Новостная лента

О концепции «голой репрессии» в противодействии коррупции

29.02.2016

 

Автор — доктор юридических наук, профессор, заведующий отделом Института государства и права им. В.М.Корецкого НАН Украины

 

Нынешняя отечественная коррупция является особенной – это грозный симптом тяжелой болезни, поразившей украинское общество. Лишь правильно понимая особенность этого явления, можно ему эффективно противодействовать. Коррупция есть в любом государстве, но в украине она имеет особенность — это способность сводить на нет любые попытки освободиться от системного социального кризиса, который поразил наше общество…

 

Сегодня в Украине коррупция, – это не просто изолированное явление, а органический следствие (и симптом) фундаментальной социального кризиса в государстве. Именно так ее надо воспринимать. Это означает, что сегодняшняя украинская коррупция коррупцией кризисного типа — то есть она порождена социальным кризисом, который сама же и усугубляет.

 

Коррупции кризисного типа можно преодолеть только тогда, когда будет устранена и социальная причина, которая порождает саму социальную кризис, одним из проявлений которой и является этот тип коррупции. Что же это за причина?

 

Этой причиной является такое состояние общества, при котором жить и работать честно не выгодно. И наоборот, выгодно жить и работать нечестно. Как свидетельствует исторический опыт, при таких условиях даже смертная казнь не останавливает от совершения правонарушения.

 

Согласно мировоззрения социального натурализма, правило «жить честно!» является законом социальной природы — или, другими словами, социальной нормой.

Нечестный человек, в том числе преступник, — это лицо, которое живет противоестественно, то есть нарушая законы социальной природы, на которых должна основываться общественная жизнь людей. Социальный порядок, основанный на законах природы, — это общая основа для нормальной жизни индивидуумов. Итак, нечестные лица, в том числе преступники, сами же разрушают основу, которая нужна им же для нормальной жизни. Указанное свидетельствует о том, что они лишены здравого смысла: нечестность (преступность) несовместимые со здравым смыслом, который является отражением законов социальной природы.

 

«Честно» — означает: «в соответствии с законами социальной природы», и только это может быть выгодно в нормальном обществе, которое должно существовать в согласии с законами социальной природы. А состояние общества, при котором жить и работать честно не выгодно, является социальной аномалией. Именно этой социальной аномалией сегодня поражена Украина. Указанное отклонение порождает так называемые «уголовные аномалии» — другими словами, криминальные эксцессы, которые можно определить как «преступления, связанные с социальной аномалией». Среди них есть и коррупционные правонарушения.

 

Именно феномены таких «преступлений, вызванных социальной аномалией» сегодня имеют место в нашей стране — как, например, «янтарная уголовное аномалия» в местностях, где есть залежи янтаря, или «таможенная криминальная аномалия», что поражает жителей приграничных местностей Украины. Эти криминальные эксцессы являются реакцией на аномальное состояние общества, при котором жить и работать честно не выгодно.

 

Коррупционная преступность кризисного типа — также феномен «преступлений, вызванных социальной аномалией». Коррупция — это феномен реальный, но противоестественный, потому что является проявлением нарушения законов социальной природы, с которым должна сообразовываться общественная жизнь людей.

 

Противодействие «преступлениям, вызванным социальной аномалией», в том числе коррупционным, не может быть эффективной без реформ, в результате которых будут устранены собственно эту аномалию — то есть без изменений, в результате которых жить и работать честно станет выгодно.

 

Зато, как показывает анализ Закона Украины «Об основах государственной антикоррупционной политики в Украине (Антикоррупционная стратегия) на 2014-2017 годы» и Закона Украины «О предотвращении коррупции», в Украине реализуется «антикоррупционная» иллюзия, согласно которой якобы для ликвидации проблемы достаточно усовершенствовать административные инструменты — антикоррупционное законодательство и антикоррупционные органы, не искореняя самой социальной причины коррупции кризисного типа, то есть не устраняя того состояния общества, при котором жить и работать честно невыгодно. В этих документах даже не осуществлены попытки определить социальную причину отечественной коррупции! А концепцию «предотвращение коррупции» сведено к реагированию не на причину явления, а на условия, которые ему способствуют. Возникает впечатление, что авторы этих документов отождествляют понятия «причины коррупции» и «условия, способствующие коррупции». Но без различения этих вещей нечего надеяться на эффективное противодействие этому явлению.

 

Поверхностное представление о факторах, порождающих коррупцию (в частности путаница относительно причин и условий, которые ей способствуют) могут привести к драматическим ошибок в антикоррупционной политике. Результат — гипертрофия административных (репрессивных) инструментов, что является присущим «полицейском государстве».

 

Кстати, на созданное в Украине согласно Закону Украины «О предотвращении коррупции» Национальное агентство предотвращения коррупции возложена «превентивную» функцию, которая сводится к проверке деклараций всех государственных служащих и стиля их жизни, раскрытие любой информации относительно фактов коррупции или злоупотребления должностью. Зато совсем не говорится об устранении социального «корня» (собственно «социальной причины») явления, порожденного социальным кризисом в государстве.

 

Если рассмотреть антикоррупционную политику в Украине в свете современной науки криминологии, то можно прийти к выводу, что она основана на концепции так называемой «голой репрессии». Согласно ей, противодействие коррупционной преступности сводится лишь к применению репрессий в отношении коррупционных проявлений, без осуществления мероприятий, направленных на искоренение социальных причин, порождающих коррупцию.

 

Представляется, что в отличие от концепции «голой репрессии», которая положена в основу действующей антикоррупционной политики в Украине сегодня, эффективной является концепция «антикоррупционных тисков», в соответствии с которой должно быть сочетание (сдвоенность, как двух «губ» в тисках):

1) административные (репрессивных) средств;

2) реформ, направленных на создание в обществе такого состояния, при котором жить и работать честно будет выгодно.

Первое без второго (т. е. применение «голой репрессии» к коррупционерам) обречено на неэффективность, потому что известно, что даже применение смертной казни к коррупционерам не способно остановить коррупцию.

 

Концепция «антикоррупционных тисков» вполне согласуется с правилом, которое сформулировал известный криминолог Чезаре Беккариа: «преступления лучше предотвратить, чем потом наказывать за него».

 

Сегодня Украина стоит перед дилеммой: либо, пытаясь преодолеть кризисный тип коррупции, то есть так называемую «аномальную коррупцию», только «голой репрессией», превратиться в «полицейское государство» — или, устраняя ее социальную причину, преодолеть это явление средствами, присущими демократическому государству.

 

Итак, если в Украине будет реализоваться «антикоррупционная иллюзия», вроде коррупции кризисного типа можно преодолеть лишь «голыми» административными (репрессивными) средствами, без устранения социальной причины, то это непременно приведет к чрезмерному применение специфических («полицейских») полномочий.

 

Сегодня при формировании антикоррупционной политики в Украине не ставится вопрос о том, что для преодоления коррупции кризисного типа («аномальной коррупции») нужны такие социальные (в частности экономические, политические, правовые, моральные) реформы в обществе, в результате которых жить и работать честно станет выгодным. Только тогда административные инструменты (то есть антикоррупционное законодательство, антикоррупционные органы, его применяющие — которые, безусловно, являются необходимыми) могут быть эффективными, обходясь без «гипертрофии полицейских полномочий». Об этом, например, свидетельствует сингапурский опыт противодействия коррупции, что подтверждает концепцию «антикоррупционных тисков».

 

Из этой концепции вытекает следующее: если мы хотим, чтобы реагирования на коррупции кризисного типа («аномальную коррупцию») не привело к применению в Украине методов «полицейского государства», что является реализацией концепции «голой репрессии», то следует не ограничиваться совершенствованием антикоррупционного законодательства и антикоррупционных органов, а осуществлять политические, экономические, правовые и моральные реформы, которые обеспечат такое положение в обществе, за которого жить и работать честно будет выгодно. Образно говоря, в противодействии отечественной коррупции надо держаться правила: «Не карой единственной!..», то есть следует руководствоваться концепцией «антикоррупционных тисков».

 

Преодоление коррупции кризисного типа неразрывно связано с развитием новой Украины – страны без социальной аномалии, в основе которой будет такой социальный порядок, при котором нормой общественной жизни людей является честность. Без честности невозможен социальный (то есть политический, экономический, правовой, нравственный) прогресс в стране.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика