Новостная лента

Нация и прямая демократия

02.12.2015

11-го марта 1882 года в знаменитом историческом корпусе «Сорбонна» Парижского университета Эрнест Ренан провозгласил доклад «Что такое нация?» В свойственной ему публицистической манере он методом исключения переменных величин попытался аналитически «схватить» и показать сердцевину, или стали величины, образующих понятие современной нации, а точнее гражданской (политической) нации.

 

Подход, предложенный Ренаном, схематичный и спорный по своему характеру. С одной стороны, он безапелляционно отвергает все, что по его мнению мешает становлению современных наций ‒ географическое, религиозное, этническое, расовое, а с другой, стремится постичь самую суть бытия наций. Существование нации ‒ отмечает Ренан ‒ это постоянный плебисцит; то есть духовно-волевое коллективное усилия в борьбе за утверждение себя в мире. И, что важно, нация у него предстает не как механическое сочетание отдельных индивидов, а как целостный организм. И именно в этом аспекте анализа природы наций Ренан будто прорывается сквозь механістичну ограниченность своего времени, становится интересным для исследователей последующих поколений.

 

«Нация ‒ говорит автор ‒ это душа, духовный принцип. Две вещи, которые на самом деле являются одной, составляют эту душу, этот духовный принцип. Одна ‒ в прошлом, другая в будущем. Одна ‒ это общее обладание богатым наследием воспоминаний, другая ‒ общее соглашение, желание жить вместе, продолжать сообща пользоваться приобретенной нераздельной наследием. Человек, господа, не возникает сразу. Нация, как и индивидуумы, это результат продолжительных усилий, жертв и самоотречения. Культ предков ‒ самый законный из всех; предки сделали нас такими, какими мы являемся в настоящее время. Героическое прошлое, великие люди, слава (но истинная), ‒ вот главный капитал, на котором основывается национальная идея. Иметь общую славу в прошлом, общие желания в будущем, совершить вместе великие поступки, желать их и в будущем ‒ вот главные условия для того, чтобы быть народом…

Итак, нация — это великая солидарность, устанавливаемая чувством жертв, которые уже сделаны и которые готовы сделать в будущем. Нация помышляет прошлое, но в настоящем она резюмируется вполне осязаемым фактом: это ясно выраженное желание продолжать общую жизнь. Существование нации — это (если можно так выразиться) повседневный плебисцит, как существование индивидуума — вечное утверждение жизни…»

 

Применен Е. Ренаном методологический подход в современной научной и научно-популярной литературе часто называют и «психологическим», и «историческим» определению нации. В таких дефинициях можно найти рациональное зерно, но оно касается лишь отдельных аспектов описываемого явления. Парадоксальным в его познании наций является то, что отвергая, говоря современным научным языком, переменные величины и концентрируя внимание только на постоянных величинах ‒ на политическом, он все же стремится целостно «ухватить» описываемый феномен и, таким образом, невольно, подспудно поворачивает к нему то, что раньше отверг. Ренан описал нацию в своем докладе как отдельный самодостаточный организм ‒ соответственно, подобный научный подход можно квалифицировать как організмічний метод, со всем сопутствующим етнопсихологічним контентом. Тем более, что організмічний метод познания действительности был популярным направлением в философской традиции мышления ХІХ-го века, и Ренан мог сознательно, или, по крайней мере, подсознательно отрефлексировать его в своей работе.

 

Далее стоит обратить внимание на еще один важный момент, хотя он прямо не касается Ренана, а скорее эволюции использованной им идеи. Через пятьдесят лет после «Сорбонівського манифеста» французского мыслителя выдающийся ученый-естествоиспытатель Людвиг фон Берталанфи, основатель системного подхода в науке, отметил, что пытаясь преодолеть менаніцизм и витализм, он «вынужден был стать защитником так называемого организмического мировоззрения… «Я пытался ‒ отмечает Берталанфи ‒ применить эту організмічну программу в различных исследованиях по метаболизму, росту и биофизике организма. Одним из результатов, полученных мною, оказалась так называемая теория открытых систем и состояний подвижного равновесия, которая, по сути, является расширением обычной физической химии, кинетики и термодинамики. Оказалось, однако, что я не смог остановиться на однажды избранном пути и был вынужден прийти к еще большей генерализации, которую я назвал общей теорией систем».

 

Сегодня системный подход является одним из научных методов, который используется не только в естественных науках, но и в политических и исторических.

 

Украина: 30-лет повседневного плебисцита

 

В своем труде Е.Ренан коснулся еще одной важной проблемы в процессе становления наций: плебисцита. Волеизъявление народа в толковании французского мыслителя звучит, с одной стороны, как своеобразная политическая метафора, отражает планетарную борьбу наций за выживание, а, с другой, как внутриполитический инструмент прямого волеизъявления народа, форму непосредственной (прямой) демократии.

 

Стоит заметить, что значение плебисцита с того времени не только не уменьшилось, а существенно возросло. Новейшая история Украины прямое тому подтверждение. Эскизно обозначим главные направления и вехи развития украинского волеизъявления.

 

Через 2-года после ХХVII съезда КПСС, который утвердил перестройку, и через 2-года после Чернобыльской катастрофы, которая потрясла население УССР не только своей страшной разрушительной силой, но и неадекватным поведением коммунистической номенклатуры, 26 апреля 1988 года на Площади Октябрьской Революции (сегодня «Майдан Независимости») состоялся первый несанкционированный властями оппозиционный митинг. Инициатором акции выступил Украинский Культурологический Клуб (УКК), который состоял в основном из выпущенных Горбачевым на волю политзаключенных и студенческой молодежи.

 

Газета «Знамя коммунизма» описала это так: «Используя как повод вторую годовщину аварии на Чернобыльской АЭС, участники сборища стремились провокационными выкриками и надписями на транспарантах подстрекать прохожих к противоправным действиям, сознательно спекулируя на их чувствах.

 

Руководители и активисты так называемого УКК были официально предупреждении правоохранительными органами о недопустимости подобных действий в соответствии со статьей 187/3 Уголовного кодекса УССР…

 

Поскольку, несмотря на предупреждения, участники сборища продолжали свои антиобщественные действия, сотрудники органов внутренних дел и народной дружины были вынуждены доставить в Ленинский РОВД 17 правонарушителей.» (Украинский Хельсинский Союз (1988-1990) в фотографиях и документах. ‒ К.: «Факел», 2009. ‒ с. 39).

 

В этом открытом столкновении старого и нового все было несоразмерной: глобальность ядерной трагедии и мелочный испуг компартноменклатуры перед правдой о ней, мизерное количество протестующих и масса нагнаної милиции и КГБ ‒ на фоне зачумленного молчание подавляющего большинства народа. Митингующие за несколько минут были насильно скручены милицией и доставке в ближайших РОВД. Зачистку было сделано быстро и незаметно для людей. Но то ли с перепугу, то ли ярости коммунисты, потеряв ощущение реальности, с контрпропагандистською безоглядностью продолжили борьбу с новым явлением на страницах собственных СМИ, а других, как известно, тогда не было. И на следующий день ошеломленные киевляне узнали, что украинские националисты, о которых они знали только из исторических книг и фильмов, неожиданно вернулись в Киев, и, собственно, теперь ходят между ними. Национализм с абстрактного, теоретического явления начал постепенно превращаться в знакомую картинку повседневной жизни, картинку в которой можно было распознать и соседа, и брата, и даже, как в зеркале, самого себя.

 

Этот первый митинг, в условной системе координат национальной революции, можно было бы назвать точкой отсчета, началом плебисцита о новой Украине, которая должна была прийти на смену СССР. Исторически интересно, что он состоялся именно на Майдане, а не на какой-то другой киевской площадке. За этим событием наступила другая, дальше третья, четвертая, потом еще одна, несмотря на контрмеры советской власти. Народ постепенно начал заинтересованно вслушаться во все более громкие призывы к свободе. Противостояние росло, набирая очертания борьбы за власть, за новую стратегию развития Украины. На политической арене появились новые оппозиционные структуры: Украинский Хельсинский Союз и Народный Рух Украины за перестройку.

 

Очевидно, наиболее подготовленной попыткой коммунистов перехватить инициативу ‒ как идеологически, так и организационно ‒ можно считать проведение 17 марта 1991 года Всесоюзного референдума о сохранении СССР. Михаил Горбачев предложил заключить новый Союзный договор на замену старому, обремененному кровавым насилием в отношении порабощенных Россией народов. На усмотрение граждан был задан вопрос: «считаете Ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности». Отвечать надо было «да» или «нет».

 

Результаты плебисцита показали динамику роста националистических настроений, хотя советский консерватизм, еще был весомо ощутимым. Большинство населения УССР проголосовало за обновленный союз. Исключение составили только три Галицкие области и Киев, которые решительно выступили против продолжения жизни в общей коммунистической коммуналке.

 

Если подобные настроения в Галичине были понятны и традиционно ожидаемые, то голос Киева проявил новую реальность, прорастала сквозь коммунистическую мертвечину. Четыре года политической работы патриотических сил и выше, чем в среднем по стране образованность, сделала Киев флагманом политики национального освобождения.

 

Основным политическим инструментом изменения мировоззренческих настроений в республике стал Народный Рух Украины. Им за несколько лет были проведены тысячи различных мероприятий ‒ от творческих вечеров до массовых митингов. Некоторые из них поражают воображение даже сейчас. Например, пытаясь «переиграть» КПСС и КГБ, которые в борьбе против национальных демократов главной своей задачей поставили расколоть, противопоставить друг другу различные территории Украины, Движение провел многомиллионную акцию «Цепь единения». 21 января 1990 года в день 71-летия «Воссоединения Украинской Народной Республики и Западно-Украинской Народной Республики» около трех миллионов человек вышли на улицу и, взявшись за руки, создали «живую цепь» от Львова до Киева, а далее, фрагментарно, и в Харьков.

 

Не менее значимой стала патриотически-просветительская акция к 500-летию образования украинского казачества, проведенная 1-5 августа 1990 года Народным Рухом Украины. На мероприятия в Запорожской и Днепропетровской области съехалось несколько миллионов людей. Апогеем стала огромная демонстрация, прошедшая по центральным улицам Запорожья. Тогдашний руководитель области, в сердцах даже публично сказал, что Коммунистическая партия потеряла контроль над политической ситуацией в стране, проиграв Движения идеологически.

 

Радикально довершила смену настроений в республике попытка государственного переворота 19 августа 1991 года, совершенная группой коммунистических военных и государственных руководителей (ГКЧП) в Москве. Трусость, вялость, нерешительность гакачепістівців и массовое неприятие их народом создали благоприятные условия для обретения государственной независимости. Притом, что важно, консенсусным решением подавляющего большинства депутатов Верховного Совета УССР. Коммунистическую большинство подталкивал к этому страх перед демократической властью в РФ и вера, что им удастся удержать власть, законсервировав прокоммунистические настроения в УССР, а оппозиционную «Народную Раду», в которую входили и депутаты от НРУ, стремление воспользоваться этой растерянностью и одержать стратегическую победу, освободиться от московского ига. 24 августа 1991 года Верховная Рада принимает исторический «Акт провозглашения независимости Украины».

 

Произошел колоссальный геополитический сдвиг. Упал огромный имперский колос, разделял мир на две части ‒ демократическую и тоталитарную. Деспотия, как едкий туман под ветром свободы, торопливо отполз назад, в свое «Евразийское логово» ‒ в ущелья Уральских гор, Сибирские болота. Зло временно отступило…

 

Продолжалась системная работа по проведению «повседневного плебисцита» ‒ говоря словами Ренана, ‒ дала свои весомые результаты: после 750‒летнего рабства была восстановлена независимая Украинская Держава. Нация получила естественную форму своего существования. Осталось только легитимизировать этот факт средством всенародного референдума. Идею провести общенациональный плебисцит по вопросу провозглашения независимости выразил лидер Национального Совета академик Игорь Юхновский. В общем, это был дальновидный замысел, что с правовой стороны легитимизировал провозглашения независимости, с политической ‒ минимизировал возможные проблемы в будущем, а с миро ‒ выступил интегратором широких масс народа в новую политическую целость ‒ украинскую нацию.

 

Об участии Народного Руха Украины в этом мероприятии можно написать отдельную книгу. На получение положительного результата были брошены все имеющиеся материальные и человеческие ресурсы. Все патриоты, в том числе и тогдашние руководители нового государства, включились к публичной агитации за положительное голосование народом. Проголосовав на Референдуме за независимость, народ Украины фактически стал Украинской Нацией, по крайней мере в политическом измерении.

 

Майдан как революционный плебисцит украинцев

 

Жизнь на Земле циклична по своему характеру: оно, как колесо, сначала поднимается вверх, а потом тянет к низу. Так, например, подъем мировой экономики всегда завершается кризисом, которую можно расценивать как требование к самосовершенствованию. Такая диалектика общественной жизни, и если ты не учел новых тенденций, не сделал соответствующих изменений, то, как песок, спадеш с мирового колеса истории на самое дно, а если учел, то логика мирового развития снова вытащит тебя на саму гору.

 

Готовность к соревнованию, к борьбе нужно утверждать ежедневно. Нация ‒ это повседневный плебисцит! Конечно, после провозглашения государственной независимости нужно было сделать новые шаги к самосовершенствованию. Но этого не произошло. Молодая украинская государство имело серьезные изъяны, и, что самое печальное, в том сегменте, который вырабатывает и реализует стратегию развития. Новая государственно-политическая элита была реинкарнацией вчерашней колониальной администрации, что воспринимала автохтонное население как враждебное, которое необходимо только уярмлювати и эксплуатировать. Процесс приватизации народного имущества стал альфой и омегой ее мировоззрения, он существенно усилил патологические процессы ее вырождения.

 

К сожалению, в этот исторический момент не нашлось сил, способных существенно повлиять на внутреннюю политику молодого государства. Народ равнодушно наблюдал за «дерибаном» пост-коммунистических крыс. А когда систему охватывает равнодушие, то за ней неотвратимо придет время «энтропии» ‒ распада. На смену роста, прогресса, эволюции придет упадок, регресс, инволюция. Получив посткоммунистическую элиту как плату за свободу, украинский народ не сумел быстро политически самоорганизоваться и поменять ее на альтернативу — народнорухівську. Объективные и субъективные факторы привели к тому, что посткоммунистическая система інволюціонувала до состояния олигархического капитализма, паразитического нароста, что поглощает все жизненные соки народа. Особенно это стало очевидным, когда в ней начал доминировать донецкий клан.

 

Исторически Оранжевая Революция и Революция Достоинства является общественной попыткой выработать и реализовать политическую альтернативу этому деградирующему общественному процессу. Одновременно, на этот ход событий наложилась попытка Российской Федерации восстановить Империю, поглотить бывшую свою колонию. То есть, контрреволюция объединились с чужеземной экспансией, что существенно драматизувало события в Украине.

 

Свершившимся фактом является то, что Революция Достоинства победила не благодаря своим публичным лидерам, а наоборот ‒ вопреки их договоренностям с Януковичем. Революцию совершил украинский народ, подтвердив этим свое право на существование. Можно даже утверждать, что Майдан был своеобразным революционным плебисцитом украинского народа, который вопреки всем негативным процессам подтвердил свое право на самостоятельное национального бытия.

 

Вторым следствием Революции Достоинства было то, что украинский народ, одержав победу как над внутренними, так и над внешними врагами не смог взять власть в свои руки. Образно говоря, руки у него просто не было. Потому что такими «руками» народа могут быть лишь массовые политические партии. А «базікаючі головы» на Майдане представляли, в той или иной мере, крупные промышленно-финансовые группы, а не интересы народа. Поэтому власть, которая буквально валялась на земле под ногами, подобрали представители олигархических кланов.

 

Вместо вывода: ДВИЖЕНИЕ за социальную и национальную революцию

 

Тридцатилетний опыт борьбы за украинскую нацию доказывает, что он может быть успешным только тогда, когда принимает массовый, общеукраинский характер. Поэтому мы должны сформировать несколько фундаментальных целей, которые необходимо реализовать в форме прямой (непосредственной) демократии, плебисцита.

 

Первым требованием должен стать призыв к социальной революции: радикальной ликвидации олигархии как паразитической социальной слои. Законодательный запрет представителям крупного бизнеса участвовать в политической жизни государства. Правовой пересмотр законности приватизации крупных предприятий, национализация имущества олигархов-сепаратистов.

 

Вторым требованием должно стать возвращение захваченных территорий. Независимо сколько будет продолжаться это отвоевание (реконкиста), но оно должно закончиться нашей победой. Этот пункт охватывает комплекс вопросов обороны и безопасности страны и военно-промышленного комплекса, добровольческого и волонтерского движения.

 

Третьим требованием должно стать возрождение национальной культуры и науки. Украинский язык должен безальтернативно стать языком государственной и военной службы, национальных средств массовой коммуникации, должен выполнять функции языка межнационального общения в Украине.

 

Четвертой должно стать требование радикальной экономической реформы, которая бы учитывала как мировые тенденции, так и интересы большинства украинского народа.

 

Эти требования можно оформить в один народный универсал «Требования Майдана». Обсудить. Создать инициативные группы по проведению плебисцита и начать массовую кампанию за его проведение.

 

Инициативные группы могут стать зародышем народного движения, способного сделать Реформацию снизу, окончательно освободив политическую систему от деструктивных, паразитических элементов.

 

Евангелие утверждает: кто стучит, тому открывают. Поэтому давайте начнем Движение за прямую демократию, за социальное и национальное возрождение Украины. Нация ‒ это повседневный плебисцит!

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика