Новостная лента

Невізіння

05.04.2016

 

Кажется, Украина наконец вышла на финишную прямую и в ближайшие два месяца получит безвизовый режим с ЕС. Однако это уже не впервые мы вроде бы полностью готовы, но вот в последний момент что-то случалось и принятия решения переносили на месяцы, а то и годы.

 

Владимир Симаков писал, что ему не нравится сокращение «безвіз», поэтому предложил благозвучнее «безвіззя». В данном же случае ситуацию лучше бы прояснил слово «невізіння». В нем не только заложены отечественное «не везет», в смысле «а воз и ныне там», то есть виз, а отсутствие видения как основная причина всех наших неудач.

 

И не везет же взаправду. Так было и с подписанием Ассоциации с ЕС, когда в последний момент при помощи России созрела афера с нидерландским референдумом. Так до сих пор и не подписано соглашения об «открытом небе». В то же время соседняя Молдова уже давно имеет и безвизовый режим, и «открытое небо», и Ассоциации. Как и пророссийского президента. То, может, не все так плохо с «невізінням»? Возможно, с него-то годен воспользоваться?

 

Не(в/ш)часність

 

Ошибки, которые совершает украинский народ, отечественные писатели высмеяли еще много лет назад, что отнюдь не мешает украинцам и дальше водить свои ритуальные танцы на граблях, будто впервые.

 

Остап Вишня в своей классической юмореске о Чухрен и чухраинцев прекрасно описал негативные черты, присущие нашему народу. Особенно хлесткой, которая приносит нации много хлопот, является «спізнивсь». Эта наша несвоевременность является одной из тех принципиальных вещей, которые делают украинцев несчастными. Мы всегда оказываемся на шаг позади. Ломимся в закрытую дверь, вместо того, чтобы воспользоваться окном возможностей, стелем солому в одном месте, а гепаємо в другом. Решаемся на необходимый шаг тогда, когда он уже не имеет значения. Умные после.

 

Так было с отношением к НАТО, так и с осознанием опасности, которую представляет Россия, так и с декоммунизацией и люстрацией, так и с законом о роль украинского языка, так и с движением в Евросоюз, так и с безвізом. Причем часть населения страны до сих пор все эти действия считает несвоевременными и ненужными сейчас и предпочла бы отложить их в долгий ящик, а еще лучше – забыть о них навсегда.

 

И что там теперь – 100 лет назад ситуация была крайне похожей, когда Центральная Рада с четвертого раза смогла решиться на провозглашение независимости.

 

Мы не втрапляємо в тренды, потому что до нас очень долго доходит. Это не удивительно, когда страна достаточно большая и имеет огромные проблемы с внутренней коммуникацией. Через этот недостаток понимания и должного количества внутренних связей мы везде не успеваем.

 

Здесь невольно вспоминается, как за оттепели перед моими окнами зацвітав абрикос. Уже само по себе это дерево в наших холодных галицких широтах можно считать екзотом. А его преждевременное заквітчання, когда впереди еще ползимы, не только очаровывало своей необычностью и вызвало тихий сумм, потому что той красоте предстояло быстро умереть, но и дарило надежду. Какое-то ощущение чуда. Однако так же следует помнить: эта несвоевременность оборачивается тем, что цвет тот вымерзает и дерево того года не плодоносит.

 

Должны себе признаться, что нет сейчас шанса угнаться за мировыми трендами. Несвоевременность не позволит этого сделать, поэтому единственный выход – выждать. Мода часто имеет циклический характер, поэтому рано или поздно тренд снова вернет на ту стезю глобализма и мультикультурализма, либеральной демократии и борьбы за правду, на которую в конце витьопали мы. В мире настолько пронизанном Сетью этого не может не случиться. И нужно не просто выжидать и приближать время возвращения, не только понять, что изменится и какими вызовами все это грозит, а предложить свой проект.

 

Это не первый случай, когда в Западной и Восточной Европе происходит движение в противоположных направлениях. В 1968 году студенты Западной Европы увлекались левыми идеями и бунтовали против мещанской демократии. Зато в странах Варшавского договора студенчество чувствовало на себе весь маразм коммунистического режима и стремилось мещанской демократии.

 

Теперь же граница двух Европ проходит по Украине, Грузии и Молдове, и даже немного затрагивает Беларусь во время очередной временной оттепели в ней. Так что Европа, хоть и медленно, но движется на восток. И это наше время и наш шанс.

 

С падением совіцького монстра страны соцлагеря смогли почувствовать дыхание свободы и демократии. Благодаря этому они стали на ноги и немного помогли совіцьким республикам превратиться в постсовіцькі. Сами же дожили до того, чтобы устать от демократии и обратить на пути правого или пророссийского популизма.

 

Теперь же время постсовіцьких странам стать демократическими и поделиться свободой и достижениями уже не только с Россией, Белоруссией и странами Азии, а и с Польшей, Венгрией и другими, кому рано или поздно придется со своих околичностей возвращать.

 

Собственно, украинская революция имеет шанс стать примером для тех стран, кому такой опыт скоро может пригодиться. При чем он может оказаться полезным не только в странах Центральной и Восточной Европы, а и старым демократиям, в том числе США. Как и тот опыт общественных активистов, которые подменяют собой государственные институты, потому что влияние последних слабеет в целом мире – просто там пока что не настолько вопиющая ситуация, как в Украине, где госаппарат традиционно слабый.

 

Нам крайне не хватает умения предвидеть ситуацию. Этого стелення соломы в том месте, где упадешь. Поэтому уже сейчас нужно заодно и думать о тот потенциальный шаг в сторону популизма, к безумной русофилии, который может сделать Украина. Размышлять над тем, как этого избежать. Возможно, украинская несвоевременность и удержит нас от этого.

 

ЕС после Брекзиту находится в поиске нового формата своего дальнейшего развития. И было бы очень хорошо, если бы такую модель могла предложить Украина. Поэтому уже сейчас необходимо думать о проекте, который избавится от старых недостатков ЕС и сможет противостоять России. Причем действовать необходимо уже обращать внимание прежде всего на страны Балтии, которые не только так же нуждаются в защите, но и являются близкими по духу и пониманию ситуации.

 

Наша современная миссия заключается в том, чтобы сохранить цвет абрикоса, создать ему тепличные условия, чтобы не змерзнув во время наибольшего холода. Это позволит дождаться плодов – очень важных плодов, которые нам могут пригодиться.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика