Новостная лента

Не говорите мне о какой-то там Луганск

01.02.2016

 

не говорите мне о какой-то там Луганск
он давно ганськ
лу сравняли с асфальтом красным

Люба Якимчук

 

«Какой-то там Луганск», возможно, стал таким, потому что был своеобразным островом – изолированным и в то же время бунтарским. Он существовал на грани, на пограничные – чувствительном и разнообразном. Луганск напоминает Детройт – город грехов индустрии перед природой, город рок-музыки и машин. У Луганска есть свои грехи, свой рок-н-ролл, и свои скелеты в шкафу.

 

От сампочатку построен вокруг заводов, Луганск переживал разные экономические кризисы. В то же время в городе отсутствовала гуманитарная интеллигенция. Это и повлекло его своеобразную позаконтекстну изолированность; это и породило миф, что здесь будто один застой и фрустрация. Но если заглянуть в его лицо, присмотреться, то можно увидеть там яркие черты андеграунда и нетипичного мировоззрения, сформированного под влиянием техноінтелігенції, метаморфозами промышленности в различные формы и состояния.

 

Собственно, таким делом и занимается сейчас Молодежная организация «СТАН», которая переехала из Луганска до Ивано-Франковска, и создала проект «Luhansk’s Art&Facts» – виртуальный музей о культурная и общественная жизнь Луганска 2004-2013 гг. Мы пообщались с организатором проекта Ярославом Мінкіним – общественным активистом Луганска и идейным вдохновителем молодежной организации «СТАН».

 

 

Начало. Культурная карта. Наклейки. Виртуальный музей.

 

Все началось с прошлогоднего фестиваля MitOst в Ивано-Франковске. Участники рассказывали о собственные проекты; Ярослав Минкин тогда представил культурную карту, которую «СОСТОЯНИЕ» создавал в Луганске в 2013 году. Она показывала, какие стороны культурной жизни являются сильными и имеют потенциал, а которые нужно дорабатывать. Из исследований остались только несколько экземпляров карты и наклеек. Теперь это не только информационный материал, но и музейными экспонаты из мира, которого уже нет. Креативный класс эмигрировал; люди с Луганска живут кто где – от России и Польши до Австралии и США.

 

Ярослав Минкин: Есть там определенная идентичность – социальная и географическая, и мы поняли: если мы неспробуємо сохранить информацию о культурной жизни города, то эта культура уже навсегда будет похоронена. Дополнительным мотивационным фактором стал стереотип, что на Донбассе ничего не было. Если мы не соберем доказательств событий (прежде всего, общественных действий в защиту прав человека, отстаивание общественных интересов), то наши враги человечества (не только Украины, но и в целом – определенные деструктивные силы) будут использовать стереотипы в дальнейшем, и будут говорить, что Луганск был частью Мордора. А на мой взгляд, Луганск был на границе, но из этого, украинской, стороны. Продолжается война за идентификацию города, и, собственно, совершенно случайно появилась идея сделать виртуальный музей. Она вышла тоже непростая. Предварительно мы исследовали стереотипы о людях с Донбасса, а идея с музеем возникла уже на основе этих исследований.

 

Современный этап развития проекта

 

В команде работают профессионалы из разных сфер: Ярослав Минкин называет себя «музейным головой», а журналистка Светлана Ославська – «куратором музейной коллекции», активист Богдан Дубильовський работает над разработкой сайта; есть помощник, который помогает с IT.

 

Проект «Luhansk’s Art&Facts» создан совместно с Goethe-Institut, при поддержке Министерства иностранных дел ФРГ, и при консультативной поддержке Friedrichshain-Kreuzberg Museum в Берлине. Организаторы проекта успели собрать больше, чем 400 (арте)фактов, которые являются не только физическими предметами (например книгами), но также воспоминаниями горожан или иллюстрациями конкретных акций, перформансов, фестивалей или концертов. Сюда входят «артефакты», связанные с различными художниками и событиями, даже с теми, которые теперь поддерживают так называемую ЛНВ или выехали в Россию.

 

 

Ярослав Минкин: Мы небольшая группа, и не можем взять на себя ответственность за разрушение всех стереотипов, но делаем хороший вклад – собираем факты. Пока мы не занимаемся никакой аналитикой. Мы хотим сначала собрать разрозненные факты, за которыми надо ехать на оккупированную территорию, и обращаться в так называемых коллекционеров, которые живут за пределами Украины. Речь идет о музее, который объединяет информацию о культурной и активистское жизни города за 10 лет – это большое расстояние в три активных действенных поколения. Люди видят только экспозицию, хотя на самом деле за картинками в Facebook стоит большая база данных. Мы готовим инструменты, чтобы потом правозащитники и деятели могли использовать информацию и исследования, и разрушить стереотипы.

 

Лицо культуры города. Факты

 

«Янукона», портрет Януковича на коробках из-под конфет, муляж мумии Сталина, на которой писали о кровавых преступлениях вождя, странные рок-группы Луганска, вечеринки и кинопоказы – все это можно найти в виртуальном музее.

 

Ярослав Минкин приводит также ряд фактов, которые указывают: культурная жизнь Луганска развивалось:

 

– Украинская организация «Наш мир», которая защищает права ЛГБТ, начинала свою деятельность с Луганска. В Луганске были два культурных учебных заведения: Академия культуры и искусств и Институт культуры и искусств, которые даже конкурировали между собой.

 

Ярослав вспоминает смешной факт: в Луганске нет ни одной шахты, и никогда не было. Возможно, для тех, кто не был в Луганске, это звучит странно. Есть одна шахта, но она находится за пределами Луганска, в селе. Здесь почти не осталось заводов, но существовал сильный конфликт между позицией власти и неформальными движениями, которые там существовали. Наш фестиваль кино ежегодно собирал от 1 тыс. до 1,5 тыс. людей. Если посмотреть на лица тех людей – то это были люди не с песьими головами. Это было прогрессивное город, только об этом мало кто знал.

 

Квартира луганского художника стала культовым местом различных культурных событий Луганска. Когда-то там собирались Сергей Жадан, Надежда Колесникова, и даже Лена Заславская, которая сейчас поддерживает ЛНВ. До того момента, как начался Майдан, это была интересная тусовка. Как-то до Луганска впервые в 2008 году приезжал покойный Юрко Покальчук, и назвал Луганск островом – потому он сохранился обособленно, как и много других городов в Украине. Он поддерживал литературные группировки, помогал публиковаться и выступать за пределами Луганска.

 

 

Почему память о город является важным?

 

Ярослав Минкин: Когда я рос, в 90-тых, было много фактов, для меня полностью понятным. Например, что во время сталинских репрессий десятки миллионов людей было уничтожено. Или о том, что было сильное движение сопротивления, который пытался противостоять нацистской Германии или советской системе. И мои дети или внуки будут воспитываться на этих фактах. Для меня важно сохранение памяти для будущих поколений, ибо неонацизм и неосталинизм начинают поднимать голову, когда люди забывают прошлое.

 

В Украине проблема памяти очень странная: люди имеют амнезию и тотальное незнание. Например, мы не знаем, что происходило в Абхазии или Приднестровье, ведь наша страна не была одной из тех, кто активно принимал участие в конфликте. Если мы продолжим забывать, то через 20 лет люди скажут: «А на Донбассе разве что-то было?» Мне кажется, что преступления против человеческой истории или памяти происходят везде, даже в Франковске. Работой, которую мы делаем, люди не слишком увлекаются, потому что им не хочется помнить о сложное и плохое. Но помня об этом, про исторические моменты, мы не сможем построить свое государство. Сохранение истории, ее анализ и признание ошибок – это пока что основные наши проблемы, которые нужно решать.

 

Останется ли музей только музеем?

 

Чтобы виртуальный музей не был законсервированным нафталиновыми взглядами, он должен быть современным и актуальным. Мы не хотели бы входить в политический дискурс, потому что сразу встанет вопрос: кто может так общаться, кто не может? Сразу будут претензии со стороны патриотов, потому что мы предоставляем площадку для общения людям с «сепаратистскими» взглядами. А у людей с той стороны будут проблемы, если их заметят в такой акции: их будут считать коллаборационистами с украинской тусовкой. Среди планов на следующий год есть идея сделать истории современной жизни художников Луганска – показать, куда дальше повело их жизни. Мы бы хотели устроить физическую перевозную выставку музея, в которой мы бы показывали культурную жизнь города. И продолжать собирать те вещи, которые не собраны, и ставить вопрос: почему это так? Давать доступ другим людям, переводить на другие языки.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика