Новостная лента

Новые штабы для воинов и фальшивое вино

17.09.2015

 

Станиславов 110 лет назад – глазами газеты «Kurjer Stanislawowski».

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «Достижения ремесленной школы и возвращение летников».

 

 

 

12 сентября 1906 года штабные учреждения нескольких боевых единиц австро-венгерской армии, дислоцированных в Станиславове (ныне – Ивано-Франковск), справили долгожданное новоселье. Как сообщала газета «Kurjer Stanislawowsky», такой себе «г-н Сусман при улице Собеского [теперь – вул. Сечевых Стрельцов – Z] выстроил две гробницы, в которых с 12 сентября переносятся все военные канцелярии, находившиеся до того в частных подворьях».

 

На то время в Станиславове содержалось больше после Львова воинских частей ХІ. армейского корпуса вооруженных сил Австро-Венгрии. Здесь находились в казармах два полка пехоты, столько же полков артиллерии и полка драгун, улан и «ландвера». В общем, по переписи 1900 года, в городе насчитывалось почти 3 тысячи военных – 10% тогдашнего населения Станиславова. В заметке газеты, вероятно, речь шла о переселении в новые помещения штабов 8-й кавалерийской дивизии и 13-й кавалерийской бригады – именно эти «военные канцелярии» тогда размещались в городе.

 

Станиславівець Шулим Сусман был владельцем одной из усадеб на параллельной улице Собеского улице Сапєжинській (нынешняя «стометровка» – пешеходная часть улицы Независимости) и заключил соглашение с представителями военного гарнизона, которым обязался на огородах позади собственной каменицы построить два дома и отдать их в долгосрочную аренду для нужд армии. Проектировал новостройки архитектор Карл Штерн. Одно из зданий – трехэтажное кирпичное здание – малая 10 окон по фасаду и сквозную арку в левом крыле. Вторая была двухэтажной и содержалась во дворе.

 

Здание бывшей австрийской военной канцелярии сейчас.

 

 

Оба здания сохранились до сих пор и имеют довольно колоритную историю. Когда после Первой мировой войны австро-венгерская армия перестала существовать, новая польская власть превратила обе дома на жилые дома. Но уже во времена немецкой оккупации здесь снова разместилась полувоенное учреждение – так называемая шуцполіція, которая выполняла обычные полицейские функции в городах. В течение 1944-1945 годов в бывших кабинетах полицаев работала советская военная контрразведка «СМЕРШ», впоследствии ей на смену вселилась городская прокуратура.

 

С середины 1990-х годов здесь работает редакция одной из областных газет и заседает правление областной организации Национального союза журналистов. Во втором доме, где когда-то сидели австрийские военные штабисты, обустроили администрацию для областного кукольного театра, а в подвале имеет репетиционную базу популярный ивано-франковский музыкальная группа «Фамилия Перкалаба».

 

…Тем временем польские газетчики Станиславова в те сентябрьские дни 1906-го отметили событие, которое, по их мнению, свидетельствовала об обострении отношений между высшим духовенством Греко-Католической Церкви: станиславівським епископом Григорием Хомишиним и митрополитом Андреем Шептицким. Эти двое высших иерархов УГКЦ действительно порой занимали разную позицию как в делах внутрицерковных (в частности, они расходились во взглядах на целибат), так и в общественно-политических: Шептицкий проявлял больше гибкости и дипломатичности, а Хомишин был более категоричным и консервативным. Но польская газета умышленно сгущает краски, описывая станиславивского владыку как своевольного и мятежного деятеля, слишком озабоченного политическими вопросами.

 

Греко-католическая катедра в Станиславове

 

 

«В целом поведение Хомишина… пробуждает удивление. В епархии его поддержкой радуются только представители радикального лагеря, зато унизили старших, почтенных священников, которые не принадлежат ни к одному политическому лагерю, а следят только церкви и добра доверенных их заботе овечек. Враждебно всегда выступает против латинского духовенства. Хомишин своим поведением внедряет духовенство к национально-радикального лагеря», — утверждает газета.

 

Ивано-Франковск. Памятник митр. Андрею Шептицкому

 

 

А поводом для такой заметки со скандальным заголовком стала паломничество в Палестину, организованная митрополитом Шептицким, против которой якобы выступал владыка Хомишин, не позволив священникам призывать верующих к участию в ней и не предоставив отпуска тем из них, кто согласились до такого участия.

 

 

«Спор между двумя князьями русской Церкви вызвала большое впечатление среди духовенства, тем более, что отношения между Хомишиним и Шептицким в последнее время сильно напряжены по поводу многих дел, вспомним хотя бы то, что Хомишин не хотел подписать обращение к Святому Отца [то есть Папы Римского – Z] по созданию греко-католической епархии в России, составленного митрополитом Шептицким и перемиським епископом Чеховичем», – замечает «Kurjer Stanislawowsky».

 

Еп. Григорий Хомишин

 

Описывая «радикальные настроения» Хомишина, польские газетчики также вспомнили инцидент в Нижневе (Тлумацкого уезда), где произошли беспорядки, в которых підбурливу роль якобы сыграл местный викарий УГКЦ а. Коростиль. Греко-католического священника по этому поводу даже вызывали, как пишет газета, до суда. Но епископ Хомишин вместо того чтобы наказать «такого ксендза, который надуживає своей рясой для агитации против другой нации», перевел его на такую же должность в Коломые, которая тогда считалась найоплатнішою в целой епархии.

 

«Ксендз Коростиль за подстрекательство темных русских мужиков, которых должен наставлять словам Христова милосердия, к ненависти против поляков получил вместо наказания награду, — отмечает «Kurjer Stanislawowsky». – И как теперь это может отразиться на сожительстве поляков и русинов и до которых очень даже кровавых инцидентов может привести. Одна только надежда, что митрополит Шептицкий, который своим влиянием привел Хомишина на престол епископа, познав его деструктивную деятельность, использует свое влияние, чтобы положить конец той деятельности. Дай Бог, чтобы не было поздно…».

 

Костел иезуитов в Станиславове (в начале XX века и теперь)

 

 

Пока станиславівська газета интересовалась взаимоотношениями главных деятелей украинской Церкви, у некоторых жителей города были мелкие хлопоты, связанные с посещением Божьего храма. Так, в воскресенье, 2 сентября, во время службы в популярном тогда (потому что недавно построенном на углу улиц Грюнвальдской и Петра Жалобы) новом костеле отцов иезуитов (теперь Свято-Троицкий кафедральный собор УПЦ КП на улице Сестер Василианок) некая госпожа М.Гайнріхова, жительница улицы Романовского, 69, «находясь в состоянии грусти, потеряла брошь с тремя камнями и жемчугом». Расстроенная госпожа просила через газету тщательных соискателей вернуть пропажу, «поскольку для пострадавшей и дело является памятником».

 

 

 

Еще драматичнее ситуация возникла в то время в самом очаге города – на рынке возле ратуши. Во время публичного распродажи вина, изъятого за неуплату налогов у местного винодела господина Егера, вдруг оказалось, что в сотнях бутылок «с красивыми этикетками и блестящими пробками» на самом деле были не польские, австрийские и французские напитки, а какое-то кислое пойло.

 

«Не один захотел на красивые этикетки и блестящие пробки, а еще больше – на низкую цену якобы благородного напитка, покупал то вино и радовался, что в времени такой дороговизны удалось ему так дешево купить, – описывал произошедшее «Kurjer Stanislawowsky». – Увы, вскоре наступило разочарование. Когда кто-то откупоривал вино, то на бутылке писало «Зеляняк», «Веслагер», «Йоганісбергер», «Барсак», то все равно вскоре убеждался, что там или уксус, или дождь, или еще какое-то другое, которому не подберешь названия, свинство. Даже сам господин инспектор полиции Войтасевич, закупив в доброй вере десять бутылок «Зеленяку» по 40 геллеров, убедился, что это никакой не «Зеленяк», а какая-то отвратительная минеральная вода и что вся манипуляция с вином – то обычное надувательство».

 

 

Винодела Егеря вызвали в магистрат, где он пояснял, что якобы просил налогового экзекутора не трогать «именно тех бутылок», но тот проявил упорство, потому звабився на «красивые этикетки и блестящие пробки», изъял их и продал с аукциона.

 

«Не знаем, его заверения убедят суд, особенно если окажется, что продажа такого вина происходил не один раз, и экзекутор забирал из погреба п. Егеря всегда такое же вино. В всяком случае это очень остроумный способ платить налоги, который стоило бы запатентовать», — иронизирует газета.

 

 

Кроме случая с фальшивым вином, станиславовский рынок прославился еще и дорожнечою мяса, о которой также пишет «Kurjer Stanislawowsky». Газетчики отмечали при том, что стоимость крупного рогатого скота на рынках уже несколько недель уменьшается, свиньи также дешевеют, а мясо остается таким же дорогим, как и раньше, а в ближайшее время может еще подорожать.

 

 

«Жители потребляют мясо хуже, а платят, как за лучшее. Сейчас похоже на то, что потрошители намерены в ближайшее время поднять цены на мясо. Или власть наша не имеет образа, чтобы принять жителей города в обороне от эксплуатации мясников?», — возмущалась газета.

 

Не обошлось на той неделе в Станиславове без различных несчастий и трафунків, которые почему-то преследовали исключительно железнодорожных слесарей.

 

В восемь часов утра в понедельник, 3 сентября, вспыхнул пожар в подворье слесаря Эдварда Вебера, который жил при улице Домбровского (ныне – Марийки Пидгирянки). По неизвестной причине загорелись сложенные в кладовке доски, огонь перекинулся на крышу. В результате пожара сгорела токарня и сундук с вещами.

 

Другой колійовий слесарь, житель улицы Каминского (теперь – улица.Франко) сообщил через газету, что от него сбежала 18-летняя дочь Мария, «среднего роста, шатенка, забрав с собой большое количество белья и 40 крон наличными».

 

Дальше будет.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика