Новостная лента

(Не)школьная наука: стоит ли говорить в школе о семье?

15.11.2015

В Украине разгорелся скандал относительно рекомендованного МОН факультатива по предмету «Семейные ценности». 21 октября в областные департаменты образования Министерство за подписью заместителя министра Павла Хобзея разослало письмо, которым рекомендует в учебных заведениях продолжать внедрение программы формирования семейных ценностей, сформированных на основе национально-культурного наследия украинского общества, в частности, — курс по выбору или факультатив «Семейные ценности». К письму также добавляли список рекомендуемой литературы.

 

Собственно одна из этих книг и стала причиной скандала. Речь идет о учебно-методическое пособие к учебной программе «Семейные ценности» (35 часов) для педагогических работников /авт. В. И. Прит, 3. В. Охрименко, Л. В. Корецкая. Он был рекомендован к печати и одобрен комиссией Министерства образования еще весной 2013 года, почти через год после утверждения самого курса. Примечательно, что при подготовке учебника использовались почти исключительно российские источники, и западные труда, и только те, что переведены на русский. Так вот, согласно этого учебника, для школьников 8-9 классов предлагают преподавать курс, которым закрепляются такие стереотипные понятия как «мужчина кормилец», «кроткая женщина», «женские и мужские дела», утверждение наподобие «сила, выносливость, храбрость, мужество, целеустремленность и тому подобное не являются женскими качествами».

 

После публикации цитат из учебника в ряде СМИ и острой критики в социальных сетях к учебнику приглянулись и в Министерстве образования, глава которого Лилия Гриневич поручила провести проверку программы и материалов к ней. И уже за три дня был результат. Министерство отменило положительное заключение Научно-методической комиссии для скандального пособия. Причиной стали обнаруженные там дискриминационные нормы.

 

«Гриф с книжки сняли. Сейчас выясняем, кто ее рецензировал и читали ли они вообще ее. Я, подписывая письмо, эту книгу не читал. Прочитать все, что есть, — невозможно, поэтому я руководствуюсь грифом. Другие книги курса пересматриваются и пересматриваем работу комиссий. На времени изменение положений так, чтобы такие вещи больше не пропускали», — пояснил в комментарии «Z» ситуацию, которая сложилась, Павел Хобзей.

 

Стереотипы и незнание истории

 

«В пособии есть признаки поведения мужчины и женщины, — рассказывает свои впечатления от книги исполнительный директор неправительственной организации “Учителя за демократию и партнерство” Игорь Сущенко. — Авторы настаивают, что активная жизненная позиция это не женская роль. То есть все активные женщины, за этим пособием, неправильные женщины. А как должны в этой ситуации чувствовать себя мужчины, которому говорят, что он должен быть только активным Ну не хочу я быть активным в определенный момент. Почему я должен за это чувствовать вину?»

 

Подобных и даже куда более острых комментариев были сотни и даже тысячи. После того как эмоции немного вчухли, специалисты начали предметно анализировать скандальный учебник. Одни из основных выводов — он не только дискриминационный, чем нарушает украинское законодательство, но и весьма далек от реальных знаний и фактов.

 

«Учебник апеллирует к истории и украинских традиций, — делится мыслями с Z русский ученый, історикиня и антропологиня,кандидат исторических наук Оксана Кись. — Риск в том, что украинские традиции формировались в другие времена и отражали другие нормы и системы ценностей. Очень часто украинские традиции на самом деле были очень патриархальные, недемократические и такими, что не соответствуют современным представлениям о добре и зле. Я долгое время изучала вопрос положения женщин в традиционной украинской семье и знаю наверняка, что эти семьи были далеко не демократическими и отношения там были далеко не эгалитарными, там было полно насилия, иерархия и подчинение женщин. Если апеллировать к таким ценностям и традициям, вряд ли они нам нужны. Часто авторы подобных курсов идеализируют традиции не очень зная их. Они оперируют историческими мифологемами, представлениями, которые не имеют отношения к исторических знаний и при этом предлагают это воспринимать детям как реальность, которой на самом деле никогда не было и которого невозможно достичь. В этом смысле много украинских традиций являются неприемлемыми в современном обществе. Прежде чем апеллировать к традициям, надо их реалистично знать».

 

Другие эксперты подчеркивают – основное, что учебник фактически нарушает украинское законодательство. По словам аналитики ни центра CEDOS Ирины Когут, в этой ситуации речь даже не идет о каких-то субъективные или объективные оценки учебника, достаточно того факта, что он содержит дискриминационные высказывания по признаку пола и на основании половой ориентации. А это уже прямое нарушение украинского законодательства. Поэтому не удивительно, что одна из самых распространенных мнений дискуссии вокруг скандального учебника выходит за его рамки и переносится на весь курс – немало экспертов и специалистов предлагают запретить такой курс в школах вообще.

 

«По моему убеждению, такой курс не должен преподаваться в школе. Школа должна давать знания, а ценности прививать в контексте предметов – они должны быть интегрально включены в учебные материалы других дисциплин: язык, литературу, математику и другие предметы. Ценности имели бы доводить до детей невольно, а не насаждать, как краткий курс истории ВКПБ. Это можно сравнить с курсом «Христианская этика», который меня на самом деле очень возмущает, потому что на практике его превращают в тривиальную катехизацию самого низкого уровня. Такие вещи в украинской школе должны быть, школа должна давать рациональные знания, а не насаждать системы взглядов и определенные идеологические конструкции

Если это преподавать в 8-9 классе, то есть подросткам, которые являются бунтарями, врядли это их привлечет, скорее будет больших бунтов и протестов. Зато надо учить, что выбирая свободу, мы должны нести и ответственность за свои поступки», — поделилась мыслями Оксана Кись.

 

Оставить нельзя отменить

 

Сколько именно школ в Украине прислушались к советам Киева и выбрали для себя преподаванию курса «Семейные ценности» в Министерстве образования не знают. Говорят, такой статистики не ведут. Однако даже после разгромных статей относительно учебника отменять сам курс там не видят оснований.

 

«Курс существует, программа есть. Претензий к самому курсу не было, а только к учебникам. Я не специалист, чтобы говорить, как должен выглядеть этот курс. Поэтому мы планируем собрать специалистов и обсудить с ними этот вопрос. Курс сложный, но он — важен, ведь семья — это основа», — сказал в комментарии Z Павел Хобзей.

 

В то же время, по словам Игоря Сущенко, преподавать такой предмет по этой программе просто вредно. Эксперт утверждает, учить детей как готовиться к будущей жизни в семье, не дело школы.

«Это влезать в личную жизнь людей и диктовать, что именно семья — образец, которому они должны следовать. Очень много людей не планируют создавать семью. Почему мы должны говорить им, что только семья — это правильный образ жизни? Любые ограничения и навязывание только одной модели поведения — это неправильно, если мы говорим о личное пространство», — говорит Игорь Сущенко и при этом предлагает альтернативное смысловое наполнение похожего курса: «Есть бытовая сторона жизни. Например, можно говорить о том, как рассчитать свой бюджет, как сделать свой дом безопасным, как решать конфликты».

 

По словам Ирины Когут, похожие предметы не являются новыми для европейских стран, где есть курс «образование». При этом есть страны, где такие знания преподают отдельным загальнообовязковим предметом, например, это распространенная практика в Голландии и Скандинавских странах. А есть страны, где это часть воспитательной работы в школе, курса основ здоровья.

 

«Если обратимся к стандартам, которые разработало Европейское бюро ВОЗ, там есть перечень тем, которые обсуждать с детьми разных возрастных групп. Там очень много уделено внимания тому, как строить безопасные и гармоничные отношения, как правильно общаться на темы чувств, телесности и . Детям прививают понимание, что есть разные типы отношений и нет такого понятия как неполная семья. Вторая составляющая — вопросы безопасности, которые касаются не только базовых знаний о человеческой физиологии, а также и вопросы психологической безопасности в отношениях. При нашем уровне семейного насилия, детям критически важно объяснять, что это такое, и как быть в таких случаях. Подобный курс как отдельный курс или как часть «Основ здоровья», нужный, но с совсем другим подходом», — убеждена Ирина Когут.

 

Дети 8-9 красов не поведутся на такой учебник, что больше — для части детей из неполных семей он может вызвать лишь негативные эмоции и образы, — говорят психологи. По мнению профессора кафедры психологии ЛНУ им. Ивана Франко , кандидата психологических наук Татьяны Партыко курс должен быть намного глобальнее и не обязательно искусственно ограниченным к 8-9 классов.

 

«Я бы не называла курс семейные ценности. Это словно вырвать нечто из контекста. Подойти к такому курсу надо было бы шире. Я например не могу четко ответить, какие семейные ценности есть у современной семьи в Украине. Вопрос неисследованное. Можем говорить разве что с позиции истории или религии, но мы не знаем, что актуально сейчас. Если мы будем говорить только о абстрактные идеальные ценности дети не поведутся на это», — говорит Татьяна Партыко. По ее убеждению, перед тем как корректировать курс, сначала надо определить, что вообще является ценным для современной семьи. Далее надо огосити конкурс на написание учебника и выбрать лучшее из предложенного — только так можно создать оптимальный курс.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика