Новостная лента

Неизменность переменного

16.12.2015

 

То, что называется прогрессом цивилизации, держится на появлении и доступности новых материалов. Так же, как в человеческом организме все зависит не так от видимой строения функциональных деталей, а от скорости и направления биохимических реакций, которые превращают инженерию органов в длительную ценность, цивилизационные изменения зависят от синтеза новых веществ, которые становятся носителями невозможных доселе свойств.

 

Поэтому фундаментальная наука, а впоследствии и производство все новых способностей материалов, помноженная на массовое ними пользования, непосредственно влияют не только на обеспечения все большего числа людей каждый раз легким удовольствием неизменных базовых потребностей, но и на ментальные вещи. Ментальная эволюция человечества заключается в изменении отношения и восприятия определенного стандарта: какими личными усилиями возможно достичь большего – более устойчивого и более многообразного – комфорта. Который так или иначе измеряется еще и в соревновании со временем, кінечністю человеческой жизни и кажущейся бесконечностью человеческой цивилизации.

 

В этом смысле украинская ситуация является очень запутанной, а потому и интересной. На протяжении четверти века мы находимся в причудливой неравновесии между реальным доступом к всех возможностей глобальной цивилизации комфорта синтезированных материалов и новорожденным представлениям о необходимые стандарты того потребления, которое могло бы быть, может быть, должно быть, обязано быть.

 

К тому же этот дисбаланс материального и ментального обостряется через очень медленный выход из найґрандіознішого эксперимента за всю историю человечества, в котором мы принимали участие – советского коммунистического тоталитаризма. Поэтому наши требовательные мечты о безболезненный комфорт напоминают калеку после родовой травмы, которому подсовывают разглядывать каталоги новейших фитнес-клубов, открывшихся в его районе. Очень трудно осознать в таком случае, что тебе эта услуга никогда не будет доступной. Трудно принять это даже тогда, когда знаешь, что твое увечье не являются препятствием для того, чтобы породить здорового ребенка, которую когда отведешь на те заветные тренажеры. В общем трудно понять, что не дождешься в своей жизни того, что – по ментальным стандартом – положено каждому лицу.

 

Почти полвека я наблюдаю за изменениями мира на примере маленького горного закутке, в котором впервые запізнав, как выглядит мир. И переменно переживаю две противоположные реакции. Порой кажется, что здесь вообще ничего не изменилось. Я узнаю сегодня и все то, что видел сам, и все, что за четверть века показывал детям, и оно было таким, как прежде. Все травы, границы, деревья, камни, даже воды.

 

А иногда глаз и слух настраивается на особенно тревожное отчитку неповторимых изменений. Связанных как раз с доступом к новых материалов. Вдоволь синтезированной пищи, разноцветный дешевую одежду, средства перемещения круг каждого дома, беспроводная телефония, обширная домашняя аптечка, красные и зеленые пятна металлочерепицы, душевые кабины без системы канализации, термобелье и удобные ботинки… Соответственно – множество синтезированного мусора. Еще один момент, когда ментальность в хаосе. С ним придется жить до тех пор, пока не установится некое равновесие. Хорошо, что вместе с ростом прав потребителя, растут права лица. Ценность производителя эпохи тоталитаризма превращается в ценность потребителя новых веществ. Форма насилия соответственно принципиально злагідніється.

 

Благодаря включенности в глобальные движения можно себе не позволять многих усилий, которые еще недавно были необходимостью. Прежде всего можно отказаться от полной зависимости от вечных партнеров замкнутой экологической системы. Наконец можно не иметь скота. Этот момент – решающий в формировании образа жизни и мышления. Скот – это то, что позволяет выжить, не давая жить. С скотом невозможно достигать стандартов нового времени. Когда же нет скота, то в этой местности теряет смысл земля. Больше не нужно этого сена, этих трав. Те клочки, которые так тяжело производились и обрабатывались, могут теперь зарастать даже лесом.

 

Относительно леса, то территории, на которых не делается ни фундаментальная наука, ни синтез новых материалов, должны расплачиваться за потребление этих достижений тем, что имеют – старыми надежными веществами – древесиной, камнем, водой, людьми. И в этом как раз нет никаких изменений. И потому у нас, слава Богу, снова появилось так много лошадей.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика