Новостная лента

Монте-Карло в Станиславове, театральный скандал в Коломые

23.04.2016

 

Две прикарпатские города во второй декаде апреля 110 лет назад глазами газеты Kurjer Stanisławowski.

 

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «Иорданский сад и египетская болезнь».

 

 

Для усмирения заключенных следственного изолятора в городе Станиславе (теперь Ивано-Франковск) в ночь на 18 апреля 1907 года пришлось вызывать полицию и даже привлекать военных. «Было выставлено в мятежной камере два наряда с заряженными карабинами, которые при малейшей попытке сопротивления были применить оружие. Таким образом около половины второго ночи в арестах наконец воцарился покой», – писала в номере за 21 апреля Kurjer Stanisławowski.

 

 

Беспорядки в этой древнейшей станиславовской тюрьме, которая от 1786 года занимала помещение бывшего Тринитарского монастыря, возникли за неудачную попытку побега нескольких здешних иждивенцев. Выбраться на свободу преступники намеревались через дымоход, пробив для этого в стене, что отделяла их камеру от помещения с доступом к дымоходу, дыру величиной с пол квадратного метра. Такой способ, очевидно, подсказал сокамерникам Эдмунд Васьневський – один из «медвежатников», задержанных в Станиславове во время неудачной попытки ограбить финансовые учреждения в каменицы Биха. Именно в такой способ (проломив отверстие в подвале) Васьневський с колєґами хотел добраться до сейфов с деньгами в канторі Корнблюха и филиалы Австро-Венгерского банка.

 

Эдмунд Васьневський

 

 

Подстрекателями к бегству, кроме Эдмунда Васьневського, газета назвала еще двух опасных преступников, которым также грозило длительное тюремное заключение специалиста по кражам из курятников Федя Кучера и известного бродягу и вора-карманника Генрика Штреєра.

 

«Один из охранников, который исполнял службу в коридоре, услышал звуки лупання стены и в ту же минуту заскочил в камеру, где заключенные, обнаруженные с их намерением, убрали угрожающих поз», — описывал экстремальную ситуацию Kurjer Stanisławowski, отметив, что до столкновения не дошло лишь благодаря своевременному вмешательству полиции и военных.

 

Площадь Тринитарское (улица Старозамкова) тогда и теперь

 

 

Мрачная постройка на Тринітарській площади (теперь – улица Старозамкова, 2) в Ивано-Франковске стоит до сих пор. В целом на протяжении 125 лет ее подвальные помещения были местом для тюрьмы: здесь удерживали и карпатских опришков, и простых уголовников вплоть до 1911 года, когда на улице Билинского (теперь – улица Сахарова) появился комплекс дворца правосудия – величественное здание окружного суда и станиславівська уголовно-следственная тюрьма рядом с ней.

 

Тем временем одному преступнику в Станиславове таки удалось успешно скрыться от правосудия после совершенного преступления. Присвоив свыше 20 тысяч крон (месячная плата работника магистрата в то время в среднем составляла 100 крон – Z) из здешнего Ссудного банка (Banku zaliczkowego), бухгалтер этого финансового учреждения Владислав Гільчер исчез из города в неизвестном направлении.

 

 

«Очевидно, намерение присвоить средства Гільчер вынашивал заранее, потому что еще 8 апреля этого года он произвел себе в паспорте визы в России и Румынии», – отметил Kurjer Stanisławowski.

 

Чтобы завладеть банковскими деньгами, ему не пришлось, как неудачнику Васьневському, глотать пыль, длубаючи стены в подземелье. 12 апреля 1907 года Владислав Гільчер получил векселя в своем банке на 26 350 корон и почти всех их обменял в Ипотечном банке на наличные, только один вексель на 4 тысячи корон ему завернули. С полученными деньгами бухгалтер в кассу не вернулся. Вместо этого направился в одну из местных каварень и просадил там за ночь 3 тысячи крон, проиграв их в карты. В 4 часа утра Владислав Гільчер вышел из развлекательного заведения и больше его не видели ни на работе, ни дома, где остались его молодая жена с младенцем.

 

Именно страсть 32-летнего бухгалтера к азартным играм тогдашние газетчики называли главной причиной совершенного преступления. По их словам, эта пагубная зависимость у молодого человека возникла неслучайно, поскольку провинциальный Станиславов тогда держал пальму первенства среди галицких городов по количеству заведений, которые предлагают отдельные залы для игры в карты.

 

 

«Шулерка цветет здесь лучше всего и прежде всего сосредоточена в двух первостепенных кофейнях и одной второстепенной. Эти кафе предоставляют отдельные комнаты для игры, которые всегда переполнены, особенно ночью. Видим здесь разнообразные типы: у адвоката сидит владелец бани, урядник с заложенной на несколько лет зарплатой и офицер играют весело в фербелька [азартная игра на деньги – Z], здесь также владелец земельных угодий проигрывает профессиональным игрокам все, что имеет с прошлогоднего прибыли. Одно слово, настоящий Монте Карло», – описывал Kurjer Stanisławowski ночная жизнь картежников в Станиславове.

 

Газета утверждала, что жертвы азарта тратят за ночь суммы, за которые их семьи могли бы жить целую неделю, и в то время, когда их жены и дети дрожат от холода и недоедания, игроки в кофейнях тешат себя шампанским, коньяками и «бенедиктином» (настойкой на травах. – Z).

 

«Самого факта присвоения средств уже нельзя отменить, но имеем право добиваться, чтобы был положен конец распространению заразы азартных игр – и тем помочь дальнейшим растратам и их жертвам. Здесь не помогут никакие лиги борцов с азартными играми, здесь власть должна применить всю строгость закона, иначе деморализация будет распространяться дальше», – предостерегал Kurjer Stanisławowski.

 

 

Но преступление, совершенное бухгалтером Ссудного банка, привлек внимание властей не только к расцвету азартных игр в станиславівських кофейнях. Под зоркий глаз попала финансовая деятельность самого банка, в котором заподозрили махинации, связанные с фальсификацией годового баланса. На проведение аудиторской проверки своих представителей отправили два финансовых учреждения – Союз ссудных обществ и Краевой банк. Правда, найти нарушения тогда так и не удалось – многодневное люстрация обнаружила лишь ту недостачу, которую причинил своей кражей Владислав Гільчер – 24 160 крон и 65 сотиків.

 

 

О настоящие финансовые махинации Ссудного банка стало известно только через семь лет. В феврале 1914 года дирекцию финансового учреждения обвинили в недобросовестности и злоупотреблениях, в частности, в подделке векселей на сумму 97 тысяч крон…

 

Тем временем в соседней Коломые также возник громкий денежный скандал, и в дело так же пришлось вмешаться полиции. Этот досадный инцидент случился во время гастролей в городе львовского «Народного театра» под руководством Пілярського, а конкретнее – перед планируемой постановкой драмы Зудермана «Да здравствует жизнь!». Зрители, пришедшие на этот спектакль, привлеченные участием в ней звезды тогдашней польской сцены Ванды Семашкової, вместо наслаждаться актерской игрой вынуждены были выслушать грязную ругань из-за кулис: там кого-то обзывали лайдаком, батяром и вором. После этого на сцену вышел один из актеров и объявил, что спектакля не будет, поскольку госпожа Семашкова внезапно заболела.

 

Ванды Семашкова

 

 

Как впоследствии оказалось, у актрисы если и была какая-то болезнь, то только «звездная», а все эти закулисные эпитеты сыпались в адрес директора театра Пілярського, который недодал Ванде Семашковій около 1000 крон гонорара за выступление.

 

Возможно, этот скандал не получил бы такой огласки, если бы возвращая деньги зрителям, что так и не дождались спектакля, директор театра не отказал нескольким студентам, объявив им, что их билеты – фальшивые. В ответ на это поднялся такой шум и суматоха, что господина Пілярського пришлось відпроваджувати из театра на вокзал под усиленным эскортом полиции.

 

 

Как утверждал Kurjer Stanisławowski, этот драматический конфликт между актрисой и директором театра вскоре должен быть завершен эпилогом в судебном заседании.

 

Главные же события общественно-политической жизни города в то время концентрировались вокруг предстоящих парламентских выборов. Магистрат только что обнародовал данные об уточнении избирательных списков, из которых вычеркнули 292 «лишних» избирателей, которые не имели права участвовать в голосовании в Станиславове, потому что еще не прожили здесь соответствующего количества лет или были жителями пригородного Княгинина, и дописали имена 247 избирателей, которые могли отдать свой голос за одного из кандидатов.

 

 

Также в городе в те дни состоялись предвыборные собрания, на которых различные общины определялись со своими представителями на выборах. Самым бурным выдалось вече местных сионистов, на которое пожаловали здешние социалисты. Когда незваных гостей попытались не допустить на собрание, они ворвались туда силой.

 

«На крики, звон выбитого стекла, визг бедняжек собралась такая толпа людей на улице, что движение было парализовано», — писал Kurjer Stanisławowski.

 

Несмотря на учиненный дебош, сионисты вплоть до полуночи проводили свое собрание, выслушивая речи редактора еврейского журнала «Восход» („Wschod») Леона Райха, доктора Зальца из Тарнова, доктора Йонаса, доктора Йозефа Мослера и других. В конце концов, было решено, несмотря заперечливі выкрики социалистов, выдвинуть собственного кандидата на выборах, определение которого поручили избранному комитету.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика