Новостная лента

Новая мода на геополитику

12.01.2016

Социолог Антон Олейник о политические деривативы и время их запотребування

 

 

Экономический кризис 2008 года был вызван замещением базовых активов производными от них инструментами – деривативами. В результате финансовые операции потеряли связь с реальным сектором экономики. Аналогичный процесс можно увидеть и в политике. Политика как система властных отношений между людьми сегодня замещается своей производной – геополитикой, в которой человеческие отношения исчезают.

 

Результаты распространения геополитических деривативов могут оказаться аналогичными тем, которые наблюдались в 2008 году. Реальное и виртуальное измерение политики снова сойдутся вследствие кризиса, которая затронет как Запад, так и Россию.

 

Деривативы в экономике

 

Тенденция к расхождению реального сектора и производных инструментов в экономике не является новой. Она имеет длительную историю, ибо обусловлена самими принципами капитализма.

 

Джон Коммонс, один из родоначальников институционализма в экономической теории, в своей книге 1924 года «Правовые основания капитализма» обсуждает эволюцию прав собственности при капитализме. Если изначально право собственности материализовалось в обладании вещами, то постепенно оно стало распространяться и на действия людей в отношении вещей. Одно дело – владение физическим (реальным) активом, и совсем другое – возможность влиять на действия людей в отношении физических активов.

 

В ґудвілі (goodwill) можно увидеть один из первых экономических деривативов. Владение ґудвілом позволяет ограничивать – после выплаты соответствующей компенсации – варианты использования владельцем физического или иного актива. Например, собственник отказывается от конкуренции с лицом, которое приобрело ґудвіл. «Если я продаю ґудвіл относительно своего дела, то я продаю часть своей свободы», – пишет Коммонс. В результате в балансовой стоимости физического актива отражена не только его рыночная цена, но и оценка действий (или бездействия) в отношении него.

 

Расхождение реальной стоимости актива и стоимости связанных с ним деривативов рано или поздно потребует корректировки. Джон Кейнс в связи с этим критикует перенос внимания с сделок с реальными активами на прогнозирование возможных действий с ними. По мнению Кейнса, зацикленность на прогнозировании возможностей для участников рынка всегда заканчивается спекуляцией. «С развитием организованного рынка инвестиций в дело вступает новый важный фактор, который иногда способствует инвестициям, но иногда чрезвычайно усиливает неустойчивость системы. Там, где нет рынка ценных бумаг, нет смысла переоценивать инвестиции, как мы привыкли это делаем», – замечает он.

 

Кризисы, вызванные периодической необходимостью переоценивать стоимость, в такой ситуации неизбежны. И Великая депрессия, и кризис 2008 года является этому подтверждением. Капиталистическое развитие является циклическим. Кризисов – в том числе крайне острых – при сохранении основ капитализма не избежать.

 

Деривативы в политике

 

Подобную тенденцию к периодической расхождения реальных и производных от них отношений можно наблюдать и в политике. Под политикой понимаем систему властных отношений в государстве и других социальных организациях. В основе этой системы лежит власть, то есть способность одних людей навязывать свою волю другим вопреки возможному сопротивлению последних. Если в реальном секторе экономики люди контролируют физические активы, то в реальном секторе политики начальство контролирует подчиненных.

 

Деривативы в политике возникают в результате отдаления от тех форм власти, в которых начальство взаимодействует с подчиненными – или непосредственно, или через своих представителей, менеджеров. Политическим деривативом будет, например, переход к такой технике власти, как безопасность. За Мишелем Фуко, технологии власти эволюционировали от опоры на закон (наказание начальством отклонений подчиненных от предписанного поведения) к использованию дисциплины (создание начальством стимулов для предотвращения отклонений подчиненных от предписанного поведения) и, наконец, в безопасности (создание начальством таких правил игры, при которых подчиненным просто невыгодно действовать вопреки интересам начальства).

 

В случае осуществления власти через безопасность в командах от начальства нет необходимости. Подчиненным никто не диктует, как поступить, чтобы начальство было довольно. К этому их подталкивает сама ситуация, в которой они оказались. Если не будешь послушным работником и гражданином, не сможешь потреблять. Если не сможешь потреблять – станешь социальным изгоем. Поэтому в интересах подчиненного не нарушать установленный порядок – ради обеспечения комфортной и безопасной жизни.

 

Распространение деривативов в политике делает власть невидимой и лишает ее привязки к конкретным лицам. Протесты подчиненных тогда принимают форму критики не конкретных решений начальников, а системы в целом. Политические кризисы способствуют возвращению к исходной модели властных отношений, при которой возможна критика конкретных решения конкретных начальников.

 

Геополитические игры на Западе и на Востоке

 

Еще один дериватив в политике возникает при ее преобразовании в геополитику. Если политика – это отношения между людьми, то геополитический дискурс все сводит к отношениям между государствами. Власть начальства прячется здесь за государственным интересом. Геополитика предполагает конкуренцию между государствами за территории и контроль над ценными ресурсами. Если население каким-то образом в ней и участвует, то только в качестве пушечного мяса.

 

Геополитика приобрела особую популярность в период между Первой и Второй мировыми войнами и стала одним из идеологических источников нацизма. В мире геополитики государства (а не люди) имеют собственные интересы и защищают их всеми доступными средствами; международные нормы не являются обязательными к исполнению; другие государства делятся на друзей и врагов; в межгосударственных отношениях ставка делается на силу; международные организации – Лига Наций, ООН – лишь фикция, а из всех наук главной становится география, потому что подсказывает направления возможной экспансии (а вовсе не потому, что изучает направления перелетов журавлей-стерхов).

 

Сейчас интерес к геополитике значительный как на Западе, прежде всего в США, так и на Востоке – в России. Последняя президентская кампания в США прошла под знаком обсуждения геополитического вопроса «Как снова сделать Америку великой» и производных от него – как, к примеру, «поставить на место» Китай и ограничить его экономическое и политическое влияние. Если судить по частоте упоминания слова «геополитика» в американской прессе (см. график), то глубоко ошибались те, кто списал его со счета в пользу другого дериватива, безопасности. Америка президента Трампа – это прежде всего геополитическая Америка.

 

 

Интерес к России со стороны Трампа во многом может быть вызван именно геополитическими соображениями. Новой американской правящей элите нужен союзник в противостоянии с Китаем.

 

Российский интерес к геополитике проявился еще ранее, в 2008 году (вооруженный конфликт в Южной Осетии). Начиная с 2014 года (аннексия Крыма, вооруженные конфликты на востоке Украины и в Сирии) приоритет геополитики для российской властной элиты стал особенно очевидным.

 

А когда в политике Запада и Востока наблюдаются подобные тенденции, то, как подсказывает история (точнее, ее прочтение Мартином Малыш), в отношениях между ними наступает «оттепель». Грядущая «оттепель» в российско-американских отношениях на почве общего интереса властных элит этих стран к геополитике имеет, все же, одну довольно неприятную для самого начальства сторону. Если предположение о наличии циклов в эволюции деривативов верно, то неизбежен этап «коррекции», то есть проверки геополитики реальностью. Или мусово для этого пройти через новые глобальные или региональные вооруженные конфликты, а население США (не исключено, хотя маловероятно и России) сорвет маски с власть имущих еще до их начала – вопрос остается открытым.

 

Автор – ведущий научный сотрудник ЦЭМИ РАН, профессор университета «Мемориал», Канада

 

Антон Олейник
Новая мода на геополитику
Ведомости, 11.01.2016
Перевод О.Д.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика