Новостная лента

Нужны ли Украине супергерои?

28.02.2016

 

«– Несчастная страна, которая не имеет героев. – Нет! Несчастна страна, которая нуждается в героях!» – слова, которые Бертольд Брехт вложил в уста персонажам своей пьесы «Жизнь Галилея». Интересно, сказали бы они то же самое и про супергероев.

 

Вот у нас их не было. То есть, чисто наших, украинских супергероев. Были американские: цветные, сильные и остроумные бэтмены и супермены. Но наших родных не было.

 

Легендарные и эпические фигуры были. Был Котигорошко и Трехглавый змей. Но у них своя история. Не взялся бы богатырь за проблемы инфляции, олигархии или веяльному отключения света. С таким же успехом этого можно было бы ожидать от Одиссея или короля Артура.

 

Был у нас пророк – Тарас Шевченко. Но с него тоже супергерой не получится. Дискуссия о неоднозначные аспекты в его жизни уже вырвала землю из-под ног многим украинофилам, и те «наглецы, посмели запятнать светлую память Тараса Григорьевича», заслужили немало проклятий. Страшно представить, что станет с теми, кто осмелится нацепить на Кобзаря маску и погрузить в проблемы уголовного производства.

 

Были у нас и просто герои. Бандера, Хмельницкий, Владимир Великий и Ярослав Мудрый, Филипп Орлик, Иван Мазепа. Когда живых сегодня мифических их обливали грязью, называя предателями и маньяками, то отмывали до блеска, как кукол на продажу.

 

И стали они слишком противоречивыми, нам от них остались лишь интерпретации, а факты вытер время. Иногда сложно понять даже то, всех наших героев можно считать украинцами. Благородство их устремлений, устарелость их методов, сложность личности и, признаемся, недостаток наших знаний о них не дают возможность кому-то из тех героев усесться на супергероїчному пьедестале и засиять ориентиром, способным изменить мир. Менять они хотели, конечно, но терпели поражение, как положено всякому трагическому персонажу.

 

«Когда чего-то хочет герой, то в такой момент доминируют не привычки или традиции его предков или тогдашние общественные обычаи, а он сам. Стремление быть самим собой и является героизмом… жизнь – это непрерывное страдание, постоянное принесение в жертву той части себя, которая привыкла жить согласно обычаям, пленницы материального мира, – писал Хосе Ортега-и-Гассет. – Герой опережает свое время и он к нему обращается. Его стремления утопичны. Он не говорит, чтобы что-то было, а говорит о том, что ему хотелось, чтобы было. Так же женщина-феминистка стремится того дня, когда исчезнет потребность в женщинах-феміністках».

 

Их труд не всегда оценивают по достоинству, поэтому одинокие они, те герои. А за супергероями стоят толпы. Они однозначны и бескомпромиссны, ни за что не уступят злу. Если боятся, то только, чтобы стать сильнее, если умирают, то для того, чтобы ожить в следующей серии. Нет, с настоящими людьми так не получится.

 

История о человеке, не то со сверхъестественными силами, не то с невероятными умениями, что борется на стороне добра и своим примером вдохновляет других не сползти в дебри собственной сути – это хорошая история. Вот приходят бандиты, запугивают тебя, ты сидишь дома и не висовуєш носа, пока в небе не увидишь определенного знака, и уже знаешь: если повстанеш против беззакония, тебя поддержат. Этот знак будто напоминает: справедливость, право, достоинство – не необходимая реальность, это возможность, которой можно воспользоваться, приложив усилия, и которой можно пренебречь, поддавшись общей инерции.

 

Может, недаром у нас не было супергероев. Возможно, на это есть научное объяснение: они не прошли естественного отбора, вымерли в процессе эволюции, уступив другим вымышленным персонажам, выносливее к романтическому среды – своего рода отшельника.

 

Кто же мог выжить в коллективном воображении тех украинцев, которые росли в деревнях у бабушки, любовались видами, далекими от «русифицированных городов»? Тех, чьими первыми книгами были «Лоскотон» и «Чиполлино», где с первых строчек как следует разъясняют: «в тюрьме сидеть – это честь, здесь часто находятся порядочные люди»? Те, кто, составляя экзамен, должен был рассказывать о сотнях жертв советского режима, который уже отмер, борьбу диссидентов, которая наконец закончилась, бывших политзаключенных, на страже которых стояло только слово?

 

Революция и война родила новых героев. Киборги и военные стали воплощением мужества и несокрушимости. Небесная сотня – символом жертвенности и точкой невозврата в истории страны. Есть и герои-фикции, своеобразные антагонисты, как Савченко или другие «военные политиканы», но им никогда не стать главными персонажами.

 

Да и не героям войны бороться с проблемами мирного времени: коррупцией, нетерпимостью, преступностью. Сейчас заметными становятся попытки создать украинских супергероев – то в фильмах или в комиксах. Кажется, что в Украине наконец заинтересовались тем, кто бы преодолевал бытовые проблемы лучше, чем сами украинцы, тем, кто мог бы подняться над современными обстоятельствами и переходить из десятилетия в десятилетие символом повседневных преобразований, не оскорбляя ничьих национальных чувств и отбивая всякое желание нарушать закон.

 

А, может, это только так кажется. И за внутренней потребностью скрывается всего лишь массовая культура, которую массово презирают? Возможно, в Украине не хватает своих собственных историй о прекрасном, которые не нужно ни в коем случае менять на примитивно-меркантильные фантазии, которые вовсе и не проживуться? И, может, мы не ошибемся, если перекрутим слова знаменитого драматурга, и скажем, что только несчастная страна нуждается в тех супергероев?

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика