Новостная лента

Не такой Москва ниндзя, как ее рисует Запад

17.09.2015

Панический страх перед Путиным, присутствовавший на Мероприятии в уважаемых политиков и аналитиков, приводит к тому, что руководитель России кажется всевластным, а мы, все остальные, выглядим бессильными.

 

 

Или президент Путин выберет следующего президента США? По моему мнению, нет, но когда читать лавину комментариев на тему мнимого вмешательства России в американскую политику, то можно иметь другое впечатление.

 

Мне это немного напоминает новеллу российского писателя Виктора Пелевина «Операция Burning Bush». Это рассказ о скромном российского учителя английского языка с мощным голосом, которого завербовали для осуществления специальной разведывательной операции: говорить с президентом Бушем через имплантат в его зубах. Согласно инструкциям Кремля, учитель, изображая голос Бога, передает 43-му президенту замысел инвазии в Ирак. Потом узнаем, что в 80-х годах XX века Центральное разведывательное управление осуществило подобную операцию — на этот раз изображая дух Ленина — чтобы уговорить Горбачева начать перестройку, что породило череду событий с распадом Советского Союза в конце.

 

Реально ЦРУ этого не делало, хотя бесспорно принимало участие в идиотских идеях холодной войны. Однако, сопоставляя эти два заговора, Пелевин освещает уровень паранойи, что преследует Москву: все зло, которое творится в России, является следствием тайных американских операций. И хоть он написал свое повествование перед нынешней президентской кампанией в США, складывается впечатление, что его пуант касается обеих сторон.

 

Трудно переоценить степень российской антиамериканской паранойи. Российские руководители воспринимают как аксиому, что массовые протесты в Москве в 2011 и 2012 годах были организованы из-за границы, а украинская єврореволюція на Майдане была инспирирована Западом и состоялась благодаря ресурсам Запада. Даже падение нефтяных цен является, по их мнению, результатом заговора ЦРУ.

 

В этом безумии есть зернышко правды. Во взаимно зависимом мире, в котором все больше затираются границы между зарубежной и внутренней политикой, обоснованным является цель, что вмешиваться во внутреннюю политику противников — а также и соседей — является легкой и приемлемой частью игры.

 

Шокирует также уровень распространенности такого же конспірологічного мышления на Западе. Комментаторы усматривают участие Путина во всем, от «Брекзіту» и волны евроскептицизма в Западной Европе до расцвета Дональда Трампа в США. Панический страх перед Путиным распространен на Западе так же, как вера Кремля в зловещие действия Запада.

 

Очевидно, как в известном шутка, то, что ты являешься параноиком, не означает, что тебя никто не преследует. Да, Путин явно бы хотел, чтобы Трамп стал следующим президентом США (хотя вынужден соблюдать осторожность в своих пожеланиях). И Демократическая партия имеет все основания беспокоиться евентуальним вмешательством Москвы во внутреннюю политику этой партии.

 

Однако огромным преувеличением является убеждение, что российское вмешательство определит исход выборов и даже что Россия это попробует. Действия Кремля является, скорее чорнокнижною версии «популяризация демократии», которую США проводит в таких странах, как Россия, и которое заключается в финансировании либеральных неправительственных организаций — здесь речь идет о бросание вызова монополии Путінової власти. Это раздражает, тревожит, но явно не является угрозой.

 

Реальная проблема заключается в том, куда такая паранойя ведет. Западные политики и комментаторы тревожно склонны обвинять российскую пропаґанду или деятельность Федеральной службы безопасности в проблемах наших демократий. Очевидно, Путин пользуется «Брекзіту», а может, даже немного причастен к результату референдума, но проблема действительно заключается в этом? Или мы действительно верим, что Трампова привлекательность, которая вырастает из его ксенофобної тональности, исчезла бы за несколько дней, если Кремль всей своей силой поддержал бы Хиллари Клинтон?

 

В позиции «обвинять Путина», которую на Западе принимают серьезные политики, аналитики и медийные источники, тревожным является то, что, как следствие, руководитель России кажется всевластным, а мы, все остальные, выглядим бессильными. Перекладывание вины на Россию приводит к тому, что мы неспособны эффективно обсуждать серьезные проблемы, с которыми как общества имеем дело, а также к тому, что неопределенности и риски, которые предстают во все более взаимозависимом мире, упрощенно сводятся к соперничеству между великими державами. Это не способствует нам в понимании России и природы ее управления и так же не облегчает принятия эффективной стратегии против Москвы.

 

Панический страх в отношении Путина еще и невольно усправедливлює утверждение Кремля, что Россия является державой и имеет сильного лидера — тогда как российское правительство не в состоянии обеспечить ни экономическую состоятельность, ни общественную справедливость. А также бессознательно усиливает пропаґандистську машину Путина, укрепляя образ России как геостратегического ниндзи в мировом масштабе, что искажает результаты выборов и нарушает функционирование информационных сетей, не оставляя следов.

 

Нарратив «обвинять Путина» является не только пропаґандистською ловушкой; он является также и сомнительной избирательной стратегией. Последние исследования от Pew Research Center указывают, что хотя большинство американцев и европейцев негативно оценивают президента России, однако американцы не испытывают большой угрозы от Москвы. Их больше беспокоит терроризм, зрадикалізований ислам, кибер-атаки, потеря работы, китайский экспорт дешевых товаров, а более всего — миграция. Одержимость Путиным лишь укрепляет месседж республиканцев, демократы потеряли контакт с ежедневными гризотами американцев. Трамп является кандидатом родом из ада, но пункт на Путине приводит к тому, что Хиллари Клинтон выглядит кандидаткой со вчерашнего дня.

 

В сегодняшнем збожеволілому мире высоким приоритетом следующего президента США должно быть сохранение здравого смысла Америки. Преодоление нашей паранойи в отношении Путина было бы желательным первым шагом к тому, чтобы поднять дестабилизационные международные влияния России.

 

 

Iwan Krastew
Nie taki Moskwa nindża jak go Zachód maluje
Gazeta Wyborcza, 20.08.2016
Перевод О.Д.

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика