Новостная лента

Новый Львов: обновление-2017

13.01.2017

Новый Львов, спрятанный между Стрыйским парком и Сиховом, имеет три плюсы – тишину, парк и перспективу. Все, на этом перечень преимуществ завершился. С советских времен до сих пор здесь нет ни приличных магазинов, ни стабильного транспортного сообщения: весь общественный транспорт, который соединяет Центр с Сиховом, обходит нас как будто умышленно. Никто не признается, но поверьте мне, именно жители Нового Львова каждую ночь молились перед сном, чтобы прокладки трамвая на Сихов длилось вечно. Ведь это были чудесные времена, когда мы имели столько маршруток, что за всю жизнь не переїздиш, но те времена в прошлом…

 

С парком и тишиной все понятно, перейду сразу к перспективам. Они были призрачными, пока не произошло чудо. Чудо происходит обычно неожиданно. Когда оно начинает происходить, ты словно и не замечаешь, как вдруг – бам! и вокруг тебя уже чудо. Думаю, вполне логично, что эпицентром появления чуда был Украинский католический университет, ну так в принципе, кто во Львове, кроме УКУ, мог бы разбираться в чуди лучше? Новый корпус УКУ был первой весточкой о приходе чуда. Но пока основная часть УКУ-вського чуда – Центр Шептицкого – достраивалась, произошло второе чудо – Богдан Тихолоз возглавил музей Франко, третье чудо – позитивные тектонические сдвиги в Академии художеств (в течение последнего времени я побывал в Академии на трех лекциях – Альфред Максименко рассказывал о видео-арт ’90-х во Львове, Орест Голубец – о современной скульптуре, а первого декабря я посетил лекцию Ореста Чекаля о каллиграфии, типографию и философию дизайна на кафедре графического дизайна ЛНАИ).

 

Я стараюсь верить, что Мир вокруг структуралізується и формируется в систему, есть определенные совпадения, которые строят настолько логичен, аж нереальный, цепочка событий, но если эту цепочку сформировался, то это уже не серия совпадений, а тенденция. Какая же тенденция возникает из всего этого? Случилось так, что в одном месте локализовались несколько организаций, которые имеют потенциал создать своеобразный художественно-научный кластер. Научный институт, два музея, – не забывайте о музей Грушевского, выставочный зал, библиотека, университет, академия художеств и Сенсотека, – это уже не случайно размещены здания – это система и среда, благоприятная для зарождения новых идей. [Неожиданный экскурс в автобиографию]. Должен сказать, что с электронной музыкой, как понятием я впервые познакомился, как принято говорить, «на районе»: именно соседи рассказали мне о софт, с помощью которого можно создавать музыкальные композиции. Здесь было сильное ядро электронных музыкантов и ди-джеев, которые экспериментировали со звуком и если это работало тогда, когда они не имели ничего, кроме старых компов и наушников, можно себе представить, какой потенциал будет иметь «спальный» район, в котором разовьется один из эпицентров культурной жизни Львова…

 

Собственно, хочу рассказать о проекте Franko Laboratorium, потому что это лучшая практическая иллюстрация к тому, как позитивные изменения, которые мы внедряем в формате «возьми и заживи по-новому», – влияют на окружающую среду и ласково его направляют в сторону проактивності. Достаточно основать одну низовую инициативу, а завтра – глядь, и уже безвіз.

 

Если бы вы меня попросили нарисовать в воображении натюрморт «Музей Франко», то к дате 1-го декабря 2017 года он бы выглядел примерно так: пожелтевшие листья, лучи солнца заливают подъем улице Франко, при входе в музей стоит припаркованный рейсовый автобус ЛАЗ с табличкой «дети», возле него – дети в шеренгу по двое и учительница. Картина периодическое, но не частое, зачастую ни детей, ни автобуса не было. После 1-го декабря, когда мне скажут «Музей Франко», в голове возникнут уже совсем другие ассоциации – группы молодежи, студенты, курсанты в камуфляже, живые разговоры, дискуссии, крики, вспышки, велосипеды, экспозиция современного искусства… Потому что 1-го декабря в музее Франко открыли выставку работ студентов Академии искусств, которые выбрали себе дисциплину «Основы пространственного современного искусства». Тема выставки – Франко. Тридцать пять молодых художников в течение трех месяцев создали тридцать работ в самых разнообразных техниках, которые зря здесь перечислять, ибо их много. Работы интегрировали в действующую экспозицию музея.

 

 

Чем важен этот проект? Можно долго говорить о том, что такое продвижение музеев, как нужно популяризировать чтение среди молодежи, или рассказывать про те или иные фигуры украинской культуры, а можно просто сделать Franko Laboratorium – идеальный, стоит сказать, хрестоматийный пример win-win проекта. С одной стороны, это хорошая промоция фигуры Франка среди студентов. Ведь, чтобы сделать художественное произведение, нужно поинтересоваться жизнью Франко, углубиться в тему, а это предполагает и вхождения глубже в детали биографии, и перечитывание произведений. Это вам не прозябании за партой на уроках украинской литературы. Это знакомство через практику, а, следовательно, правдивое и серьезное, настоящее. «Я имею большой интерес к современному искусству и в частности к тому искусству, которое работает с историческим прошлым, – рассказывает директор Дома Франко Богдан Тихолоз. – У нас привыкли относиться к историческому прошлому как к чему-то вроде консервов – взяли, закатали в банку и оно там должно храниться в первозданном виде. Срок хранения выходит, консервы портятся… Я себе всегда говорю, что история – это прошлое, которое не проходит, прошлое, которое может быть основой для будущего, для современных экспериментов. Для меня фигура Франко интересна тем, что она открыта для таких экспериментов. Франко был человеком, которая резонировала к ветрам современности и к своему прошлому, и работала с ней активно. Он был не только ретранслятором культурного опыта, но и реінтерпретатором культурного опыта. Когда Василий Одрехивский со студентами искали пространство для воплощения своих экспериментов, мы совместно решили, что этим пространством может быть музей Франка.

Я мыслю музей, как пространство для творчества, а не только, как алтарь культа великого Каменяра. И я думаю, что самому Франко не очень бы понравилось, что его дом превращают только на место какого-то затхлого духа… Вечный революционер, дух, что тело рвет к бою… – то пусть рвет в таких новых формах.

Это была очень напряженная, интересная, интенсивная сотрудничество, где мне выпала миссия франкознавця, человека, который может предложить какие-то векторы, а студенты задавали очень неудобные вопросы. Большинство из них пришли к нам со скепсисом относительно фигуры Франко, – для них это хрестоматийный писатель родом из школьной хрестоматии, которого они знают все, но на самом деле не знает никто. Франко в их видении сводился к несколько типовых наборов стереотипов и клише. В процессе общения выяснилось, что он может быть для них интересен, и мы старались не столько ограничить студентов какими-то рамками, сколько предложить им пищу для вдохновения и размышлений».

 

Franko Laboratorium – это лучшая реклама самого музея и привлечения новых посетителей, прежде всего друзей и коллег художников. А это, как минимум, Академия искусств, а следовательно, весомая доля львовской студенческой элиты. Посетителей на открытии было очень много. Позже я случайно услышал телефонный разговор двух женщин, в которой говорилось примерно следующее: и она не думала, что столько людей придет… она аж испугалась за экспонаты… Такие комментарии – лучшая характеристика для события и самый отчетливый пример того, что в музее происходят положительные сдвиги. Franko Laboratorium – это осовременивание самой экспозиции, дополнения исторических экспонатов экспонатами эмоциональными, это возможность не только «узнать» о фактах из жизни Франка, но также «почувствовать» их, пережить на собственном опыте.

 

С уверенностью можем говорить, что Дом Франка – это попытка создания аналога тзр. нараційного музея.

 

«Тот же музей Варшавского Восстания в Варшаве – это проект, реализован на серьезную сумму и с государственной инициативы, – продолжает Богдан Тихолоз. – У нас это – низовая инициатива… Грубо говоря, Львов – это город творческих людей, которые нуждаются пространств для реализации собственных идей, и, без всякого сомнения, музеи должны быть такими площадками. Музеи должны думать, как реконтекстуалізувати те ценности и в новых контекстах отыскать новые смыслы. Мы большинство проектов сейчас в Доме Франка реализуем именно благодаря таким низовым инициативам. Мы открыты к такому сотрудничеству Понятно, что есть определенные свои замыслы и концепции и должны найти определенное понимание, но если есть интересные люди и интересная идея, мы эту идею связываем в тот или другой способ с жизнью или творчеством Франка, не обязательно делая ее, знаете, такой только франкознавчою… Франко интересовался не только Франком. Художественные проекты в музее должны быть, потому что музей – это дом муз, а музы – покровительницы искусств».

 

Относительно содержания и сути самой экспозиции я пообщался с куратором выставки Василием Одрехівським (к слову, это уже не первый его проект, связанный с Франком, думаю, все хорошо помнят разборную голову Франка перед Оперным. Сейчас скульптура находится в музее-усадьбе Франко в селе Нагуевичи). «Для студентов это очень важный опыт, поскольку для большинства из них – это вообще первая выставка. Им по 19-20 лет, а тут они от начала до конца могут наблюдать цикл организации проекта. От эскизов до идей, до воплощения, афиши, промо-ролика, дизайна выставки и развески экспозиции. Каждый писал своего сочинения концепцию. Могут сказать: «Вот работа, она сама за себя говорит» (смеется)… Очень важно оживлять музее, значения которых колоссальное, но экспозиция у них не меняется годами. Для нас этот проект был неким вызовом, потому что Франко довольно застереотипізований. Сочетание современного искусства и музея Франка в начале некоторых блокировало, но постепенно, каждый своим путем: исходя или от визуальной формы, или от концепции, – нашел решение. На контрасте современного и старинного можно лучше прочитать и одно, и другое. У нас были два пути, или сделать что-то на контраст, чтобы выделиться или слиться с тем пространством так, будто работа была здесь всегда. Конечно, что лучшим местом для такого искусства есть некая white cube galery, с белыми стенами, где забиваешь гвоздь в стену и уже готова работа, а попробуй сделай что-то в таком пространстве…».

 

О новой дисциплине «Основы пространственного современного искусства»

 

«На курс записалось 35 студентов – это очень много для Академии. Сначала есть теоретический материал – это история искусства от начала ХХ века до наших дней, мы прошлись по жанрам и по самих художниках – около 80-ти имен. Это не только лекционный процесс с моей стороны, но также студенты могли подготовить презентацию о художниках, которые их интересуют и рассказать о них. Это совсем другой эффект, когда друг у друга учится – взаимодействие, немножко другая, чем когда преподаватель рассказывает что-то. Позже каждый, на основе полученных знаний и исходя из собственных желаний, мог применить эти знания на практике. Стоит заметить, что это были первые попытки студентов оперировать неклассическими изобразительными способами. Для многих это было не просто. Здесь важно, чтобы это не был «красиво выполнен декоративный объект», а совместить смыслы, вызывать какое-то мнение у зрителя. Но все справились, все сделали проект, были трудности, но результат показывает заинтересованность в этом предмете.

Стоит добавить, что в следующем году в Академии открыта новая специальность и новая кафедра «Актуальных художественных практик». Это новое подразделение, на котором, несмотря на академическое образование, которая, конечно, важна, попробуем искать ответы на вопрос: какое соотношение должно быть между привычным академическим образованием и современными практиками?».

 

 

Из всех выставленных работ, попробую рассказать о тех, которые показались мне наиболее интересными. Достаточно красноречивым является работа Андрианы Бочилюк «Двойник», которая фрагментарно, с помощью технологии стерео-варио изобразила два портрета Франко. Проходя мимо изображения, мы видим, как постепенно портрет молодого Франко сливается с портретом Франко старшего, стоя перед работой, видим перемешанное изображение, на котором два портрета перекрещиваются вертикальными слоями. К слову, в нескольких работах, представленных на выставке, возникает тема психологических проблем, внутренней борьбы.

 

 

Однако перейдем от темы «раздвоение личности» к мультипликации имени – псевдонимов Франко. Интересный способ рассказать о многогранности личности Франка избрали Ирина Прокопчук и Анна Труш, они сделали фото различных табличек длинной улице Ивана Франко, подписав каждую табличку другим псевдонимом. Почему бы и нет, почему длиннющая улица Франко не может иметь несколько названий? «Часто художники, то ли по доброй воле, или по вынужденной необходимости прячут свое истинное лицо за различными масками. И одним из самых распространенных разновидностей таких масок является убрано имя, или псевднім. Собственно псевдоним не имеет целью отказ своего носителя от идентичности и поэтому во многих случаях вытесняет настоящее имя, становясь знаковым элементом истории культуры, Франко же, напротив, художник, который известен прежде всего под собственным именем, хотя и использовал множество литературных «масок», – говорится в пояснительной записке к сочинению.

 

Виртуализация Франко или его оцифровке… Наталья Віщик, Галина Чепурная и Оксана Вербельчук вселили дух Франко в оболочку чат-бота. С помощью сервиса Telegram, под адресом @Zhurba_bot, можно общаться с Франком, который отвечает отрывками из собственных произведений. Сами автора назувають эту работу «спірітичним сеансом». Что же, пожалуй, именно так мог бы выглядеть такой сеанс в ХХІ веке.

 

 

Безусловно интересной является работа Романа Кирпы «Обстоятельства. Действие. (Крашеный лис)», которую можно назвать визитной карточкой выставки, хотя бы потому, что ее не возможно было не заметить, а еще труднее было не споткнуться об нее ненароком – работа стояла прямо в проеме двери одной из комнат. Интересная визуальная интерпретация произведения – в сосуде на земле находится череп лисы, на который с завішаної под потолком сосуд медленно, по капле, капает черная краска, постепенно закрашивая и затапливая череп полностью.

 

Эту выставку можно назвать определенным образом международной, ведь в ней приняла участие студентка вроцлавской ASP Мириам Пєнек, которая сейчас находится во Львове по программе обмена Erasmus. Студентка представила две работы – одна довольно простая и могла бы даже остаться в музее, как своеобразная рекламная фишка. Это зеркало с наклеенными на него усами Франко, в котором можно сделать селфі и опубликовать его под хештегом #museumfrankalviv, все фото находятся на официальной странице Instagram «master.franko.lviv». Однако действительно метким в своей простоте является работа под названием «Вия И.Франко». В маленькую стеклянную колбочку автор положила ресницу. В пояснительной записке читаем: «Эта работа вдохновлена большой приверженностью к традициям в Украине и в Польше. Эти народы строят статуи своим героям. Они делают их собственной иконой. Поляки не могут найти другого героя, чем Иоанн Павел II, а в Украине улицы, музеи, школы и даже город носит имя Ивана Франко. Мы поклоняемся не только им, но и прославляем все, что связано с ними. Это очень важные фигуры в нашей истории, которые не можем забыть. Однако есть люди, которые прославляют их потому, что это символ страны, но не знают смысла этого символа. Мы всегда готовы превозносить весомых людей из истории, но мы всегда готовы прислушаться к их философско-интеллектуальных учений и идей и, таким образом, направить свою жизнь в духовное русло?».

 

PS. Так, под новым углом зрения, попытались посмотреть на фигуру Франко во Львове. Я уверен, что в этом году насыщенная культурная программа станет привычным явлением на Новом Львове, и район превратится в локальный эпицентр художественного и научного жизни, которой ему, кажется, суждено было быть.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика