Новостная лента

Насилие: от природы или сообщества?

04.10.2015

 

 

Умышленное убийство: культурно обусловлено, биологически унаследованное явление? «Поиск подозреваемых» в филогенетическом древе млекопитающих предоставляет новые данные для анализа. Согласно с ними, внутрішньогрупова агрессия откровенно растет в направлении приматов, в то же время развитие социального и территориального стиля жизни также побуждает прибегать к насилию, информируют ученые в журнале Nature. На основании этих утверждений можно прийти к выводу, что у людей было двойное источник наследственной склонности к насилию.

Доля убитых в результате внутрішгьогрупової агрессии приматов и их предков.

Убийстве появилось с зарождением человечества: даже среди неандертальцев были летальные междоусобицы, резня и людоедство. И homo sapiens вырезали противников – на это указывает анализ ископаемых скелетов, которым 10 тысяч лет.

 

И откуда взялась человеческая склонность к агрессии и насилию, и вообще это чисто человеческая черта? На эту тему веками спорят социологи, психологи и философы. Одни в насилии видят прежде всего культурный феномен, другие убеждены: внутренняя агрессия человеку перешла в філогенетичний наследство, а насилие в мире животных это доказывает.

 

«У многих приматов часто проявляется межгрупповая агрессия, происходят и убийства детей, – объясняют Жозе Мария Ґомез (José Maria Gómez) и его коллеги из Гранадського университета. – Даже, казалось бы, мирные млекопитающие, например, хомячки и лошади, время убивают представителей своего же вида». И про львов, и про других животных, живущих стадами, известно: новые альфа-самцы могут убивать потомков своих предшественников.

 

То ли человеческая склонность к насилию является результатом того, что мы млекопитающие? Чтобы добраться до сути этой проблемы, Ґомез с коллегами впервые систематически проанализировали четыре миллионы случаев летального внутригруппового насилия среди 1 024 видами млекопитающих из 137 различных семей и 50 тысяч лет филогенеза. Также они дослідкували случаи убийства в 600 различных человеческих популяциях – от каменного века до сих пор.

 

Результат: внутригрупповое насилие происходит во всех группах млекопитающих. В целом среднее количество летальных случаев в результате агрессии равен около 0,3 %, высчитали ученые. «То есть, смеретльне насилие между всеми млекопитающими является редким, но не уникальным явлением», – рассказывает Ґомез с коллегами.

 

Четко прослеживается одно отличие: «Летальная агрессия между китами, летучими мышами и зайцеподібними является редкой, и между представителями других групп присутствует чаще, в частности речь идет о приматах», – информируют ученые. Это подтверждают анекдотические сообщения об агрессии среди шимпанзе или – последнее время часто наблюдают – орангутанами.

 

В этом просматривается эволюционная тенденция: чем ближе филогенез приматов, тем выше уровень их внутригрупповой агрессии. Например, у общих предков грызунов, зайцев и приматов уровень агрессии равнялся 1, 1 %, в предков примата и землеройки – 2,3%, а у приматов – 2, 4 %, информируют ученые. В человекообразных обезьян уровень насилия несущественно, и уменьшается – 1,8 %.

 

То есть, что касается філогенної склонности к насилию, то важными являются образ жизни и среду, отмечают ученые. Они установили, что различные виды животных, которые живут социально и территориально, от природы наделены большим потенциалом агрессивности, чем одиночки или нетериторіальні виды. То есть, в процессе эволюции гены и образ жизни совместно отвечали за то, что одни животные более склонны были прибегать к насилию против своих собратьев, чем другие.

 

Относительно людей, то на истоках истории масштаб внутригруппового насилия почти достигал 2 %, рассказывают ученые. Это означает, что пещерные предки людей были не менее агрессивными, чем другие приматы. Люди унаследовали склонность к насилию в результате филогенеза, констатируют Ґомез с коллегами. «Этому мы обязаны тому, что расположены на агрессивно настроенной ветке генеалогического древа млекопитающих».

 

Так, наша агрессия порождена как генами, так и социумом. «Социальное поведение и територіальність, которую мы разделяем с нашими ближайшими родственниками, – оба факторы к этому привели», – отмечают ученые.

 

В процессе культурного развития уровень насилия менялся. В период 5 000 – 3 000 лет назад он внезапно вырос до 15-30%, информируют Ґомез с коллегами. По их мнению, это можно объяснить возникновением племенных лидеров и крупных групповых объединений. В результате этого войны и междоусобицы стали более частыми.

 

Только в наше время, около 100 лет назад, убийства снова стали редкими: сегодня уровень летальной агрессии равен около 0,1 %, свидетельствует разведка. Согласно полученным результатам, сейчас мы агрессивные почти в 200 раз меньше, чем наши предки в каменный век. Это доказывает, что люди не являются просто продуктом биологии – независимо от того, агрессивна у нас наследственность, или нет.

 

 

Gewalt: Biologisches Erbe oder Kultur?

Nature, 29.09.2016

Зреферувала Соломия Кривенко

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика