Новостная лента

Молодые композиторы Украины: COURSE 2017

26.04.2016

 

Культура – словно химия; и ей нужны катализаторы. Шесть лет; тридцать девять молодых композиторов-участников из Украины, Германии, Польши, Латвии, Греции, Италии, Южной Кореи, России, Казахстана; тринадцать известных композиторов-профессоров из Германии, Австрии, Польши, Чехии, России и Украины; по меньшей мере четыре украинские, множество мировых премьер ежегодно, два концерты новейшей музыки за восемь дней – думаю, этого вполне достаточно, чтобы считать «лабораторную работу» успешной. Речь идет о COURSE – ежегодные, уже шестые, мастер-классы новой музыки для молодых композиторов.

 

 

Отработанный до мелочей расписание недельного музыкального эксперимента (результат работы художественного руководителя проекта Богдана Сегина и его команды – Юрия Булки, Остапа Мануляка) пригласил к участию не только непосредственных участников мастер-классов, но и всех заинтересованных. Как всегда, среди списка мероприятий были несколько открытых лекций и заключительный концерт. Хвалить организационную работу – не принято, но, словно сговорившись, преподаватели-участники Мартин Шюттлєр (Германия) и Клеменс Ґаденштеттер (Австрия), отметили: приятно поражены организацией всего творческого процесса, такое нечасто случается.

 

Открылись мастер-классы презентациями участников. Пять молодых композиторов из Украины: Адриан Мокану (Киев), Денис Бочаров (Харьков), Назар Скрыпник, Екатерина Гривул, Николай Хшановський (Львов); композитор из России Марьяна Лысенко и композитор из Польши, Павел Сєк – получили своих полчаса, чтобы показать квинтэссенцию своего творческого «я». Очень интересно быть свидетелем авторской презентации творчества, узнать, чем «дышат» и живут современные музыканты. За их плечами сравнительно недолгий творческий путь, но у каждого уже выкристаллизовался собственный почерк. Конечно, их творческие поиски не остановились. Презентации оставили открытые вопросы: чем молодые композиторы удивят на финальном концерте? И разожгли желание увидеть процесс рождения нового произведения лично.

 

Однако, заинтересованным наблюдателям двери в мир творчества настежь не открыли. За пределами доступа остались индивидуальные занятия. Каждый участник за пять дней получил по восемь уроков: один на один с приглашенным преподавателем и собственным произведением, и консультацию с музыкантами Ensemble Nostri Temporis. Увидеть, «как шлифуется бриллиант», все же можно было: в списке публичных событий традиционно была финальная репетиция с ENT. Еще одним «окошком в неизведанное» стал общий для всех семинар. Говорили о «земном»: кому-то было не совсем комфортно неделя «быть Бахом», и работать в условиях ограниченного времени, еще и так интенсивно. Кто-то, наоборот, воспринял это как интересный вызов самому себе. Для большинства участников COURSE стали возможностью выпутаться из тенет академической программы, которую они считают клеткой для своей творческой фантазии. Однако, как справедливо заметил Клеменс Ґаденштеттер, именно эти сети являются тем фундаментом знаний и умений, которые сегодня дают им возможности выйти за пределы клетки.

 

 

На несколько дней Львовская филармония превратилась в учебную организацию. Имею в виду не только индивидуальные занятия участников с зарубежными профессорами, а и открытые лекции. В этот раз их было четыре. Серию лекций открыл профессор композиции в Высшей школе музыки и исполнительских искусств в Штутгарте, Мартин Шюттлєр. Композитору и перформеру, в творческой сокровищнице которого ряд престижных наград (Kranichsteiner Kompositionspreis Дармштадських летних курсов, 2002) посчастливилось учиться у музыкантов, от общения с которыми не отказался бы ни один участник мастер-классов COURSE: Томас Брутґер, Диего Файнштайн, Николаус Губер и Лудґер Брюммер. На лекции «Социальные эхо. Компоновка звуковых идентичностей» Мартин убедительно продемонстрировал, сколько музыки нас окружает целая симфония звуков на улице, в супермаркете, в кафе, в общественном транспорте. И в его понимании это не только звуковое сопровождение нашего социума, не только кирпичи, которые независимо от мнения индивида творят наше «я», но и идея для творчества. А как воспринять нашу жизнь как грандиозный перфоманс?

 

На лекции Аллы Загайкевич не раз упоминалась фраза Верка Балея «Музыка – это язык со своей грамматикой». Достаточно лаконично (чуть больше, чем за час) выпускница Киевской государственной консерватории им. П. Чайковского и парижского института IRCAM (Центр Помпиду) «провел» присутствующих через все этапы формирования грамматики электроакустической музыки. Возможно, вы и не подозреваете, что частично знакомы творчеством композитора: именно его музыка звучит в фильмах «Мамай» и «Поводырь». Однако, кинофильмы – только маленькая часть многогранной музыкальной деятельности Аллы Загайкевич. Она прекрасно знает фольклор («с обратной стороны сердца» – двенадцать лет пела в группе » ДРЕВО), и прекрасно ориентируется в тонкостях современного искусства. Основательница студии электроакустической музыки в НМА Украины, Председатель Ассоциации электроакустической музыки Украины в международной конфедерации CIME/ICEM, куратор международных проектов электроакустической музыки Электроакустика, ЭМ-визия (с 2003 года). Лекции Загайкевич, особенно для того, кто хочет познать для себя тайны электроакустической музыки, – бесценны. А вы знаете, произведение композитор считает квинтэссенцией украинской музыки ХХ века? Симфонию № 5 Валентина Сильвестрова.

 

Никогда не думала, что лекция с серьезным названием «Музыка как трансформативно-сприйняттєва антропология» может быть такой захватывающей и динамичной. Как просто и интересно говорить о сложных вещах продемонстрировал композитор и исполнитель на флейте-травесто Клеменс Ґаденштеттер. Немало произведений он написал по заказу ансамблей, оркестров и фестивалей современной музыки: Musikbiennale Berlin, Vienna Modern, Ensemble Recherche, Klangforum Wien, Оркестр Австрийского Радио и проч. Клеменс Ґаденштеттер не только интересный композитор, но и педагог, которого охотно приглашают европейские образовательные центры: Музыкальный университет города Ґраца, Дармштадські летние курсы новой музыки, Impulse Academy Graz, Норвежской академии музыки в Осло. Во время лекции поймала себя на мысли: а было бы интересно прослушать цикл лекций Клеменса из теории или анализа музыки. В команде COURSE Клеменс уже второй раз, и это еще одно молчаливое подтверждение важности его мастер-классов.

 

В завершение цикла лекций организаторы оставили легенду современной польской музыки Ежи Корновіча. Ученик Тадеуша Баирда и Марьяна Борковского в Варшавской музыкальной академии, а также в Луи Андріссена в Гаагской Королевской консерватории возглавляет Союз композиторов Польши и является художественным директором фестиваля Варшавская осень. Активный педагог и неутомимый организатор, Ежи Корновіч постоянно сплачивает вокруг себя молодых композиторов. Писал музыку по заказу BBC, Польского радио, фестиваля Варшавская осень, оркестра de Ereprijs, квартета Joachim, Пражской филармонии и города Вроцлава, Варшавы, ассоциации авторов ZAiKS, Министра культуры и национального наследия Польши и Института музыки и танца. Записи его музыки выпускали такие лейблы, как BBC Music, Classic Signum, Polskie Nagrania, Acte Préalable, Polskie Centrum Informacji Muzycznej. Можем похопитись хоть словом о нехватке воображения в творчестве подобного художника? Отнюдь нет. И Ежи Корновіч выстроил целую лекцию вокруг нехватки воображения в композиторском процессе.

 

Коронацией мастер-классов стал вечер премьер. Уже теперь традиционно Концертный зал им. С.Людкевича был пустым. Уже традиционно в зале было темно. Однако, слушателей было немало, и по чьей-то хорошей идеей публика сосредоточилась на сцене. Быть за шаг от исполнителей – незабываемо. Такая камерная атмосфера близости слушателей и исполнителей – и «семейная», и изысканно-аристократическая. Это словно кадр из фильма ХІХ или ХХ века, когда традиция музыкальных салонов была актуальной, а «пьедестал» исполнителя – значительно ближе к аудитории.

 

 

В этом году организаторы «развернули» концепцию концерта наоборот: сначала звучали мировые премьеры – першовиконання произведений композиторов-участников COURSE. Первой ласточкой стала композиция Дениса Бочарова «Kadenza» для контрабаса соло. Мне очень «нравятся» фразы о якобы «не перспективные, не виртуозные, второстепенные» инструменты. Ведь все зависит от исполнителя и сообразительности композитора. Из каждого инструмента можно извлечь немало, что и доказали Денис Бочаров (ученик В. М. Золотухина, И. А. Гайденко и О. С. Щетинского) и контрабасист Назар Стець. В списке произведений Д. Бочарова музыка для симфонического и камерного оркестров, камерных ансамблей, инструментов соло, хора и вокала. Его произведения исполнялись на концертах и фестивалях современной музыки в Нью-Йорке, Варшаве, Киеве, Львове и Харькове. Произведение Бочарова – шанс для исполнителя как наиболее полно раскрыть дуалистическую природу своего инструмента – и кантилену, и экспериментальную ударно-щипкову. Автор вполне оправдал название композиции – Kadenza – каденция. Виртуозная часть концерта, в которой исполнитель должен поразить своим мастерством. Стоит подчеркнуть, что иногда (благодаря комбинации разнообразных технических находок) создавалось впечатление, что звучит не контрабас, или не только контрабас. Интересно, если бы устроить контрольную слуховую музыкантам, которые тембры они бы указали?

 

По-своему трактовал контрабас краків’янин Павел Сєк. Именно тембр этого инструмента для него выдался (и вполне оправданно) соответствующим для отражения небес зимнего Кракова, завернутых в облака смога. …the skies would be frozen, if they were not high-cut filtred… – так назвал свой опус автор. Не обошлось без электроники, и основная гамма выразительных средств все же сосредоточилась в партии солиста. Произведение начинается звучаниями, что очень нагадуть вой зимнего ветра, и провоцируют «мороз на коже». Контрабас звучит в сверхвысоком регистре. Павел широко применяет щипки и свистящие звуки контрабаса arco. Однако, музыкальное развитие что-то будто сковывает. Возможно именно та пелена дыма, нависшая над Краковом? Последние фразы электроники солист молча дослушивает в респираторе: воздух под газами замерзло, дышать нечем…

 

Двое из участников как исполнительский состав выбрали гобой и электронику. Екатерина Гривул (класс преподавателя Остапа Мануляка), скрипачка и студентка кафедры композиции ЛНМА ім.М.В.Лысенко, предложила произведение «Denaturatus». Идея – противопоставление искусственного и натурального. В первом разделе своего произведения композитор подражает природе, в следующем – столкновение с искусственным. В эпилоге – денатурация – то есть разрушение, вытеснение натуры искусственным. Как идею было воплощено музыкально? Сначала партия Максима Коломийца (гобой) воспроизводила разные по природе звуки натурального среды. Свисты, напівшуми, а-ля щебет птиц солиста, словно в немытых зеркале повторялись в партии электроники с некоторым опозданием. Постепенно партия электроники становится увереннее, все упорнее, и вытесняет натуральное звучание.

 

 

Глубокую концепцию, зеркально противоположную в сравнении с произведением Екатерины Гривул, предложила Марьяна Лысенко, член Московского союза композиторов и выпускница Московской Консерватории. Композиция «Припять» раскрывает два аспекта Чернобыльской трагедии. Первый – состояние людей, оказавшихся в эпицентре событий. Людей, которым даже не сочли нужным объяснить причину всеобъемлющей паники. Самый страшный страх – страх перед неизвестным; они это пережили. Второй план – природа, что также стала заложником ситуации. Но ее воля к жизни сильнее – рана постепенно затягивается. Как на меня, композитор очень удачно нашла ряд выразительных средств, и оба планы раскрылись полностью и вполне правдоподобно. В первой половине произведения электроника создавала своеобразную «педаль» в партии гобоя. Вряд ли можно более адекватно передать что-то страшное и необратимо, которое уже рядом, шастает в воздухе, но неизвестное для нас, ибо невидимое. Изломом является громкий треск и вой в партии электроники, которое ломает партию гобоя – словно вопль природы как результат катастрофы. После этого момента партия гобоя начинает «собираться»: Чернобыль возрождается. Но к первоначальному виду автор ее не «доказывает». Процесс обновления природы еще продолжается.

 

Николай Хшановський, участник, которого помним еще с прошлогодних мастер-классов, аспирант ЛНМА ім. М.В.Лысенко (класс преподавателя Остапа Мануляка), предстал перед слушателям как исследователь. Resonanse для валторны, тарелки и электроники – попытку совместить два кардинально разных по своей сути инструменты, и услышать не услышанное до сих пор. Может звучать тарелка, по которой ударяют? Композитор доказал – еще как может! Электроника в этом случае не воспринимается как инструмент. Она выполняет роль усилителя резонанса, который образуется через взаимодействие звука валторны, непосредственно близкого к тарелки. Только в конце произведения исполнитель Сергей Логинов легко ударяет в конечном итоге по тарелке – и слушатели словно оказываются в центре звуковых цепей, которые, затухая, растворяются в воздухе.

 

Студент НМАУ ім. П.Чайковского, Адриан Мокану на COURSE также во второй раз. Его произведения есть в репертуаре различных ансамблей современной музыки: Nostri Temporis, Sed Contra и Рикошет, струнный квартет Гольфстрим (Украина), Московский ансамбль современной музыки, Петербургский МолОт-ансамбль и камерный хор Festino (Россия), Kroiser Ensemble (Австрия), MotoContrario Ensemble (Италия) и Ensemble 212 (США). Адриан Мокану свой опус назвал строкой из стихотворения испанского святого и поэта 16 века Св. Хуана де ла Круса. …que muero porque no muero (умирая умираю, или, по другой версии – умираю, потому что не умру) – стих вырванный из контекста поэмы «Стихи души». Эти слова становятся одним из звуковых пластов партитуры произведения Адриана, потому что по замыслу творца кларнетист Артем Шестовський должен их проговорить сквозь инструмент. Двумя ключевыми звуковыми элементами являются электронный шум ветра и человеческое дыхание. Объединяющим фактором – имитация сердцебиения.

 

 

Названием своего произведения заинтриговал Назар Скрыпник, которому в прошлом году удалось получить заказ на сочинение для фестиваля Контрасты. В 2017 г. аспирант ЛНМА ім. М.В.Лысенко (класс Виктора Каминского) представил произведение под меґа лаконичным названием: #it. Как пояснил автор, он не имел в виду ничего конкретного. #it – это что, вещь сама в себе. Это вещь, которая интересна сама по себе, без контекста. Произведение написано для валторны и электроники. Партия солиста возникает как бы ни откуда. Тема напоминает сжатую пружину. Она начинается двумя призывными интервалами подряд – кто-то резко отпустил эту сжатую пружину. Все ее дальнейшее развертывание – постепенное сжатие этой пружины, в очень насыщенном, но сравнительно коротком временном промежутке.

 

И в завершение вечера организаторы оставили произведения композиторов-преподавателей. Произведения Верка Балея, известного пропагандиста украинской музыки за рубежом, в Украине звучат достаточно редко. Несмотря на то, что сам Балей не смог прибыть на мастер-классы, его произведение Persona I для гобоя solo все же прозвучала. Этого композитора, в отличие от всех других, чьи произведения прозвучали на финальной события COURSE, возможности электроники особо не интересуют. Однако, сочетая между собой традиционные средства звукоизвлечения, естественные для гобоя, композитор все же остается современным. Интригой остался загадочный призвук в конце произведения. Что это было: все-таки электроника, или какой-то инструмент за кулисами?

 

Приготовления к интерпретации произведения для скрипки solo Клеменса Ґаденштеттера moved by (part ‘B’) длились неожиданно долго. Процесс разложения «полотенца» партитуры, для которого понадобилось несколько пультов, воспринимался как действо-преамбула к сочинению. Современный взгляд на извечный жанр вечного движения выпало продемонстрировать Марианне Скрипі. Композитор акцентирует внимание на движениях обеих рук, но это не вечное движение или романтического барочного типа: виртуозная пьеса на один вид техники с кругообразным темой-мотивом. moved by (part ‘B’) – это энциклопедия выразительных возможностей, где пальцевая техника и штриховая одинаково важны.

 

Ежи Корновіч удивил всех изменением в программе. Предварительно отмечалось, что Fractus станет третьим взглядом на раскрытие возможностей соло контрабаса. Однако автор решил сесть за рояль и порадовать слушателей импровизацией. Благодаря непосредственному творческому потоку автора давно написан произведение «родился» заново на сцене Львовской филармонии. В очередной раз композитор напомнил, насколько близкой является музыка и наука, ведь название композиции Fractus соответствует геометрической фигуре. Два пласта произведения – партия контрабаса и импровизация Корновіча – воспринимались как две отдельные пласты. Иначе быть и не могло, ведь по словам композитора, фортепианная импровизация – это комментарий Корновіча сегодняшнего, взгляд с расстояния времени на сочинение Корновіча 90-х гг. ХХ века.

 

Мартин Шюттєр не выразил желания комментировать своего произведения. Зато присутствующие получили свой шанс «отчитать» перформанс Low poly rose по-своему. Композиция для кларнета (Артем Шестовський), контрабаса (Назар Стець), фортепиано (Мария Александрова) и маленьких колонок стал очень остроумным и интересным завершением вечера.

 

Конечно, для каждого участника таких событий важнейшим является его собственный опыт. Однако, мне бы хотелось в завершение заострить внимание на чем-то более масштабном. COURSE – это первые в Украине ежегодные международные мастер-классы для молодых композиторов. Это также – одни из ведущих мастер-классов современной музыки в Восточной Европе. COURSE – это возможность открыть миру другую Украину: страну культурную, страну с творческим потенциалом, страну с оправданными претензиями на успешное будущее.

 

P. S. Основную интригу вечера организаторы оставили «на потом»: кто именно те двое из семи участников, которым выпала честь писать мінімонооперу для австрийского бас-баритона Руперта Берґмана, премьера которой состоится осенью на нынешних «Контрастах»? Только в конце концерта премьер COURSE в зале Goethe-Institut Киев стало известно, что ими стали Адриан Мокану (RUS) и Марьяна Лысенко (RUS). Но это еще не все: Ensemble Nostri Temporis на Контрастах исполнять произведения всех участников! Поэтому все, кто пропустил COURSE 2017 в марте, будут иметь возможность услышать произведения в еще более совершенном виде после доработки.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика