Новостная лента

Ночное метро до Можжевельника

07.10.2015

 

Станция Гогольфест. Пассажиры, проходите дальше в вагон, не задерживайте отправления поезда. Работники фестиваля желают вам счастливого пути. СонОпера «Непростые» начинается.

 

 

Ни одно путешествие не знает, что с ней может случиться, не может знать своих истинных причин и последствий.

 

Думаю, то же происходит и с музыкальными спектаклями, ведь в меру собственной естественности они не обязаны иметь высшую идею или цель, как не должны иметь их горные реки, травы и в конце концов, и люди. Когда же композиция резонирует с внутренним компасом слушателя, то последний даст себе раду в звуковом пространстве исполнителей, и не будет нуждаться указаний. Все эти вещи сближают путешествия по городам и путешествия звуками, топографию и музыку. Особенно – если рассматривать последних как вещи математического характера, как суммы интервалов или віддаленостей. В таком случае музыкальное представление является ничем иным как транспортным сообщением между местом нахождения слушателя (в данном случае – Гогольфест, Киев) и местом постижения автора (Можжевельник). Даже если само путешествие происходит в полусне. Тем более, если сон вносит свои психоделические коррективы, а соответственно, и движет поезд вперед.

 

Основой мышления людей становится сравнительная география.

 

Но транспортом может быть что угодно, зачем метро? Тем более, ночное. Когда Сенька полной грудью выкрикивал о метро до Киева и до Кибинець, он же вроде говорил о единстве населенного пункта (города?) с железом, новейшими технологиями, а не о метро как интервал (музыкальный?) между двумя местами. Но нам необходимо метро до Можжевельника как образец подкожных сочетаний (проникновений?) между городами, а соответственно – и между світобаченнями людей, проживающих в них. В таком случае обычный наземный транспорт разрушает естественное пространство, разделяет его вереницами дорог и путей, а следовательно, не претендует на сравнение с музыкальным сочетанием двух географических точек. Это как у Василия Герасимьюка (из стихотворения «Сон в метро»**): «Лишь музыка./ Ей лишь ее кроты/ роют метро под сердцем» – очень подобное к Прохаськового (карпатского?) ощущение географии и музыки.

 

 

Удачные сны подобные на хорошую траву, которая не приносит ничего своего, но переводит решетку пропорций времени и расстояния из кристаллического состояния в газообразное.

 

Время нашего маршрута определяется именно ночью (как и время спектакля), а если конкретнее, то собственно продолжительностью сна (в случае спектакля – чуть больше 5 часов). И это хитро – посадить слушателей в своих снах, побудить их проживать оперу сквозь ночные видения. По словам случайного посетителя: «Ну, ты понимаешь, ты пришел сюда поспать. И засыпаешь, и вроде убегаешь от этой музыки. А не получается, понимаешь? В твоей голове и на сцене то самое, понимаешь? Музыка приходит по тебя». В добрых традициях всенощных путешествий зрители были «прикованы» пледиками, соответственно матрацно-пуфиковий формат гарантировал условия для максимального абстрагирования.

 

Надо по настоящему любить места, чтобы они любили тебя.

 

Если в разговорах о книге «Непростые» Оксана Забужко в подчеркивала инцесте географии с историей, то в сонОпері прослеживаются кровосмесительные отношения музыки с географией (а точнее топографией). О последнем уже сказано достаточно, то что же случилось с историей? Аспекты «альтернативной истории» (сюжетная линия с Франциском, послевоенные перипетии) оказались фоновыми наряду с реальностью Анны: недаром сама композиция оперы является «анноцентричною» (каждое действие отвечает Анне). То есть, история общая перетекла в частную, которая уже вовсе и не история, а связка прочувствованного – вкусу яблоки с волосом его женщины, запаха зимних гор, очертания ближних деревьев. До чего-то такого и приближались слушатели во время спектакля. Казалось бы, и сами непростые отошли на второй план (или перешли в чьи-то сны), а позицию «главного мольфара» занял сам автор.

 

 

Голос живой и голос оживляет. Голос сильнее образа.

 

Когда путешествие почти подходит к концу, стоит сказать о ее творцов и проводников. Музыкальное путешествие к Можжевельника была воплощена благодаря текста и чтецы Тараса Прохасько, а также магии Ильи Разумейко (рояль, toy piano), Романа Грыгорива (контрабас, вибрафон, фортепиано), Андрей Надольский (перкурсія), Жанны Марчинської (виолончель) и вокала Чен Юнь Цзя. Перформанс-колыбельная «Непростые» как музыкальное дитя Ильи Разумейко и Романа Грыгорива (объединения Nova Opera) было представлено в полном объеме киевлянам впервые (в рамках фестиваля Atlas Weekend ранее демонстрировали эскиз оперы).

 

Говори то, что подумалось, а думай так, как только почувствовала.

 

 

Отклик на некоторые события стоит начинать писать во время события, потому что потом уже поздно – необходимые слова развеются вместе с последними звуками спектакля, и именно впечатление будет потеряно. То что же останется? Скелет последовательностей – музыкальное представление на три действия, 2 антракта по 15 минут. Первое действие (никто еще не спал) – перкурсія, контрабас, голос Прохасько, фигуры музыкантов появляются и исчезают среди матрасов и пуфов со слушателями. Антракт, кофе, поедания печенья у режиссеров и переступания через сонных слушателей. Второе действие – без Прохасько, музыка немного тише сердцебиение, снова немного пения, без антракта и кофе, сновидения дорисовывают своих музыкантов. О, снова действие (уже третья) – снова немного пения, народные мотивы Чен Юн Цзя рассеялись между другими выступлениями, голос Прохасько …о том, о чем нельзя сказать, надо молчать. Молчать? Или вспомнить иначе – станция «первая Анна», станция «антракт», станция «вторая Анна», невидимая станция, станция «третья Анна».

 

Если полюбишь местность, она будет расползание твоего тела.

 

Пассажиры, освободите, пожалуйста, вагоны, поезд дальше не едет. Станция Можжевельник.

 

 

*Курсивом выделены цитаты из романа Тараса Прохасько «Непростые» (Ивано-Франковск, Лилея НВ – 2015г., 160с.)

**Василий Герасимюк. Кровь и ветерок. – Черновцы, Букрек – 2014 – С. 68

Фото: Артем Галкин.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика