Новостная лента

Мосты единения

09.02.2016

 

Недавно в очередной раз пришлось убедиться, насколько наша публика жаждущая так называемых популярных программ. Вечер оперной классики в исполнении гордости Иордании, певицы, которую с нетерпением ждут на лучших сценах Европы, Зейни Бархоум состоялся во Львовской филармонии.

 

Это была презентация в Украине альбома «ALCANTARA II» («Мост единения»), в котором Ближний Восток и Запад предстают как две грани гармонии мира: рядом с отобранными временем жемчужинами французской и итальянской оперной классики, венгерской оперетты, итальянской эстрадной песни, звучат арабские классические песни.

 

 

Певица приготовила очень благодарную и приятную программу; а особенно для тех, кто любит оперу романтической эпохи. В концерте прозвучали самые узнаваемые хиты из опер этого отрезка европейской культуры: из «Нормы» и «Травиаты» Джузеппе Верди, «Манон Леско» и «Богемы» Джакомо Пуччини, «Кармен» Жоржа Бизе, «Ромео и Джульетты» Шарля Гуно, болеро «Девушки Кадис» Лео Делиба, оперетты «Веселая вдова» Франца Легара, «Поговори со мной» Нино Рота и «Мама» Чезаре Біксіо. Все избранные арии – эффектные и чрезвычайно благозвучные, они – замечательная возможность продемонстрировать всю природную красоту своего голоса и уровень исполнительского мастерства. Публика всегда очень тепло воспринимает такой репертуар, тем более, что во Львове подобные проекты происходят не так часто. Зейна Бархоум владеет с замечательным лирическим сопрано с необычайно широким диапазоном, что позволяет ей включать в свой репертуар арии для колоратурного сопрано.

 

Разнообразная и хорошо скомпонованная программа собрала на одной сцене команду хороших исполнителей: Академический симфонический оркестр Львовской филармонии (работой которого певица была приятно поражена) под батутой итальянского маэстро Лоренцо Тацієрі, сирийского тенора Басема Алкоура, который разделил сцену с солисткой в ряде дуэтов, и Галицкий камерный хор (руководитель – Василий Яциняк).

 

Очень удачным решением было открыть вечер оперных арий увертюрой к опере «Севильский цирюльник» Джоаккино Россини. Уже первые аккорды оркестра сказали: сегодня будет приятный звук. Итальянский маэстро добился такого звучания, что я подумала: жаль, что АСОЛФ хотя бы для эксперимента не сопровождает оперные спектакли. Изюминкой программы (и, увы, единственной) стала известная арабская песня Ana Albi Daleeli (Мое сердце – мой поводырь). Эта песня есть в репертуаре едва ли не каждого арабского исполнителя и окунают на мгновение в мир непривычных для нас звучаний. Зейна Бархоум обогатила ее элементами европейского вокала, и продемонстрировала, что Ближний Восток и Запад не такие уж далекие, и в таких, на первый взгляд, «полярных» культурах можно и стоит искать что-то общее. «Европейскости» этой капризной арабской мелодии оказало также звучание симфонического оркестра, который аккомпанировал солистке.

 

В песне певица раскрыла свой широкий диапазон и пленила слушателей приятным, шелковистым, богатым на оттенки тембром. Каждый следующий ее выход на сцену сопровождался шквалом аплодисментов. Энтузиазм слушателей усиливала драматургия программы: ведь каждый следующий номер поражал новой гранью виртуозности и раскрывал артистический потенциал исполнительницы. Однако, стремление поразить сыграло плохую шутку с артисткой: несмотря на то, что речиталь певицы перенизували дуэты с Басем Алкоуром ( который снискал себе расположение зала приятным тембром и убедительным исполнением) и некоторые оркестровые номера, в определенных ариях чувствовалась усталость. Например, довольно неубедительно прозвучал блестящий вальс Джульетты из оперы Шарля Гуно «Ромео и Джульетта». Эта жемчужина имеет удивительное свойство превращаться в камень преткновения для многих оперных див. Зейна Бархоум может исполнить арию блестяще, и на этот раз она звучала по-ученически аккуратно, кое-где не хватало гибкости и легкости голоса. А это именно та ария, что должно выполняться так уверенно и убедительно, как будто там нет и половины написанных композитором виртуозных пассажей!

 

Также усталость давала о себе знать во второй половине концерта. Довольно простая (в сравнении со всем, что звучало ранее) песня Чезаре Біксіо «Мама» стала последним пунктом испытаний. Певице не хватило голоса в кульминации припева, которая по замыслу «выводит» голос во вторую октаву. Конечно, это далеко не предел диапазона Зейни, но ей не удалось удержать динамику звучания, и за оркестром ее голоса слышно не было. Вообще отношение к динамике у звезд вечера отличалось от того, к которому мы привыкли: манера пения исполнителей отличается динамичной сдержанностью. Хоть и Басем Алкоур, и Зейна Бархоум совершенстве владеют искусством динамической градации голоса – поразить силой голоса (что очень любят, и даже часто злоупотребляют этим исполнители-вокалисты) даже не пытались – и это при условии усиления голоса микрофонами!

 

Сюрпризом вечера, на который после выступления Почетного Посла Украины в Иорданском Хашимитском Королевстве Сергея Пасько публика ждала с нетерпением, стало исполнение хора «Ревет и стонет Днепр широкий» на арабском и украинском языках. Этот последний аккорд «ALCANTARA II» утвердил идею, заложенную в альбоме: единение двух культур, двух разных миров. Распевание слов Шевченко стало как бы подтверждением доброй воли двух стран к взаимопониманию – ведь в этом году исполняется 25 лет с тех пор, как мост единения между Украиной и Иорданией было заложено в Аммане на улице Тараса Шевченко. Возможно, в ближнем будущем вновь выпадет шанс аплодировать Зейні Бахроум в Львове, и открыть для себя больше арабских аутентичных звучаний – заглянуть под занавес культуры, которая для нас все еще является далеким Ближним Востоком.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика