Новостная лента

На фоне реконструкции вокзала продолжалось раскрытие сенсационной кражи

25.12.2015

 

Станиславов 110 лет назад глазами газеты Kurjer Stanisławowski.

 

 

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «Кража на почте и заразные цветы из катафалков».

 

 

 

В конце 1906 года в Станиславе (ныне – Ивано-Франковск) завершалась реконструкция железнодорожного вокзала, который на то время уже стал тесен и для пассажиров, и для работников железнодорожных служб, которые обслуживали пассажирские и грузовые перевозки.

 

 

«Уже в следующем году будем осматривать здание, для сооружения которой, к слову, мы сами немного приложили усилий, и должны быть благодарны только энергичным стараниям придворного советника, начальника Дирекции железных дорог господина Фестенбурга и, в большой степени, посла Ствертні том, что в Станиславове предстанет железнодорожный дворец, который соответствует европейским требованиям», — писала в числе по 23 декабря 1906 года местная газета Kurjer Stanisławowski.

 

По случаю завершения перестройки в станиславовской филиала Польского политехнического общества состоялось собрание, на котором некий инженер Вассершторм «с планом в руках и на основе утвержденных дат» рассказал о том, как изменится облик дворца.

 

 

Первый железнодорожный вокзал в Станиславове

 

 

Первый железнодорожный вокзал в Станиславове появился еще в 1866 году, только через город проложили колею, которая соединяла Львов, Черновцы и румынский город Яссы. Он был сооружен в так называемом «аркадовому» стиле (на немецком языке – Rundbogenstil) и имел сравнительно небольшие размеры. Через 20 лет до дворца пристроили два одноэтажных флигеля, где разместились канцелярия, столовая и почта. А уже в 1899 году станиславівська Дирекция железных дорог обратилась в профильное министерство с просьбой еще больше расширить старый вокзал, потребовав на это миллион крон. В конце концов, план перестройки австрийские чиновники утвердили смету расходов на нее значительно урезали – до 600 тысяч крон.

 

«Окончательный проект реконструкции выполнен в Министерстве железной дороги под руководством нашего земляка (уроженца Галичины – Z), старшего советника по строительству инженера Баудіша», – сообщала газета.

 

Венский архитектор Эрнест Баудіш ранее уже проектировал несколько сооружений для нужд железнодорожников в Станиславове. По его проекту были построены Дирекция железных дорог (ныне корпус медицинского университета), жилой дом для железнодорожников и помещения привокзальной почты и телеграфа. Кроме того, он был автором перестройки вокзалов в Тернополе, а также в польских городах Бохни и Тарнуве.

 

 

Большинство работ по реконструкции выполняли местные, галицкие фирмы. Газета отмечает, что только 55 тысяч крон из общей суммы были выплачены «чужакам», которые устанавливали центральное отопление и выполняли слесарские работы. После перестройки в стиле неоренессанса дворец приобрел такой вид: в вестибюле высотой 20 метров (в основе – 20,5 х 14,3 м) расположился главный вход и кассы – пять пассажирских и одна багажная, вдоль главного входа шли два коридора: правый вел к залу ожидания для пассажиров, которые путешествовали i И II классом, и ресторана, левый – до зала ожидания для пассажиров вагонов III класса и еще одного ресторанчика. «Из каждого коридора можно легко добраться до уборных», — отмечал Kurjer Stanisławowski.

 

 

Кстати, на резных фризах боковых павильонов (со стороны перрона) по сей день сохранились даты начала и завершения реконструкции. Станиславовский вокзал почти без разрушений пережил обе мировые войны. Лишь со шпиля над центральным куполом исчезла крылатая фигура женщины, которая символизировала железнодорожное движение. Последний раз «крылатая проводница» встречается на открытках 1920-х годов. Также куда-то подевались угловые архитектурные украшения из крыш двух боковых павильонов.

 

 

Стоит заметить, что в свое время вокзал стал первым городским сооружением, куда провели электричество. Благодаря немецкой фирме «Сименс и Галльское» за 10 лет до перестройки, 13 января 1897 года дворец, привокзальная площадь, перрон и даже железнодорожные мастерские в Станиславове были электрифицированы.

 

Железнодорожная колея в Воронєнки

 

 

В Ворохту, на лыжи (но на 10 лет позже)

 

 

Необходимость расширения вокзала, очевидно, была обусловлена ростом потока пассажиров: в то время через Станиславов уже были проложены железнодорожные пути и начато движение поездов до Стрыя (1875), Гусятина (1884) и в горы – к Воронєнки (1894). Последнее направление австрийская власть пыталась популяризировать, чтобы привлечь туристов в Восточные Карпаты, в частности, в Ворохту, где, кроме санаториев и пансионатов для литников, в зимний период были оборудованы убежища для лыжников. Для этого на время зимнего туристического сезона (от 1 декабря до 15 марта) даже вдвое уменьшили стоимость билетов из Станиславова до Ворохты. Правда, в кассах станиславивского вокзала время замалчивали информацию про эти скидки, и пассажиры на это сетовали.

 

  

«Многие люди жалуются, что в кассе здешней железнодорожной станции не знают о распоряжении Дирекции железных дорог от апреля 1906 года.13415/6, которым назначено выдавать туристические билеты из Станиславова до Ворохты со скидкой 50% также в зимний период», — сообщал Kurjer Stanisławowski, требуя от кассиров «придерживаться установленных инструкций в интересах развития туризма».

 

 

К слову, снижать стоимость железнодорожных билетов тогда было принято не только на туристических маршрутах. Так же с 1 декабря 1906 года на целую корону подешевели билеты в спальных вагонах, которые обслуживало Международное общество спальных вагонов, – на маршрутах Ісканя–Львов и Львов–Краков. Об этом также было сообщение в местной газете.

 

Пока же со станиславивского вокзала отправлялись в путешествие в заснеженные горы туристы с разных уголков Австро-Венгрии, до Станиславова съехались народные учителя из здешнего уезда. Собрались они по поводу мизерного жалованья, которое получали за свой нелегкий труд.

 

 

«Учительская зарплата скорее напоминает милостыню, а не вознаграждение за труд… Содержание лошади в войске стоит почти столько же, сколько платят учителю, а на содержание заключенного в тюрьме тратят сумму, равную учительской пенсии», — цитировал Kurjer Stanisławowski выступление на собрании учителя со станиславивского пригород Горки (теперь – микрорайон Ивано-Франковская) г-Форовича.

 

Как сообщала газета, учительское собрание было весьма представительным: из 250 народных учителей и учительниц с целого уезда присутствовали аж 220. На собрании решили потребовать от правительства адекватного вознаграждения за учительский труд, приравняв ее к оплате труда государственных служащих 9-11 ранга.

 

Кроме учителей, свои сборы в Станиславове провели также польские женщины города. Причем дамы и барышни обсуждали совсем не тогдашнюю моду и даже не ущемление женских прав – поводом для вече стало тяжелое экономическое состояние Галиции. Перед станиславівськими дамами выступил общественный деятель Юзеф Ольшевский из Львова, который произнес пространную доклад о роли женщин в обществе. Но заседание не превратилось в философский диспут, станиславівські дамы оказались весьма практичными особами и приняли на собрании вполне конкретную резолюцию.

 

 

«В конце концов панна Хадзиньска сделала предложение, чтобы все польские женщины в Станиславове покупали только местные изделия, даже если они уступают по качеству иностранным. Это предложение было единогласно одобрено», — сообщил Kurjer Stanisławowski, заметив, что полсотни собравшихся после собрания записались в Общество содействия промышленности, в котором было создано женскую секцию.

 

Здание бывшего Мещанского банка – тогда и теперь

 

 

А тем временем люди, которые не имели особых хлопот с деньгами, собрались в помещении Мещанского банка, одной из ведущих финансовых учреждений Станиславова. Этот банк владел роскошным домом на улице Сапєжинській (ныне – ул. Независимости, 15), построенной в 1900 году. 15 декабря 1906 года здесь было зарегистрировано новое финансовое учреждение – «Земельный союз в Станиславове».

 

«Потребность в таком Союзе, которая бы по крайней мере частично регулировало отношения в аграрных делах, чувствовалась в нашем крае уже много лет, поэтому ее появление поздравляем с искренней радостью, в убеждении, что она будет стоять на охране не только барских имений, но и польских земель от перехода в » чужие руки», — отмечал Kurjer Stanisławowski.

 

До Наблюдательного совета «Земельного союза» вошли Н.Брикчинський из села Загвоздье, директор Федерального банка во Львове Петр Щепанский, Ян Пошінгер и А.Липский из Станиславова. Дирекция вновь созданного союза возглавили Г.Потворовський из села Радча, В.Заячковський и В.Ласек из Станиславова. На первом собрании члены союза подписались на 22 тысячи крон, а уставный фонд закрепили в размере 100 тысяч крон. Минимальный взнос для участия в союзе составлял 1000 крон.

 

Пока же богачи собирали деньги для решения своих земельных вопросов, полиция продолжала розыск злоумышленников, которые перед тем совершили крупнейшую в истории станиславівської почты кражу, стащив с почтового фургона денежные переводы на сумму 54 тысячи крон.

 

Дело получило неожиданный поворот: воскресного вечера сторож местной ратуши Антоний Шкамат обнаружил в туалете подброшенный мешочек, в котором были акции и векселя. В полицейском участке, куда сторож принес найден пакет, выяснили, что ценные бумаги – часть украденного неизвестными ворами. Таким образом размер ущерба уменьшился до 46 тысяч крон.

 

 

«Вследствие этого в дальнейшем было арестовано еще и сторожа Шкамата, который является больным и немощным 70-летним мужчиной, и еще трех работников почтовой службы», — с некоторым удивлением отметил Kurjer Stanisławowski. В общем под стражей, кроме старенького и, очевидно, невинного сторожа, находились пятеро работников Станиславівської почты: Остапчук, Бабников, Яриновський, Павликовская и Цьолка (хотя точно доказать их причастность к краже следователям никак не удавалось).

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика