать деструкцию словесного.

 

Георгий Почепцов в своей книге «Мерлин, Супермен и Гарри Поттер» пишет: «Когда именно переход к визуальной культуры благодаря фонетическому алфавиту создал человечество в современном понимании, принципиально развив его интеллектуальные возможности. Это связано с тем, что визуальная культура поддерживает индивидуальное мышление, а аудиальная – коллективное».

 

Мир все сильнее движется к возрастание роли индивидуализма и изменения парадигмы от доминирования экстравертов к интровертам. И чтобы этот переход состоялся эффективно – человечество должно упростить язык, визуализировать ее.

 

Публицист Юрий Савка пишет о том, что больше не нужно помнить какое-то сложное слово, потому что программа исправит тебя, если сделаешь ошибку. Можно освободить голову для чего-то более важного, например, подлинного творчества. В этом контексте важно вспомнить, что основная профессия Юрка – программист. И пока социум спорит о целесообразности увеличения роли украинского языка, я все больше задумываюсь, что может стоит рассуждать в следующем ключе: язык будущего – на основе java, PHP, C++, Python или какая-то другая на основе пиктограмм и эмодзи?

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика