Новостная лента

На обочине

24.11.2016

 

Сначала появилась публикация в «GW». Нет, то была не «Gazeta Wyborcza», а «Gazeta Warszawska». О существовании такой газеты я на момент той публикации, искренне говоря, и не знал. Зато оказалось, что «Gazeta Warszawska» о моем существовании знает.

 

Где-то в начале октября близкий друг переслал мне скан недавно опубликованной статье какого Лукаша Павельського под названием «Не впускаймо их в Польшу!». С уточняющим под-, а лучше сказать, надзаголовком: «Список известных украинцев, которые должны получить запрет на въезд в Польшу». Автор статьи остановился на счастливом числе семь, то есть его черный список является своеобразной великолепной семеркой. Ну или ужасной семеркой – в зависимости от того, кто с какой перспективы ту симку склонен рассматривать.

 

Я склонен рассматривать ее с положительной перспективы, прежде всего потому, что именно я ее запираю (хотя мог бы и открывать, и это немного разочаровывает). Впрочем открывают ее лица, меня намного важнее и весомее.

 

Тут наступает время огласить весь список Павельського. В нем (не обязательно именно в такой последовательности): Президент Украины Петр Порошенко, два министра иностранных дел – нынешний, Павел Климкин, и бывший, Борис Тарасюк. Далее за этими политиками три историки Владимир Вятрович (ибо как же без него!), Иван Патриляк и Роман Кабачий. Самое низкое в списке и вообще на газетной странице находится меня – видимо, как неполітика и неісторика.

 

В отношении каждого из лиц автор статьи выдвигает персонализированные претензии, с помощью которых обосновывает потребность сделать такое лицо невъездной. Суть упреков преимущественно в нелюбви к Польше и антипольській поведении. Меня в том числе обвинили в нехорошем отношении к эпохального фильма «Волынь». Что же, вполне уважительная основание для запрета на въезд. Я и сам на месте польской власти не впускал бы такого зарвавшегося критикана к своей стране. Неплохо было бы и все мои книжки в Польше запретить.

 

Если же серьезно, то ощущения далеко продвинутого абсурда поразило меня до такой степени, что я решил тем же сканом поздравить нескольких моих польских друзей. Не удивляйтесь, мол, если я больше к вам не приеду. Закрывайте совместные проекты, гасите свет, все залегает на дно и включаем режим летарґії.

 

Друзья ответили весело. Хотя я, должен признать, какого-то чрезвычайного уныния не испытывал и настроился исключительно на смеховую реакцию. Она не замедлила. «Этих клиентов не обслуживаем!» – процитировала Агата с польской комедийной киноклассики коммунистических времен. Томек охарактеризовал ситуацию (как и саму газету) словом «марґінес», но вынужден был с сожалением констатировать, что упомянутая маргинальность не мешает «Gazecie Warszawskiej» успешно и массово продаваться во многих киосках его страны.

 

Далее в его письме шла историческая справка о том, что «Gazeta Warszawska» имеет достаточно давнюю и порой бурную историю. Такую даже, что в течение 1910 – 1916-го годов главным ее редактором был сам Роман Дмовський. Это имя, раньше у нас почти неизвестно, сейчас постепенно протискивается в историческое сознание украинцев, и некоторые из нас уже знает, что другом украинской независимости этого национального героя Польши полагать никак не приходится.

 

Учитывая эту дмовську традицию, отмечал еще один мой польский товарищ, следует с пониманием отнестись к некоторой неадекватности нынешних материалов «Gazety Warszawskiej». Здесь стоит уточнить: словом «неадекватность» я перевожу употребленное в письме моего товарища «oszołomstwo», что его при желании можно было бы перевести и значительно образливішим украинским словом. И демонстративное присутствие в списке Павельського граждан Украины Порошенко Петра Алексеевича и Климкина Павла Анатольевича вполне недвусмысленно упомянутое oszołomstwo подтверждает. Потому пусть уже там всякие фільмокритикани, холера их возьми. Но если сделать невъездными даже президента и министра иностранных дел страны – якобы стратегического партнера, то это абсолютно и радикально свежая идея в мировой дипломатии.

 

Последнего слова я, пожалуй, не употреблял бы (да и вообще не писал бы этих строк, если бы в течение следующих недель после газетной публикации того списка главный дипломат Польши так откровенно проявил себя не только благосклонным читателем Лукаша Павельського, но и его убежденным практическим последователем. А то, что недавно еще казалось курьезным «ошоломством» и безответственным газетным ляпом, заработало в способ вполне официальный. Хотя – отдадим должное – фамилии Порошенко и Климкина в этом контексте звучать еще не начинали. Зато фамилия Вятровича неоднократно стрясало воздуха в заявлениях чуть ли не всего поголовно польского официоза. А затем к Польше и действительно начали не впускать.

 

Ну так кто сказал, что семь – число окончательное? Есть и другие весьма симпатичные числа.

 

Так «марґінес» становится мейнстримом, неадекватность – нормой, а провоцирование все более глубокого конфликта – любимым стилем отношений со все еще стратегическим партнером. Идеи Дмовского не только живут, они еще чуть – чуть и вполне победят.

 

Только вот других победителей не будет.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика